PREGNANCY AND ADAPTATION IN THE CONDITIONS OF THE SUBARCTIC REGION

Abstract


The aim of study: investigation of the physiological parameters of gestational adaptation depending on the region, residence duration and migration composition of the population. Methods. In the dynamics of gestation heart rate variability, neurovegetative, metabolic, morphological indices, types of adaptation reactions were studied in 280 young women of the Sic-Ural region and the subarctic region of the Middle Ob Area. Results. The conjugation of the processes of population and gestational adaptation is typical for the migrants of the subarctic region, in comparison with the residents of the Sic-Ural region: in the first trimester of pregnancy a significant increase in the heart rate is recorded at 7-12/min, p = 0.010-0.015; the systolic blood pressure value is 6-8 mm Hg, p = 0.010-0.015; alternation of regulatory mechanisms with increasing needs of resource provision and the prevalence of parasympathetic influences, an increase of pregnant women in the state of adaptation stress to 26-36 %, p = 0.035-0.040; formation of the "northern" type of metabolism (borderline hypoproteinemia in the third trimester of pregnancy: 61.0-64.0 g/l, p = 0.0001, shifted parameters of carbohydrate metabolism: glucose level 4.2-4.3 mmol/l; p = 0.2; difference in anthropometric indicators of newborns: body weight 3 450-3 555 g, p = 0.002, body length 52-53 cm, p = 0.0001). The alternation of urgent and long-term adaptation processes chronologically associated with the dominant states, the predominant sympathicotonic free reactivity were revealed in women, residents of the Sic-Ural region, during the physiological course of the process ("pregnancy norm "). These processes were accompanied by a balance of homeostasis and resource provision parameters. Conclusions. The parameters of gestational and population adaptation in the subarctic region are connected, reflect regional peculiarities of the range "norm of pregnancy" and determine the necessity for preconceptional preparation and rehabilitation activities.

Full Text

Изучение медико-биологических и социальных последствий экономического освоения северных регионов является одним из государственных приоритетов Российской Федерации. Сопряжение процессов адаптации и воспроизводства населения недостаточно исследовано, приобретает особую актуальность в отношении молодой популяции Ханты-Мансийского автономного округа - Югры (ХМАО - Югра), проживающей в субарктическом регионе и обладающей высоким репродуктивным потенциалом (средний возраст 34 года, в России - 41 год). При физиологическом течении беременности 46 Экология человека 2018.12 Медицинская экология формирование новой функциональной системы сопровождается чередованием процессов срочной и долговременной адаптации, хронологически связанных с доминантными состояниями (гестационная, родовая, лактационная), что определяет динамику и баланс показателей гомеостаза, ресурсного обеспечения («норма беременности») [1, 8]. Отклонения от диапазона нормы позволяет уже на доклинических этапах прогнозировать и влиять на риски осложнений [4, 6, 7, 9]. Целью исследования явилось определение параметров «нормы беременности» в зависимости от региона, длительности проживания и миграционного состава популяции путём динамического исследования состояния адаптационных механизмов и метаболических показателей у молодых женщин Среднего Предуралья (Пермский край, г. Пермь) и субарктического региона Среднего Приобья (ХМАО - Югра; г. Ханты-Мансийск). Регионы имеют различные климатогеографические и демографические характеристики, в частности долю некоренных жителей в структуре популяции при высокой степени урбанизации населения (76 и 92 % соответственно). ХМАО - Югра - территория Западной Сибири, приравненная к районам Крайнего Севера со среднегодовой температурой -0,8 °С. Пермский край расположен в Предуралье, характеризуется умеренно континентальным климатом и среднегодовой температурой +2,7 °С. Население Пермского края состоит в основном из оседлых жителей и характеризуется малой миграционной активностью, в то время как численность популяции ХМАО - Югры за 60 лет выросла в 11 раз, преимущественно за счёт приезжих работоспособного возраста, то есть на 80 % состоит из мигрантов 1-4-го поколения, которые, как правило, проживали ранее в центральных и южных регионах РФ, ближнем зарубежье. Методы На базах многопрофильных лечебно-профилактических учреждений городов Ханты-Мансийска и Перми выполнялось проспективное исследование с дальнейшим ретроспективным анализом данных. Объектом научного исследования явились 280 беременных и новорождённых при физиологическом течении процесса, отобранные методом сплошной выборки при помощи таблицы случайных чисел. Основная группа (210 человек) представлена жительницами субарктического региона, группа сравнения - исконными жительницами Среднего Предуралья (70 человек). Разделение на подгруппы произведено с учетом длительности нахождения в северных условиях: некоренное население Среднего Приобья (70 человек); мигранты, проживающие от 4,9 до 10 лет (70 человек); мигранты, проживающие от 11 до 16 лет (70 человек). Диапазон беременных соответствовал первому среднему возрасту и составил от 23 до 32 лет. Исследования проводились при соблюдении этических норм, изложенных в Хельсинкской декларации и Директивах Европейского сообщества (8/609ЕС). От всех обследуемых лиц было получено добровольное согласие на участие в комплексном исследовании. Критерии включения в исследование: возраст от 21 до 35 лет, принадлежность к переселенцам для жительниц Среднего Приобья и постоянство проживания для группы сравнения Среднего Предуралья. Критерии исключения: отказ от участия в исследовании; коренное население Среднего При-обья для основной группы; возраст младше 21 года и старше 35 лет; некомпенсированные гестационные осложнения и соматическая патология; длительность проживания в условиях Севера от 1 до 4,9 года; многоплодная беременность, в том числе с использованием вспомогательных репродуктивных технологий. Результаты показателей периферической крови, артериального давления, электрокардиографического исследования, антропометрических данных новорожденных получены путем ретроспективного анализа медицинских документов: индивидуальной карты беременной и родильницы (форма 111/у), истории родов (форма 096/у), истории развития новорождённого (форма n 097/у). Исследование антропометрических данных проводилось в соответствии с классификацией ВОЗ методом расчета индекса массы тела по формуле: масса тела / длина тела2 (кг/м2). Антропометрические измерения и вычисления осуществлялись в сроке 9-12, 20 и 34 - 36 недель беременности. Адаптационный потенциал рассчитывали по формуле Р. М. Баевского в баллах: АП = 0,011 х ЧП + 0,014 X САД + 0,008 X ДАД + 0,014 х В + 0,009 х МТ - 0,009 X Р - 0,27, где: АП - адаптационный потенциал; ЧП - частота пульса; САД - систолическое артериальное давление; ДАД - диастолическое артериальное давление; В - возраст; МТ - масса тела; Р - рост. Удовлетворительный уровень адаптации - до 2,59 балла; напряжение адаптационных механизмов - от 2,60 до 3,09 балла; неудовлетворительный уровень адаптации - от 3,10 до 3,49 балла; срыв адаптации - от 3,50 балла и выше [3]. Исследование вариабельности сердечного ритма осуществлялось в период с 37 по 41 неделю беременности по протоколу коротких записей (5 мин) в положении лежа на левом боку и сидя. Для работы использован аппаратно-программный комплекс «Полиспектр-8» (г. Иваново, ООО «Нейрософт»). Оценка нейровегетативного статуса беременных осуществлялась по запатентованной методике С. А. Клещеногова и А. Н. Флейшмана. Величина суммарного показателя вариабельности (СПВ) в пределах 2,40-2,70 усл. ед. характеризует оптимальный энергетический тип вариабельности ритма сердца (ВРС). Спектры ВРС с уровнями СПВ более 2,70 и менее 2,40 усл. ед. относятся соответственно к высокоэнергетическим либо низкоэнергетическим (депрессивным). На сбалансированный вариант ВРС указывает значение вагосимпатического индекса (ВСИ) в оптимальных пределах 0,35-0,70 усл. ед. Отклонение значений ВСИ от оптимальных указывает на 47 Медицинская экология Экология человека 2018.12 несбалансированный вариант ВРС с преобладанием колебаний различной частоты. Вегетативный баланс оценивали при помощи индекса вагосимпатического взаимодействия (LF/HF). Величина показателя менее 0,7 усл. ед. указывает на преобладание парасимпатического тонуса. Значение от 0,7 до 1,1 усл. ед. соответствует нормотонии. На преобладание тонуса симпатической регуляции указывает значение более 1,1 усл. ед. Оценка вегетативной реактивности проводилась по соотношению индекса напряжения (ИН) после ортопробы к ИН в покое. При исходной ваго-тонии реактивность расценивалась как нормальная при увеличении ИН2 по сравнению с ИН1 в один - три раза, при исходной симпатикотонии - от 0,7 до 1,5. Оценка вегетативной реактивности при исходной нормотонии осуществлялась в зависимости от исходных показателей ИН1. При ИН1 от 30 до 60 усл. ед. показатели вегетативной реактивности приближаются к таковым, которые характерны для ваготонии, при ИН1 от 60 до 90 усл. ед. - для симпатикотонии. При значении отношения ИН2 / ИН1 выше указанных нормативов реактивность определялась как гиперсимпатикотоническая, ниже - асимпатикотоническая [3]. Гематологические и биохимические исследования проводились стандартными методиками в регламентированные сроки гестации. Тип адаптивных реакций определяли по методике Л. Х. Гаркави и соавт. в зависимости от уровня лимфоцитов: значения лимфоцитов от 20 до 27 % отражают состояние тренировки, от 28 до 33 % - стадию спокойной активации, от 34 до 40 % - повышенной активации, менее 20 % - реакцию стресса. Отклонения от референтных значений клеточного состава (эозинофилы, «незрелые» нейтрофилы, моноциты, базофилы) оценивали как сниженный уровень реактивности [2]. Статистическая обработка полученных данных проводилась с использованием пакета программ MICROSOFT EXSEL и Statistica 10. Тип распределения для выборок определяли с помощью критерия Шапиро - Уилка. Распределение выборки было отличным от нормального. Результаты описательной статистики представлены в виде медианы (Ме) и меж-квартильного размаха (Q1-Q3). Значимость различий при изучении количественных данных проверялась в несвязанных выборках критерием Манна - Уитни, в связанных - парным критерием Вилкоксона. Гипотеза об отсутствии отличий отвергалась при уровне значимости p < 0,05. Для трех и более несвязанных групп использован критерий Краскела - Уоллиса, гипотеза об отсутствии отличий отвергалась при уровне значимости p < 0,001 при сравнении в четырех группах. При изучении взаимосвязей между количественными переменными использовали корреляцию Спирмена (rs), за критический уровень значимости принимали p < 0,05. Для оценки номинальных данных в двух несвязанных выборках использовали критерий хи-квадрат Пирсона. Для сравнения частот в трех и более связанных группах использовали Q-критерий Кокрена. При выявлении статистически значимых различий проводили попарные сравнения при помощи критерия Мак-Нимара. Гипотеза об отсутствии различий отвергалась при p < 0,05. Результаты Анализ параметров сердечно-сосудистой системы беременных, проживающих в условиях Среднего Приобья и Предуралья, выявил, что показатели САД, ДАД, частоты сердечных сокращений (ЧСС) в первом триместре у жительниц субарктического региона были значимо выше, чем у жительниц Предуралья (p = 0,0001). Динамика их изменений от первого ко второму триместру соответствовала физиологическому течению беременности во всех группах (рис. 1). К третьему триместру выявлено повышение САД в группе жительниц Предуралья на 5 мм рт. ст. (p = 0,035) и в группе некоренного населения Среднего Приобья на 4 мм рт. ст. (p = 0,0001), что соответствует физиологическому диапазону для данного срока беременности и определяется сменой доминантных состояний (гестационная-родовая), тогда как в группе Рис. 1. Изменения систолического артериального давления у беременных сравниваемых групп Примечание для рис. 1 - 5. * - различия статистически значимы при p < 0,05. 48 Экология человека 2018.12 Медицинская экология Рис. 2. Математические показатели вариабельности ритма сердца у женщин сравниваемых групп в состоянии покоя мигрантов, проживающих в условиях Севера от 4,9 до 10 лет, и мигрантов, проживающих в условиях Севера от 11 до 16 лет, статистически значимых изменений САД от второго к третьему триместру выявлено не было (p = 0,062). Анализ показателей вариабельности сердечного ритма в третьем триместре беременности (37-41 неделя) позволил выявить ряд особенностей. В группе жительниц Среднего Приобья SDNN в 1,7 раза, RMSSD в 4 раза выше, чем в группе жительниц Предуралья (p = 0,01). В группе некоренного населения Среднего Приобья значения SDNN и RMSSD были ниже, чем в группах мигрантов, проживающих в условиях Севера от 4,9 до 10 и от 11 до 16 лет (p = 0,032). Математические показатели ВРС представлены на рис. 2. Амплитуда моды (АМо), отражающая активность механизмов симпатической регуляции ВНС, у жительниц Предуралья накануне родов был в три раза выше, чем у жительниц Среднего Приобья (p = 0,014). Статистически значимых отличий АМо в группах жительниц Среднего Приобья выявлено не было (p = 0,059). В группах жительниц Среднего Приобья в сравнении с жительницами Предуралья значения показателя вариационного размаха (ВР) оказалось выше в 4,5 раза, что указывает на преобладание модулирующих парасимпатических влияний в основной группе (p = 0,011). При сравнении значений ВР в группе жительниц Среднего Приобья не выявлено отличий (p = 0,058). Аналогичная закономерность выявлена при исследовании показателя индекса вегетативного равновесия (ИВР) и вегетативного показателя ритма (ВПР). Анализ спектральных показателей ВРС после ортостатической пробы представлен на рис. 3 и 4. Выявлено уменьшение изначально сниженного значения суммарного показателя вариабельности (СПВ) в сравнении с фоновой записью в группах мигрантов, проживающих в условиях Севера от 4,9 до 10 и от 11 до 16 лет (p = 0,0001). В группе некоренного населения Среднего Приобья снижение СПВ было незначимым (p = 0,090). В группе жительниц Пред-уралья изначально высокое значение СПВ после ортостатической пробы снизилось, что указывает на сбалансированный уровень реактивности ВНС (p = 0,0001) и определяет физиологический характер асим-патического типа реагирования на этапе сохранения беременности (гестационная доминанта). При этом величина СПВ у жительниц Предуралья была выше, чем у жительниц Среднего Приобья (p = 0,032). Сниженное значение СПВ у жительниц Сред- 20 15 ю 11 IUI Î L IL .....J* х Г11|1Ь г S т * і * в т -г 111 Житель -Нреяур шцы Некоренно азая-наееяе-шге L X ± J. е Мигранты Мигранты -4,9-10 лет-11-16 лет- Среднего Приобья «СПВ. усл.ед.. фон scm. усл.ед., ортопроба ІПВСИ. усл.ед.. фон яВСИ, усл.ед.. ортопроба Рис. 3. Динамика спектральных показателей после ортостатической пробы у женщин сравниваемых групп 49 Медицинская экология Экология человека 2018.12 Рис. 4. Динамика спектральных показателей вариабельности ритма сердца после ортостатической пробы у женщин сравниваемых групп него Приобья характеризует низкоэнергетический тип ВРС. Значение повышенного ВСИ при фоновом режиме записи в группе жительниц Среднего Приобья несколько снижается после проведения ортостатической пробы, однако не достигает сбалансированных значений (p = 0,0001). Высокое значение ВСИ указывает на преобладание высокочастотных колебаний спектра в общей спектральной мощности. В группе мигрантов, проживающих в условиях Севера от 4,9 до 10 лет, по сравнению с группой некоренного населения Среднего Приобья показатель ВСИ был выше на 8 усл. ед. (p = 0,025). Сравнительный анализ ВСИ между группами мигрантов, проживающих в условиях Севера от 11 до 16 лет, мигрантами, проживающими в условиях Севера от 4,9 до 10 лет, и некоренным населением Среднего Приобья не выявил значимых отличий (p = 0,15). В группе жительниц Предуралья после проведения ортостатической пробы выявлено снижение оптимальной величины ВСИ на 0,17 усл. ед. (p = 0,0001). После ортостатической пробы в группе жительниц Среднего Приобья значимых изменений LgLF в сравнении с жительницами Предуралья выявлено не было (p = 0,11). Обнаружено снижение LgHF после ортостатической пробы у женщин всех сравниваемых групп (p = 0,0010). Соотношение LF/HF изменилось только в группе жительниц Предуралья и некоренного населения Среднего Приобья (p = 0,034), тогда как в группе мигрантов со стажем жизни в условиях Севера от 4,9 до 10 и от 11 до 16 лет значимых изменений выявлено не было (p = 0,13). Полученная динамика спектральных показателей ортостатической пробы указывает на низкую амплитуду их колебаний или отсутствие динамики их отклонений в сравнении с фоновой записью, что характерно для измененной реактивности спектра. При этом у жительниц Среднего Приобья сохраняется преобладание парасимпатических влияний на сердечный ритм, наиболее выраженное у мигрантов со стажем жизни в условиях Севера от 4,9 до 10 и от 11 до 16 лет. Медианные значения адаптационного потенциала во всех сравниваемых группах на всем протяжении беременности соответствовали удовлетворительному уровню адаптации и значимо не отличались (p > 0,05). Анализ распределения адаптационного потенциала, выявил ряд отличий (рис. 5). В группе жительниц Среднего Приобья доля женщин с оценкой потенциала, соответствующей напряжению адаптации, была выше, чем среди жительниц Предуралья (p = 0,001) на всем протяжении беременности. Во втором триместре среди некоренного населения Среднего Приобья доля женщин с характеристикой «напряжение адаптации» было на 23-24 % выше, чем среди мигрантов, проживающих в условиях Севера от 4,9 до 10 и от 11 до 16 лет (p = 0,01). Анализ неспецифических адаптивных реакций посредством изучения морфологического состава крови у беременных сравниваемых групп (табл. 1) определил физиологическое течение беременности у всех Рис. 5. Распределение адаптационного потенциала, соответствующего напряжению адаптации в сравниваемых группах 50 Экология человека 2018.12 Медицинская экология Доля лимфоцитов периферической крови у беременных сравниваемых групп, Ме (Q1-Q3) Таблица 1 Группа сравнения Основная группа (жительницы Среднего Приобья) Показатель Жительницы Предуралья n=70 (1) Некоренное население n=70 (2) Мигранты 4,9-10 лет n=70 (3) Мигранты 11-16 лет n=70 (4) Критерий K-W (р) 9-12 недель (1 триместр) Лимфоциты, % 23 (15-27) 22 (19,8-28,7) 25,8 (21,5-30,0) 24 (19,1-29,6) (4,26; p=0,068) p 1 - 2.3.4 >0,05 p 2-3,4>0,05 p3-4>0,05 - 20 недель (2 триместр) Лимфоциты, % 20 (17-23) 21 (17-25) 20 (17,0-25,5) 19 (17-23) (4,01; p = 0,070) p 1 - 2,3,4 >0,05 p 2-3,4>0,05 p3-4>0,05 - 34-36 недель (3 триместр) Лимфоциты, % 20 (16-23) 21,5 (17-26) 23 (19-25) 21,5 (18,6-25,0) (7,38; p=0,061) p 1 - 2,3,4 >0,05 p 2-3,4>0,05 p3-4>0,05 - Биохимические показатели крови у женщин сравниваемых групп, Ме (Q1-Q3) Таблица 2 Группа сравнения Основная группа (жительницы Среднего Приобья) Критерий K-W (р) Показатель Жительницы Пред-уралья n=70 (1) Некоренное население n=70 (2) Мигранты 4,9- 10 лет n=70 (3) Мигранты 11 - 16 лет n=70 (4) 9- 12 неделя (1 триместр) Общий белок, г/л 73 (71-76) 68 (65-71) 70 (67-73) 67 (64-69) (14,9; p 1 -2,3,4<0,05* p2-34>0,05 p3-4 <0,05* p = 0,001)* Альбумины, г/л 41 (40-43) 40 (37-44) 42 (37-45) 40 (37-43) (3,4; p=0,3) p 1-2,3,4 >0,05 p2-34>0,05 p3-4>0,05 - Глюкоза, ммоль/л 4,2 (3,5-4,4) 4,5 (4,2-4,8) 4,5 (4,0-4,9) 4,6 (4,2-5) (7,96; p=0,04) p 1 -2,3,4<0,05* p2-3,4>0,05 p3-4 >0,05 - 20 недель (2 триместр) Общий белок, г/л 71 (65-76) 63 (61-66) 64 (61-66) 63 (60-65) (26,6; p1-2A4<0,0001** p2-34>0,05 p3-4 >0,05 p=0,0001)** Критерий W: общий белок, г/л, 1-2 триместр p>0,05 p<0,0001** p<0,0001** p<0,0001** Альбумины, г/л 35 (34-38) 34 (31-37) 35 (30-36) 35 (33-37) p 1-2,3,4 >0,05 p2-34>0,05 p3-4 >0,05 - (4,42; p = 0,2) Критерий W: альбумины, г/л, 1-2 триместр p>0,05 p<0,0001** p<0,0001** p<0,001** Глюкоза, ммоль/л 4,0 (3,9-4,9) 4,3 (3,9-4,5) 4,5 (4,1 -4,8) 4,3 (3,9-4,7) p 1-2,3,4 >0,05 p2-34>0,05 p3-4 >0,05 - (4,28; p = 0,2) Критерий W: глюкоза, моль/л, 1-2 триместр p>0,05 p<0,01* p>0,05 p<0,01* 34- 36 недель (3 триместр) 68 (64-73) 61 (59-64) 64 (60-67) 61 (58-64) Общий белок, г/л p,-2 3 4<0,001** p2-3<0,0l* p3-4 <0,01 - (51; 0,0001)** p2-4>0,05 - - Критерий W: общий белок, г/л 2-3 триместр p>0,05 p<0,01* p>0,05 p<0,01* 37 (34-40) 34 (31-37) 35 (30-37) 35 (33-37) Альбумины, г/л p 1-2,3<0,05* p2-34>0,05 p3-4 >0,05 - (7,34; p=0,06) p1-4>0,05 - - - Критерий W: альбумины, г/л, 2-3 триместр p>0,05 p>0,05 p>0,05 p>0,05 Глюкоза, ммоль/л 4,0 (3,6-4,5) 4,3 (3,9-4,8) 4,2 (3,9-4,5) 4,2 (3,9-4,5) (4,18; p 1-2,3,4>0,05 p2-34>0,05 p3-4 >0,05 p=0,2) Критерий W: глюкоза, ммоль/л, 2-3 триместр p>0,05 p>0,05 5 ,0 0, II p p>0,05 Примечание. Различия статистически значимы: * - при p < 0,05; ** - при p < 0,001. 51 Медицинская экология Экология человека 2018.12 женщин. Медианные значения лимфоцитов на всем протяжении беременности не отличались у женщин сравниваемых групп (p > 0,05) и соответствовали реакции «тренировки». В процессе беременности зарегистрированы динамические изменения содержания общего белка и глюкозы в периферической крови преимущественно в физиологическом диапазоне (табл. 2). Однако уже в первом триместре уровень общего белка у жительниц Среднего Приобья был на 3 - 6 г/л ниже, чем у жительниц Предуралья (p = 0,032). В основной группе наименьший уровень общего белка был в группе мигрантов, проживающих в условиях Севера от 11 до 16 лет в сравнении с мигрантами, проживающими в условиях Севера от 4,9 до 10 лет (p = 0,030). Уровень альбуминов в первом триместре не отличался у женщин сравниваемых групп (p > 0,05), тогда как уровень глюкозы крови был выше у жительниц Среднего Приобья в сравнении с жительницами Предуралья (p = 0,0020). К середине второго триместра у жительниц Среднего Приобья произошло снижение уровня общего белка на 4-6 г/л (p = 0,0001), альбуминов на 5-7 г/л (p = 0,0001), тогда как в группе жительниц Предуралья изменений не выявлено (p = 0,15). Обнаружено снижение уровня глюкозы в группе мигрантов, проживающих в условиях Севера от 11 до 16 лет, а также у некоренного населения Среднего Приобья (p = 0,010). В группе мигрантов, проживающих в условиях Севера от 4,9 до 10 лет, и группе жительниц Пред-уралья изменений показателя сравнительно с первым триместром не наблюдалось (p = 0,12). К третьему триместру выявлено снижение уровня общего белка до нижней границы физиологической нормы в группе некоренного населения Среднего Приобья и мигрантов со стажем жизни в условиях Севера от 11 до 16 лет (p = 0,012). В группе мигрантов со стажем жизни в условиях Севера от 4,9 до 10 лет изменений в сравнении со вторым триместром не было выявлено, однако значение общего белка было ниже, чем в группе жительниц Предуралья (p = 0,001). У жительниц Среднего Приобья в третьем триместре уровень общего белка и альбуминов был ниже, чем в группе жительниц Предуралья (p > 0,05). Сравнительный анализ медианных значений индекса массы тела (ИМТ) не показал значимых отличий во всех сравниваемых группах и составил 22-23 кг/ м2 (p > 0,05). Оценка распределения ИМТ выявила отличия у жительниц Среднего Приобья и Предура-лья. Во всех группах жительниц Среднего Приобья выявлены отклонения массы тела в виде ожирения 1-й степени и дефицита массы тела. Доля женщин с ожирением 1-й степени в группе жительниц Среднего Приобья была выше, чем в группе жительниц Предуралья (p = 0,041). Более значительный диапазон отклонений ИМТ у жительниц субарктического региона является универсальным результатом популяционной адаптации в неблагоприятных природно-климатических условиях Севера [5]. Исследование антропометрических параметров новорождённых во всех исследуемых группах определило их физиологический характер для срока доношенной беременности (табл. 3), однако в группе жительниц Среднего Приобья масса и длина тела новорождённых были на 205-305 г и 2-3 см выше, чем у новорождённых из группы жительниц Предуралья (p = 0,030 для обоих исследований). Показатели массы и длины тела новорожденных сравниваемых групп, Ме (Q1-Q3) Таблица 3 Группа сравнения Основная группа (жительницы Среднего Приобья) Показатель Жительницы Предуралья n=70 (1) Некоренное население n=70 (2) Мигранты 4,9-10 лет n=70 (3) Мигранты 11-16 лет n=70 (4) Критерий K-W (р) Масса тела, кг 3250 (3000-3590) 3455 (3240-3780) 3555 (3270-3720) 3465 (3280-3730) (15; p=0,002)* p 1-2,3,4<0,01* p2-34>0,05 p3-4 >0,05 - Длина тела, см 50 (50-51) 52 (51-54) 53 (51-54) 53 (52-54) (58; p=0,0001)* p1-2,3,4<0,001* p2-3,4>0,°5 p3-4 >0,05 - Примечание. * - различия статистически значимы при p < 0,05. Таблица 4 Корреляционные взаимодействия параметров массы и длины тела женщин сравниваемых групп и их новорождённых Корреляция Группа сравнения Основная группа (жительницы Среднего Приобья) Жительницы Предуралья n=70 Некоренное население n=70 Мигранты 4,9-10 лет n=70 Мигранты 11-16 лет n=70 ИМТ женщины - масса тела r =0,15 r=0,25 r=0,25 r=0,21 новорождённого 8 ,0 0, = ' p = 0,01* p=0,01* p=0,15 ИМТ женщины - длина тела r =0,06 r=0,25 r=0,26 r=0,20 новорождённого 7 ,0 0, = ' p=0,02* p=0,01* p=0,15 Масса тела - длина тела новоr = 0,25 r=0,73 r=0,62 r=0,77 рождённого * 2 ,0 0, = p = 0,01* p=0,01* p=0,01* Примечание. * - различия статистически значимы при p < 0,05. 52 Экология человека 2018.12 Медицинская экология Анализ антропометрических показателей пришлых жительниц Среднего Приобья и их новорожденных (табл. 4) выявил прямые связи слабой силы между ИМТ женщин и параметрами массы и длины тела новорождённых в группе некоренного населения Среднего Приобья и мигрантов, проживающих в условиях Севера от 4,9 до 10 лет (p < 0,05). Обсуждение результатов Состояние адаптационных механизмов и метаболические показатели у пришлых беременных субарктического региона отличаются от аналогичных параметров оседлых жительниц Среднего Предуралья. Более высокие показатели АД и ЧСС у жительниц Среднего Приобья уже в первом триместре беременности, вероятно, определяют более значимое исходное напряжение приспособительных механизмов при формировании гестационной доминанты. Параметры вегетативного тонуса, реактивности и обеспечения физической деятельности у беременных субарктического региона имеют значительное модулирующее парасимпатическое влияние и преобладание низкоэнергетического типа ВРС, особенно выражены у мигрантов с северным стажем 4,9-10 и 11 - 16 лет. Присутствие более чем в четверти случаев напряжения адаптации у жительниц Среднего Приобья определяет более значимое ресурсное обеспечение, необходимое для поддержания гомеостаза, в то время как только каждая десятая жительница Предуралья имела аналогичные параметры. Антропометрические и метаболические показатели в динамике беременности свидетельствуют о формировании «северного» типа обмена веществ: значительный диапазон отклонений ИМТ, пограничная гипопротеинемия в третьем триместре беременности: 61,0-64,0 г/л; р = 0,0001, смещённые параметры углеводного обмена: уровень глюкозы 4,2-4,3 ммоль/л; р = 0,2; отличие показателей новорождённых: масса тела 3 450-3 555 г, р = 0,002; длина тела 52-53 см, р = 0,0001, по сравнению с аналогичными параметрами матерей и детей Предуралья. Таким образом, комплексная оценка физиологических показателей групп мигрантов субарктического региона свидетельствует о том, что физиологическая беременность протекает на фоне длительного напряжения механизмов адаптации и возрастающих потребностей ресурсного обеспечения, энергодефицитного состояния, преимущественно однотипных «северных» метаболических реакций. Указанные процессы сопряжены и отражают также региональные особенности параметров «нормы беременности», определяют необходимость комплексных программ преконцепционной подготовки и реабилитации. Благодарность Авторы признательны доценту Галине Сергеевне Леут-киной за искреннее участие и помощь при планировании этой работы. Авторство Черная Е. Е. внесла основной вклад в дизайн исследования, получение, анализ и интерпретацию данных, подготовила первый вариант статьи и редактировала окончательный вариант; Попов А. Д. внёс определяющий вклад в концепцию, получение и интерпретацию данных, подготовил разделы первого варианта статьи, редактировал окончательный вариант; Каспарова А. Э. внесла существенный вклад в концепцию, интерпретацию данных, редактировала окончательный вариант; Юрина М. А. внесла важный вклад в концепцию, анализ и интерпретацию данных, редактировала окончательный вариант; Шумилов С. П. внес важный вклад в концепцию, анализ и интерпретацию данных, редактировал окончательный вариант. Чёрная Екатерина Евгеньевна - ORCID 0000-00029899-3279 Попов Александр Дмитриевич - ORCID 0000-0002-50645961; SPIN 6077-4375 Каспарова Анжелика Эдуардовна - ORCID 0000-0001 -7665-2249; SPIN 7139-3486 Юрина Марина Анатольевна- ORCID 0000-0001-51922900; SPIN 5010-3921 Шумилов Сергей Петрович- ORCID 0000-0002-2627-4320

About the authors

E E Ttyornaya

Khanty-Mansiysk State Medical Academy

Khanty-Mansiysk

A D Popov

Surgut State University

Email: alexandrdpdm@gmail.ru
Surgut, Russia

A E Kasparova

Surgut State University

Surgut, Russia

M A Yurina

Surgut State University

Surgut, Russia

S P Shumilov

Surgut State University

Surgut, Russia

References

  1. Анохин П. К. Очерки по физиологии функциональных систем. М.: Наука, 1972. 372 с.
  2. Гаркави Л. Х. Дктивационная терапия. Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского университета, 2006. 256 с.
  3. Михайлов В. М. Вариабельность ритма сердца (новый взгляд на старую парадигму). Иваново: ООО «Нейрософт», 2017. 516 с.
  4. Палиева Н. В. Стереофункциональные и хронофизиологические механизмы регуляции метаболического гомеостаза в системе «мать - плацента - плод» при физиологической и осложнённой беременности: дис.. д-ра мед. наук. Ростов-на-Дону, 2016. 396 с.
  5. Хаснулин В. И., Хаснулин П. В. Современные представления о механизмах формирования северного стресса у человека в высоких широтах // Экология человека. 2012. № 1. С. 3-11.
  6. Braeaken M. A., Jones A., Otte R. A. Potential benefits of mindfulness during pregnancy on maternal autonomic system function and infant development // Psychophysiology. 2017. Vol. 54, N 2. P. 279-288.
  7. Haugen M., Brantsaeter A. L., Winkvist A. et al. Associations of pre-pregnancy body mass index gestational weight gain with pregnancy outcome and postpartum weight retention: a prospective observational cohort study // BMC Pregnancy Childbirth. 2014. Vol. 14. P. 201-205.
  8. Hodson K., Dalla Man C., Smith F. Mechanism of Insulin Resistance in Normal Pregnancy // Hormone аnd Metabolic Research. 2013. Vol. 45. P. 567-571.
  9. Koos J. B., Hobel C. J. Maternal physiologic end immunological adaptation to pregnancy // Hacker and Moore's Essentials of Obstetrics and Gynecology. 2016. N 6. P. 61-75.
  10. Meo S. A., Hassain A. Metabolic physiology in pregnancy // J. Pak. Med. Assoc. 2016. Vol. 66, N 9. P. 8-10.

Statistics

Views

Abstract - 89

PDF (Russian) - 44

Cited-By


PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Human Ecology

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies