INCIDENCE OF CONGENITAL MALFORMATIONS AMONG NEWBORNS IN ECOLOGICALLY UNFAVORABLE TERRITORIES OF THE BRYANSK REGION (2000-2017)

Abstract


The aim of the study was to assess the incidence congenital malformation of congenital malformations in newborns in territories of the Bryansk region with different levels of radioactive, chemical and combined environmental pollution using official statistics for the period 2000-2017. Methods: Shapiro-Wilk test, White test, Wilcoxon T-test, Spearman rank correlation test and regression models were used to study associations between radioactive, chemical and combined pollution and the incidence of congenital malformations in the region and prognosis using the inverse relationship. Results. The incidence of polydactyly, multiple congenital malformations and the amount of de novo birth defects in newborns is significantly lower in the most ecologically favorable districts than in areas with radiation, chemical and combined pollution. For polydactyly - at the level of significance (p), 0.003-0.023 (decrease by 4.7-7.4 times), for the amount of multiple congenital malformations - 0.001-0.054 (2.5-6.8 times) and for amount of de novo birth defects - 0.0010.007 (3.5-4.6 times). Statistically significant differences were found in the incidence of multiple congenital malformations in the conditions of combined pollution in comparison with similar indicators in the territories of radioactive (2.2 times, p = 0.034) and chemical (1.9 times, p = 0.008) pollution (values 1.48; 0.67 and 0.78). A decrease in the long-term trend of frequency of multiple congenital malformations in the period 2000-2017 was revealed on the territories of combined pollution, and increase - on territories of radioactive and chemical pollution. Nevertheless, the predicted values of the frequency of multiple congenital malformations on the territories of combined pollution by 2018-2023 will significantly (p = 0.027) exceed the indicators of the territories of radioactive and chemical pollution by 39.6 and 45.7 % (values 1.18; 0.845; 0.81). Conclusions. Our results suggest synergistic effect of radiation and chemical pollution on the incidence of multiple congenital malformations.

Full Text

Дополнительное воздействие ионизирующего облучения может нарушать нормальное эмбриональное развитие и приводить как к гибели плода, так и к возникновению врожденных пороков развития (ВПР) - физическим аномалиям, нарушениям метаболизма, а также к генетическим дефектам. Формирование этих патологий зависит от уровня облучения и стадии эмбрионального развития, на которую оно пришлось. Ионизирующая радиация вызывает мутации в половых клетках родителей и является фактором, нарушающим процессы внутриутробного развития на его ранних стадиях. Инкорпорированные в материнском организме радионуклиды могут вызывать эмбриональную дисплазию, структурные и функциональные изменения в развивающихся органах и тканях эмбриона и плода, что может привести как к мертворождению плода (в случае более высокого уровня облучения), так и к возникновению ВПР [29, 35]. Спустя 32 года после Чернобыльской катастрофы на радиационно-загрязненных территориях Украины, Беларуси и России радиоактивность, определяемая в основном долгоживущими цезием-137 и стронцием-90, радиологически значима и будет оставаться таковой еще несколько десятилетий [12, 20 - 22, 25, 28, 30]. В настоящее время в Брянской области на радиоактивно-загрязненных территориях проживает 316 тыс. человек в 749 населенных пунктах [23]. Мониторинг радиационной обстановки в течение 30 лет после катастрофы показывает, что процессы самоочищения почв от долгоживущих радионуклидов идут медленно. Местами плотность загрязнения почв цезием-137 и стронцием-90 на юго-западных территориях (ЮЗТ) в 2015 г. превышает установленные пределы в десятки раз (до 2 116 кБк/м2 по цезию-137 и до 60 кБк/м2 по стронцию-90) [9]. Средние накопленные эффективные дозы (СНЭД) облучения жителей радиационно-загрязненных территорий Брянской области (1986-2016) варьируют в диапазоне от единиц до сотен мЗв, максимальное расчетное значение - 299 мЗв - отмечено у жителей поселка Заборье Красногорского района [3]. Хотя ряд авторов считает, что нет убедительных популяционно-эпидемиологических данных о влиянии радиационного загрязнения в малых дозах на частоту ВПР [4, 10, 32, 33], популяционно-экологические данные показывают, что частота ВПР строгого учета увеличилась в Геспублике Беларусь за 15 лет после катастрофы в 1,7 раза [20, 28], а в Украине - в 5,7 раза [21, 28]. Особенно значимо было увеличение ВПР на территориях с уровнем загрязнения цезием-137 более 555 кБк/м2 в Гомельской и Могилевской областях при максимальной встречаемости ВПР в Гомельской области в 1994 г., в 6 раз превышающей уровень 1986 г. [18]. На радиационно-загрязненных территориях Украины статистически значимо увеличена частота встречаемости множественных ВПР (МВПР) и прежде редких ВПР (в т. ч. полидактилия, деформированные вну тренние органы, редукционные пороки конечностей, остановка роста) по сравнению с контролем [21, 28]. По данным Российского государственного медикодозиметрического регистра, включающего данные более 30 тыс. детей, 46,7 % детей ликвидаторов имеют ВПР и генетические болезни (с преобладанием патологии костно-мышечной системы), а распространенность ВПР строгого учета среди детей ликвидаторов в 3,6 раза выше общероссийских показателей [13, 28]. Встречаемость ВПР строгого учета на радиационно-загрязненных ЮЗТ Брянской области через 10 лет после Чернобыльской катастрофы в полтора раза превышала показатели в целом по области, а в структуре причин младенческой смертности удельный вес ВПР почти в пять раз превысил среднее значение этого показателя по России [11, 28]. Установлено статистически значимое превышение общей и первичной заболеваемости общей частоты всех ВПР у детей ЮЗТ по сравнению с аналогичными показателями экологически благополучных территорий Брянской области за 1990-2009 гг. [14]. Кроме того, в пределах ЮЗТ наибольшая частота встречаемости полидактилии, редукционных пороков конечностей (РПК) и МВПР в 1999-2014 гг. была выявлена в районах с более высоким уровнем радиоактивного загрязнения (более 370 кБк/м2) [15]. Некоторые из ВПР являются выражением мутаций, каждый раз заново возникающих в популяции - мутации de novo. Мутации de novo не наследуются, возникают при зачатии и определяют появление таких ВПР, как полидактилия, РПК и МВПР [17, 28, 34]. Именно эти ВПР более часто встречаются на территориях с плотностью загрязнения цезием-137 более 555 кБк/м2 [17, 28]. Химическое загрязнение окружающей среды, как и радиоактивное, может нарушать эмбриональное развитие и приводить к формированию ВПР [1, 2]. В результате анализа данных экологического мониторинга по загрязнению атмосферного воздуха и почвы различными поллютантами установлено их негативное влияние на частоту формирования ВПР [1, 5, 6, 26]. В результате анализа связи между показателями частоты новорожденных с ВПР и среднегодовыми концентрациями поллютантов в атмосферном воздухе г. Омска установлены значимые корреляции частоты МВПР с оксидом углерода, фенола, неорганической пыли и диоксида серы (r = 0,6-0,9), а также с долей проб с превышением ПДК (r = 0,71) [1]. В условиях повышенного и высокого загрязнения атмосферы г. Белгорода (4-10 ПДК) авторами установлено негативное влияние 56 атмосферных загрязнителей на распространенность ВПР среди новорожденных детей [5]. Также установлены значимые показатели относительного экологического риска для заболеваемости новорожденных ВПР костно-мышечной и мочеполовой системы, МВПР Белгородской области в условиях повышенной нагрузки на пашню минеральных 36 Экология человека 2019.11 Медицинская экология удобрений [6] и значимые связи общей частоты ВПР и выбросов химических веществ в атмосферный воздух Владимирской области [26]. В Брянской области, помимо территорий с интенсивным радиационным загрязнением после Чернобыльской катастрофы [9], сформировались территории сочетанного радиационно-химического загрязнения окружающей среды [7, 16]. Следует отметить, что в 2016 г. в Брянской области общий объем выбросов газообразных химических веществ в атмосферу составил 199,9 тыс. т, в водоемы сброшено 57,6 млн м3 неочищенных сточных вод, количество образовавшихся отходов производства и потребления превысило 1,3 млн т, объем применения гербицидов увеличился по сравнению с 2015 г. на 23 %, а минеральных удобрений - на 30 % [8]. Кроме того, по официальным данным, Брянская область входит в число субъектов Российской Федерации с наибольшей гибелью лесных насаждений (1,0 тыс. га в 2015 г. и 0,7 тыс. га в 2016 г.) [8] и согласно рейтингу экологического развития городов России в 2017 г. [24] отнесена к группе отстающих регионов по таким показателям, как качество воздушной среды, водопотребление и качество воды, обращение с отходами, использование территории, транспорт, энергопотребление и управление охраной окружающей среды. Вместе с тем, несмотря на известную географию распределения радиационных загрязнений Брянской области, исследование последствий Чернобыльской катастрофы по-прежнему рассматривается без учета химического загрязнения и соответственно без учета возможных аддитивных и синергетических эффектов при сочетанном воздействии физических и химических факторов окружающей среды [7, 16]. Изучение частоты ВПР у новорожденных в таких условиях представляется крайне важным не только для оценки низкоуровневого Чернобыльского радиоактивного загрязнения, но и для оценки эффективности вклада сопутствующего химического загрязнения среды на частоту формирования ВПР на радиоактивно-загрязненных территориях, пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы. Частота ВПР de novo (полидактилия, РПК и МВПР) у новорожденных при такой многофакторной загрязненности среды не исследована и является основным вопросом настоящей статьи. Методы Статистические данные за период 2000-2017 гг. по частотам полидактилии (Q69), РПК (Q71-Q73) и МВПР (Q87, Q89.7, Q91.0, Q91.4) у новорожденных на территориях экологического неблагополучия с различным уровнем радиоактивного, химического и сочетанного загрязнения окружающей среды сравнивались с данными по экологически благополучным (контрольным) районам - Клетнянскому и Мглинскому. Статистические данные по встречаемости ВПР получены из официальных материалов рас пространенности ВПР у населения Брянской области (отраслевая статистическая отчетность форма № 60, форма № 025-11/у-98) на базе медико-генетической консультации Брянского клинико-диагностического центра. Последующий расчет абсолютных величин частоты ВПР de novo (полидактилии, РПК и МВПР) проводился согласно рекомендациям EUROCAT как отношение числа живорожденных и мертворожденных детей с пороками развития (в т. ч. индуцированных абортусов с весом не менее 500 г на сроке беременности 22 и более недель) к общему числу живорожденных и мертворожденных, умноженное на 1 000 [31]. Всего за период 2000-2017 гг. в Брянской области было зарегистрировано 476 случаев ВПР de novo, из них 187 случаев полидактилии, 73 случая РПК и 216 случаев МВПР. Плотность радиоактивного загрязнения территорий цезием-137 и стронцием-90 вследствие Чернобыльской катастрофы оценивалась по данным [9], химического загрязнения - по данным отчетов выбросов в атмосферу химических веществ от стационарных источников, тонн в год (2ТП-воздух) [19]. Пересчет количества валовых выбросов химических веществ в атмосферу (тонн/год) на площадь района (км2) осуществлялся в (г/м2) по данным [19]. Статистический анализ полученных данных проводился с использованием средств пакета Stata 14 версии Stata/SE. В первую очередь для обоснованного выбора методов проверки статистических гипотез нами была проверена нормальность распределения частоты ВПР во всех группах районов. Поскольку объем выборки невелик (n = 18), мы применили широко применяющийся в таких ситуациях критерий Шапиро - Уилка. Он не подтвердил нормальности распределения (p > 0,20). Поэтому для проверки статистической значимости отклонений нами применялся непараметрический Т-критерий Вилкоксона для независимых выборок (Wilcoxon rank-sum test). В качестве среднего значения использовано выборочное среднее (M) и стандартная ошибка среднего (m). Нами проводился расчет линейной регрессии частоты ВПР de novo у новорожденных экологически различных территорий Брянской области в период 2000-2017 гг. Он показал, что линейная регрессия неудовлетворительно сглаживает имеющиеся данные: среднеквадратичное отклонение велико, и прогноз с помощью её не является надежным - в некоторых случаях получаются даже отрицательные прогнозные значения. Поэтому мы применили известную обратно пропорциональную регрессию, которая является более гибкой и гораздо лучше соответствует исходным данным. Также была проведена проверка временных рядов на гомоскедастичность с помощью теста Уайта. Обнаружено, что в большинстве случаев гомоскедастич-ность удовлетворительна и позволяет использовать стандартные методы статистики, применяемые в подобных ситуациях. Поскольку нормальность рас 37 Медицинская экология Экология человека 2019.11 пределения ВПР de novo отсутствует, мы приме -нили непараметрические критерии статистики: при проверке гипотезы о связи частоты полидактилии, РПК и МВПР с годом применялся тест ранговой корреляции Спирмена. Расчеты 95 % доверительных интервалов (95 % ДИ) проводились для коэффициента a, показывающего направление тренда, т. е. риска возникновения частоты ВПР с течением времени. На основании имеющихся статистических данных за 2000-2017 гг. нами был произведен расчет прогноза частоты полидактилии, РПК и МВПР на исследуемых территориях. Для этого мы нашли методом наименьших квадратов (с помощью приема линеаризации) обратно пропорциональную функцию y = ax + b, где x = 6/x (коэффициент 6 здесь очень важен, так как мы исследовали 6 трехлетий x = 1,2 ... 6 и без него интервал для x на оси абсцисс уменьшился бы в 6 раз, что привело бы к искусственному увеличению погрешностей и доверительных интервалов в 6 раз), наиболее точно аппроксимирующую имеющиеся статистические данные для каждой из указанных категорий. По этой функции рассчитан прогноз на два предстоящих трехлетия (2018-2020 и 2021-2023). Результаты Данные по плотности радиоактивного загрязнения цезием-137,стронцием-90 и уровню химического загрязнения основными газообразными поллютантами колеблются в широких пределах (табл. 1). По цезию-137 - от 5,5 до 470,5 кБк/м2, по стронцию-90 - от 0,5 до 16,7 кБк/м2 [9]. По валовым выбросам в атмосферный воздух газообразных поллютантов на площадь района (г/м2) - от 22,6 до 29 622,2, из них: по оксиду углерода - от 2,3 до 12 614,8, оксидам азота - от 0,5 до 10 717,8, диоксиду серы - от 0,0 до 2 665,2 и летучим органическим соединениям - от 0,7 до 3 624,3 [19]. Исходя из уровня радиационного и химического загрязнения окружающей среды на протяжении восемнадцатилетнего периода (2000-2017 гг.) мы провели ранжирование территорий Брянской области (см. табл. 1). Так, в группе экологически благополучных (контрольных) территорий плотность радиоактивного загрязнения цезием-137 и стронцием-90 в несколько раз меньше установленных нормативов (37 кБк/м2 для цезия-137 и 5,6 кБк/м2 для стронция-90), составляя 5,5-6,8 и 0,5-0,6 кБк/м2. Уровень химического загрязнения атмосферного воздуха газообразными поллютантами колеблется от 22,6 до 28,6 г/м2. Полученные результаты уровня радиационного и химического загрязнения позволяют отнести эти территории к экологически благополучным (контрольным). На территориях химического загрязнения валовые выбросы газообразных поллютантов на площадь района превышают аналогичные показатели контрольных территорий в сотни и тысячи раз, колеблясь в широких пределах - от 9 460,2 до 29 622,2, из них: по оксиду углерода - от 3 313,0 до 12 614,8, оксидам азота - от 3 792,6 до 10 717,8, диоксиду серы - от 2 000,7 до 2 665,2 и летучим органическим соединениям - от 3 46,7 до 3 624,3. При этом регистрируется плотность радиоактивного загрязнения 9,0 - 39,3 кБк/ м2 по цезию-137 и 1,1 -6,1 кБк/м2 по стронцию-90, что позволяет отнести данные территории к группе химически загрязненных. Таблица 1 Ранжирование некоторых территорий Брянской области по уровню радиационного и химического загрязнения окружающей среды (2000-2017) [по данным 9, 19] Основные газообразные загрязнители атмосферного воздуха Район Всего Из них: Брянской области ЛОС NO SO2 CO Валовые выбросы газообразных поллютантов на площадь района, г/м2 Плотн. радиоак. загрязн. 137Cs, 2 кБк/i м2 Плотн. радиоак. загрязн. 90Sr, 2 кБк/ м2 Экологически благополучные территории (контроль) Клетнянский 22,6 0,7 6,6 7,2 8,0 5,5 0,5 Мглинский 28,6 5,4 8,8 1,9 12,4 6,8 0,6 Территории химического загрязнения Дятьковский 9460,2 346,7 3792,6 2000,7 3313,0 39,3 1,1 г. Брянск 29622,2 3624,3 10717,8 2665,2 12614,8 9,0 6,1 Территории радиоактивного загрязнения Новозыбковский 9,0 5,0 0,5 0,0 2,3 470,5 8,6 Красногорский 18,0 0,7 7,5 0,7 9,1 309,9 9,5 Гордеевский 39,6 3,0 16,8 0,0 19,8 335,7 5,1 Злынковский 56,2 4,1 17,3 7,2 27,6 421,3 16,7 Климовский 66,1 1,1 10,6 20,5 33,9 142,6 6,5 Территории сочетанного радиационно-химического загрязнения г. Клинцы 8171,9 1334,4 3648,4 165,6 3023,4 199,9 3,0 г. Новозыбков 8222,2 1082,5 3184,1 771,4 3184,1 466,3 10,0 Примечание. ЛОС - летучие органические соединения. 38 Экология человека 2019.11 Медицинская экология Таблица 2 Динамика частоты врожденных пороков развития de novo у новорожденных экологически различных территорий Брянской области (на 1 000 родившихся) в период 2000-2017 гг. Полидактилия рпк Год Территория Территория ХЗ РЗ СЗ ЭБ ХЗ РЗ СЗ ЭБ 2000 0,17 1,09 0,88 0,00 1,42 1,09 0,00 0,00 2001 0,70 0,00 0,00 2,20 0,29 0,00 0,00 0,00 2002 1,05 2,91 0,00 0,00 0,75 1,50 0,00 0,00 2003 0,93 0,67 1,89 0,00 0,00 3,52 0,00 0,00 2004 1,23 0,00 0,00 0,00 0,24 0,00 2,00 0,00 2005 0,65 0,67 1,20 0,00 0,00 0,00 0,00 0,00 2006 0,93 0,00 1,22 0,00 0,24 0,78 0,00 1,50 2007 1,00 0,00 0,00 0,00 0,33 0,00 0,53 0,00 2008 1,03 1,32 1,76 0,00 1,40 0,00 0,00 0,00 2009 0,63 1,33 1,28 0,00 0,10 0,00 0,00 0,00 2010 1,21 1,52 1,05 0,00 0,33 0,00 1,80 0,00 2011 0,39 0,00 2,07 0,00 0,22 0,00 0,00 0,00 2012 0,91 3,45 0,00 0,00 0,57 0,00 0,00 0,00 2013 0,61 0,94 0,98 0,00 0,11 0,00 1,60 0,00 2014 1,67 0,00 0,00 0,00 0,11 0,00 0,00 0,00 2015 0,61 1,12 0,00 0,00 0,83 0,00 0,00 0,00 2016 0,87 3,17 0,00 0,00 0,11 0,00 1,30 0,00 2017 0,87 0,00 0,00 0,00 0,71 1,11 0,00 1,30 МВПР Сумма ВПР Территория Территория ХЗ РЗ СЗ ЭБ ХЗ РЗ СЗ ЭБ 2000 1,42 0,00 3,51 0,00 3,01 2,17 4,39 0,00 2001 0,43 0,00 1,90 0,00 1,42 0,00 1,90 2,20 2002 0,40 1,41 1,77 0,00 2,20 5,82 1,77 0,00 2003 0,73 0,00 0,00 0,00 1,66 4,19 1,89 0,00 2004 1,06 0,00 1,37 0,00 2,53 0,00 3,37 0,00 2005 0,24 0,00 0,00 0,00 0,89 0,67 1,20 0,00 2006 0,35 0,00 1,74 0,00 1,52 0,78 2,96 1,50 2007 0,78 1,44 1,67 0,00 2,11 1,44 2,20 0,00 2008 0,64 1,77 1,48 0,00 3,07 3,09 3,24 0,00 2009 0,61 0,00 1,14 0,00 1,34 1,33 2,42 0,00 2010 1,08 0,56 1,76 0,00 2,62 2,08 4,61 0,00 2011 0,44 1,30 3,42 1,75 1,06 1,30 5,49 1,75 2012 0,79 2,30 0,64 0,00 2,27 5,75 0,64 0,00 2013 3,16 0,94 3,99 1,60 3,89 1,88 6,57 1,60 2014 1,40 0,00 2,18 0,00 3,18 0,00 2,18 0,00 2015 0,00 1,25 0,00 0,00 1,44 2,37 0,00 0,00 2016 0,11 0,00 0,00 0,00 1,09 3,17 1,30 0,00 2017 0,34 1,12 0,00 0,00 1,92 2,23 0,00 1,30 Примечание. ХЗ - химическое загрязнение; РЗ - радиоактивное загрязнение; СЧ - сочетанное загрязнение; ЭБ - экологически благополучная. В группе территорий радиоактивного загрязнения плотность загрязнения цезием-137 и стронцием-90 превышает установленные нормативы в 3,9-12,7 раза для цезия-137 (до 470,5 кБк/м2) и в 1,2-3,0 раза для стронция-90 (до 16,7 кБк/м2). При этом уровень химического загрязнения атмосферного воздуха сопоставим с показателями контрольных территорий, колеблясь от 9,0 до 66,1 г/м2. Такие показатели позволяют отнести данную группу районов к территориям радиоактивного загрязнения. На территориях сочетанного радиационно-химического загрязнения плотность радиоактивного загрязнения, как и на радиационно-загрязненных территориях, превышает установленные нормативы в десятки раз - до 466,3 кБк/м2 для цезия-137 и немного меньше (до 10 кБк/м2) - для стронция-90. При этом помимо высокого уровня радиоактивного загрязнения уровень химического загрязнения газообразными поллютантами в сотни раз превышает величины радиационно-загрязненных районов, составляя 8 171,9-8 222,2 г/м2, что позволяет отнести их к разряду сочетанных (см. табл. 1). Динамика частоты ВПР de novo у новорожденных экологически различных территорий Брянской области в период 2000-2017 гг. показывает, что значения колеблются от 0 до 3,99, при этом отмечается скачкообразный по годам характер, особенно на территориях радиоактивного и сочетанного загрязнения - как по полидактилии, так и по РПК и МВПР (табл. 2). Средние показатели частоты ВПР de novo у новорожденных экологически различных территорий Брянской области в период 2000-2017 гг. представлены в табл. 3. Также в табл. 3 указаны средние объемы выборок по числу рожденных (n) за 2000-2017 гг. Таблица 3 Частота врожденных пороков развития de novo у новорожденных экологически различных территорий Брянской области (на 1 000 родившихся, M ± m) в период 2000-2017 гг. Территория Полидак тилия РПК МВПР* Сумма ВПР Химического за- 0,86±0,08 0,43±0,10 0,78±0,17 2,07±0,20 грязнения (n = 5115) р=0,003 р=0,016 р = 0,002 р = 0,001 Радиоактивного 1,01±0,27 0,44±0,22 0,67±0,18 2,13±0,41 загрязнения (n = 903) р=0,008 р=0,540 р = 0,054 р=0,007 Сочетанного за- 0,68±0,18 0,40±0,17 1,48±0,30 2,56±0,43 грязнения (n = 1147) р=0,023 р=0,231 р=0,001 р = 0,001 Экологически благополучная (контроль) (n = 369) 0,12±0,12 0,16±0,11 0,19±0,13 0,46±0,19 Примечание. * - различие частоты МВПР с территориями радиоактивного и сочетанного (р = 0,034), химического и сочетанного загрязнения (р = 0,008) по Т-критерию Вилкоксона. В остальных местах таблицы р означает различия с контролем. Данные табл. 3 свидетельствуют, что в контрольной группе частота полидактилии, МВПР и суммы ВПР de novo у новорожденных статистически значимо (р = 0,001-0,054) ниже, чем на территориях радиоактивного, химического и сочетанного загрязнения. По по 39 Медицинская экология Экология человека 2019.11 лидактилии - в 4,7-7,4 раза, по МВПР - в 2,5-6,8 раза, по сумме ВПР - в 3,5-4,6 раза. Количество РПК также ниже в контрольной группе по сравнению с экологически неблагополучными территориями (в 1,5-1,8 раза), но различия достигают статистически значимого уровня только с территориями химического загрязнения (p = 0,002). Не выявлено значимых различий частоты полидактилии, РПК и суммы ВПР у новорожденных между территориями радиационного, химического и сочетанного загрязнения окружающей среды. Однако установлены статистически значимые различия встречаемости МВПР в условиях сочетанного загрязнения (1,48 ± 0,30), превышающие показатели как территорий радиоактивного (в 2,2 раза, p = 0,034), так и химического (в 1,9 раза, p = 0,008) загрязнения (см. табл. 3). Отметим, что при воздействии различных факторов экологического неблагополучия нами установлены определенные закономерности. Так, частота встречаемости полидактилии, РПК и МВПР на экологически неблагополучных территориях колеблется в большей степени по МВПР (0,67-1,48) и полидактилии (0,68-1,01). Максимальная встречаемость МВПР выявляется в условиях сочетанного загрязнения (1,48 ± 0,30), полидактилии - в условиях радиоактивного загрязнения (1,01 ± 0,27). Частота РПК практически одинакова на территориях как радиоактивного, так химического и сочетанного загрязнения, составляя 0,40-0,44. Поскольку динамика частоты ВПР de novo у новорожденных экологически различных территорий Брянской области часто носит скачкообразный по годам характер (см. табл. 2), нами проведен расчет обратно пропорциональной регрессии по трехлетиям (2000-2002, 2003-2005, 2006-2008, 2009-2011, 2012-2014, 2015-2017) и дан прогноз на предстоящее шестилетие (2018-2020 и 2021-2023) - рис. 1-3. Как показывает рис. 1, выявлено повышение многолетнего тренда частоты полидактилии с течением времени за восемнадцатилетний период (2000-2017) на территориях химического (с 0,69 в 2000-2002 гг. до 0,93 в 2015-2017) и сочетанного (с 0,55 до 0,74) загрязнения, а на экологически благополучных территориях - снижение (с 0,64 до 0). Тем не менее как снижение, так и повышение трендов не является статистически значимым, достигая максимальных значений на экологически благополучных территориях (р = -0,65, p = 0,16). На радиоактивно-загрязненных территориях значения многолетнего тренда (в том числе и прогнозные) мало меняются с течением времени, составляя 1,0-1,01 (y = -0,01/x + 1,014). Прогнозируемые значения частоты полидактилии в 2018-2023 гг. (рис. 1) на территориях химического загрязнения превысят средние показатели 20002017 гг. (см. табл. 3) на 9,3 % (0,94 и 0,86), а на территориях сочетанного загрязнения на 9,6 % (0,745 и 0,68). Аналогичный прогноз на 2018-2023 гг. на экологически благополучных территориях составит 0,01 на 1 000 рождений при среднем показателе в 2000-2017 гг. на уровне 0,12. Результаты анализа частоты РПК у новорожденных экологически различных территорий Брянской области показывают, что зарегистрировано статистически не значимое повышение многолетнего тренда на территориях сочетанного загрязнения (с 0,09 в 2000-2002 гг. до 0,53 в 2015-2017), в меньшей степени в контроле (с 0 до 0,22) и снижение на территориях радиоактивного (с 1,05 до 0,19) и химического (с 0,70 до 0,33) загрязнения. Прогнозируемые значения в 2018-2023 гг. на территориях сочетанного загрязнения превысят показатели 2000-2017 гг. на 36,3 % (0,545 и 0,40), а на территориях радиоактивного и химического, наоборот, будут уменьшаться в 2,8 (0,16 и 0,44) и 1,4 раза (0,31 и 0,43) соответственно. Несмотря на минимальную прогнозируемую частоту РПК на контрольных территориях в сравнении с другими территориями к 2018-2023 гг. (0,235 на 1 000 рождений) она превысит средние значения 2000-2017 гг. (0,16) в 1,5 раза - рис. 2. Результаты анализа динамики МВПР у новорожденных экологически различных территорий Брянской области показывают, что, как по полидактилии и РПК, не выявлено статистически значимого снижения либо повышения многолетнего тренда частоты МВПР во всех районах, независимо от экологических условий проживания (рис. 3). На территориях радиоактивного загрязнения и в контроле регистрируется повышение многолетнего тренда с 0,29 до 0,83 и с 0 до 0,28, а в районах химического загрязнения - незначительное повышение (с 0,71 до 0,81). На территориях сочетанного загрязнения выявлено снижение многолетнего тренда в 1,73 раза (с 2,11 до 1,22). Тем не менее прогнозируемые значения частоты МВПР в 2018- 2023 гг. будут все еще статистически значимо (p = 0,027) превышать средние показатели территорий радиоактивного и химического загрязнения на 39,6 и 45,7 % соответственно (1,18 против 0,845 и 0,81 на 1 000 рождений соответственно). Прогнозируемые значения в 2018-2023 гг. в условиях сочетанного загрязнения будут меньше значений 2000-2017 гг. на 20,3 % (1,18 и 1,48), а радиоактивного и химического - больше на 26,1 и 3,8 % (0,845 и 0,67; 0,81 и 0,78). При этом характер данных повторяет анализ для РПК - частота МВПР к 2018-2023 гг. превысит средние значения 2000-2017 гг. в 1,6 раза (0,295 и 0,19) - см. рис. 3. Помимо анализа динамики частоты ВПР de novo с линиями многолетнего тренда по трехлетиям в период 2000-2017 гг. (см. рис. 1-3) нами проведен расчет связи между территориями в зависимости от экологических условий проживания, который выявил интересные закономерности. Так, установлена высокая и значимая прямая корреляционная зависимость частоты МВПР между территориями химического 40 Экология человека 2019.11 Медицинская экология и сочетанного загрязнения (р = 0,89, p = 0,019), но отсутствие зависимости между территориями радиоактивного и сочетанного (р = 0,09, p = 0,872). По РПК выявлена высокая и значимая обратная корреляционная зависимость также между территориями химического и сочетанного загрязнения (р = Территории 1,05 химического загрязнения Тренд у =-0,284/х + 0,978 0,95 0,9 / - ш - ^ - I-- --■-- - -■ Среднеквадратичное ’ S отклонение с! = 0,13 0,7 0,65 Коэффициент корреляции Спирмена р = 0,37, р = 0,47 Коэффициент детерминации R2 = 0,30 95 % ДИ (-0,15; 0,05) ш/ 2000 2002 2003 2005 2006 2008 2009 2011 2012 2014 2015 2017 Прогноз 2018 2020 Прогноз 2021 2023 Ср. знач. 0,64 0,94 0,99 0,75 1,07 0,78 Тренд 0,69 0,84 0,88 0,91 0,92 0,93 0,94 0,94 Территории радиоактивного загрязнения Тренд у =-0,010/х + 1,014 Среднеквадратичное отклонение d = 0,43 1,4 1,2 1 0,8 \\ Л \\ \\ Коэффициент корреляции Спирмена р = 0,54, р =0,27 Коэффициент детерминации R2 = 0,01 95 % ДИ (-0,35; 0,35) V- 2000 2002 2003 2005 2006 2008 2009 2011 2012 2014 2015 2017 Прогноз 2018 2020 Прогноз 2021 2023 Ср.знач 1,33 0,45 0,44 0,95 1,46 1,43 Тренд 1,00 1,01 1,01 1,01 1,01 1,01 1,01 1,01 Территории 1,4 сочетанного загрязнения 1 0,8 0,6 0,4 0,2 Тренд у =-0,220/х + 0,773 Среднеквадратичное отклонение d = 0,51 Коэффициент корреляции Спирмена р =-0,26, р = 0,62 Коэффициент детерминации R2 = 0,02 95 % ДИ (-0,45; 0,37) с - ш у 2000 2002 2003 2005 2006 2008 2009 2011 2012 2014 2015 2017 Прогноз 2018 2020 Прогноз 2021 2023 Ср. знач. 0,29 1,03 0,99 1,46 0,33 0 Тренд 0,55 0,66 0,70 0,72 0,73 0,74 0,74 0,75 Экологически 0,7 0,6 0,5 • благополучные территории Тренд у = 0,880/х- 0,238 Среднеквадратичное отклонение d = 0,10 Коэффициент корреляции Спирмена р = -0,65, р = 0,16 Коэффициент детерминации R2 = 0,86 95 % ДИ (0,06; 0,23) \\ \\ 0,3 0,2 N |Л V Ч " » - - Ш - --■ 2000 2002 2003 2005 2006 2008 2009 2011 2012 2014 2015 2017 Прогноз 2018 2020 Прогноз 2021 2023 Ср.знач. 0,73 0 0 0 0 0 Гренд 0,64 0,20 0,06 0,00 0,00 0,00 0,02 0,00 Рис. 1. Динамика частоты полидактилии у новорожденных экологически различных территорий Брянской области с линиями много летнего тренда по трехлетиям в период 2000-2017 гг. и прогноз на 2018-2023 гг. (на 1 000 родившихся) 41 Медицинская экология Экология человека 2019.11 - 1,0, p = 0,001), но отсутствие зависимости между территориями радиоактивного и сочетанного (р = - 0,07, p = 0,910). По полидактилии не выявлено значимых зависимостей между районами. Обсуждение результатов Оценивая приведенные выше данные, нужно прежде всего отметить, что тенденция роста заболеваемости ВПР прослеживается не только в Брянской Т ерритории химического 0,7 0,6 0,5 загрязнения Тренд у = 0,446/х + 0,251 Среднеквадратичное отклонение d = 0,23 Коэффициент корреляции Спирмена р = -0,20, р = 0,70 Коэффициент детерминации R2 = 0,24 95 % ДИ (-0,11; 0,26) N * 0,3 0,2 0,1 V » - - _н_ . - - - 2000 2002 2003 2005 2006 2008 2009 2011 2012 2014 2015 2017 Прогноз 2018 2020 Прогноз 2021 2023 Ср. знач. 0,82 0,08 0,66 0,22 0,27 0,55 Тренд 0,70 0,47 0,40 0,36 0,34 0,33 0,31 0,31 Т ерритории 1,1 0,9 0,7 радиоактивного Я. . Тренд у = 1,033 /х + 0,022 * S Ч \\ S ■ ^ Среднеквадратичное 0,3 0,1 Л отклонение d = 0,32 ~ - -- - * - ■ - - ■ Коэффициент корреляции Спирмена р = -0,58, р = 0,23 Коэффициент детерминации R2 = 0,46 95 % ДИ (-0,09; 0,43) 2000 2002 2003 2005 2006 2008 2009 2011 2012 2014 2015 2017 Прогноз 2018 2020 Прогноз 2021 2023 Ср. знач. 0,86 1,17 0,26 0 0 0,37 Тренд 1,05 0,54 0,37 0,28 0,23 0,19 0,17 0,15 Т ерритории 0,7 0,6 сочетанного загрязнения Тренд у =-0,532/х +0,619 Среднеквадратичное отклонение d = 0,18 Коэффициент корреляции Спирмена р = 0,20, р = 0,70 Коэффициент детерминации R2 = 0,41 95 % ДИ (-0,24; 0,06) - -■ 0,5 0,4 - ^ - ■ - ! ш~ S 0,2 0,1 S 2000 2002 2003 2005 2006 2008 2009 2011 2012 2014 2015 2017 Прогноз 2018 2020 Прогноз 2021 2023 Ср. знач. 0 0,67 0,18 0,6 0,53 0,43 Тренд 0,09 0,35 0,44 0,49 0,51 0,53 0,54 0,55 Экологически благополучные территории Тренд V =-0,288/х + 0,273 0,5 0,4 0,3 0,2 0,1 0 / -■- у - Я- - --■ Среднеквадратичное ^ ■/ / отклонение d = 0,20 Коэффициент корреляции Спирмена р = 0,30, р = 0,56 Коэффициент детерминации R2 = 0,14 95 %Щ(-0,21; 0,12) * / / 2000 2002 2003 2005 2006 2008 2009 2011 2012 2014 2015 2017 Прогноз 2018 2020 Прогноз 2021 2023 Ср. знач. 0 0 0,5 0 0 0,43 Тренд 0,00 0,13 0,18 0,20 0,22 0,22 0,23 0,24 Рис. 2. Динамика частоты РПК у новорожденных экологически различных территорий Брянской области с линиями многолетнего тренда по трехлетиям в период 2000-2017 гг. и прогноз на 2018-2023 гг. (на 1 000 родившихся) 42 Экология человека 2019.11 Медицинская экология области, но и в целом по стране и может отражать какие-то общие тенденции аналогичные тем, которые вызывают глобальный рост онкологической заболеваемости (например [27], увеличение генетического груза в популяциях человека в связи с ростом химического и радиационного загрязнения биосферы «глобальными» и «вечными» поллютантами). Результаты исследования выявляют не только Территории 1/8 химического загрязнения Тренд у =-0,117 /х + 0,825 Среднеквадратичное отклонение d = 0,49 0,8 0,6 0,4 0,2 Коэффициент корреляции Спирмена р = -0,26, р = 0,62 Коэффициент детерминации R2 = 0,01 95 % ДИ (-0,42; 0,38) 2000 2002 2003 2005 2006 2008 2009 2011 2012 2014 2015 2017 Прогноз 2018 2020 Прогноз 2021 2023 Ср. знач. 0,75 0,68 0,59 0,71 1,78 0,15 Тренд 0,71 0,77 0,79 0,80 0,80 0,81 0,81 0,81 Территории загрязнения 0,8 0,6 --■-- Тренд у =-0,644/х + 0,935 Среднеквадратичное отклонение d = 0,32 \\ а у/т у j 0,2 Ш\\ Коэффициент корреляции Спирмена р = 0,66, р = 0,16 Коэффициент детерминации R2 = 0,24 95 % ДИ (-0,37; 0,15) 2000 2002 2003 2005 2006 2008 2009 2011 2012 2014 2015 2017 Прогноз 2018 2020 Прогноз 2021 2023 Ср. знач. 0,47 0 1,07 0,62 1,08 0,79 Тренд 0,29 0,61 0,72 0,77 0,81 0,83 0,84 0,85 Территории сочетанного загрязнения 2,5 Тренд у = 1,073 /х + 1,038 Среднеквадратичное отклонение d = 0,87 1/5 ч Ш - ~ У*- - - \\ - Я - « --- --■ Коэффициент корреляции Спирмена р = -0,43, р = 0,40 Коэффициент детерминации R2 = 0,11 95 % ДИ (-0,52; 0,88) 2000 2002 2003 2005 2006 2008 2009 2011 2012 2014 2015 2017 Прогноз 2018 2020 Прогноз 2021 2023 Ср. знач. 2,39 0,46 1,63 2,11 2,27 0 Тренд 2,11 1,58 1,40 1,31 1,25 1,22 1,19 1,17 Экологически благополучные территории Тренд у =-0,412 /х + 0,353 0,6 0,3 0,2 Среднеквадратичное ^ 1 С -*• - V"" отклонение d = 0,23 Коэффициент корреляции Спирмена р = 0,37, р = 0,47 Коэффициент детерминации R2 = 0,20 95 % ДИ (-0,26; 0,12) я S’ * 9 2000 2002 W 2003 2005 2006 2008 2009 2011 2012 2014 2015 2017 Прогноз 2018 2020 Прогноз 2021 2023 Ср. знач. 0 0 0 0,58 0,53 0 Тренд 0,00 0,15 0,22 0,25 0,27 0,28 0,29 0,30 Рис. 3. Динамика частоты МВПР у новорожденных экологически различных территорий Брянской области с линиями многолетнего тренда по трехлетиям в период 2000-2017 гг. и прогноз на 2018-2023 гг. (на 1 000 родившихся) 43 Медицинская экология Экология человека 2019.11 существенно меньшую встречаемость полидактилии и МВПР на контрольных территориях, но и статистически значимые различия частоты МВПР в условиях сочетанного загрязнения окружающей среды в сопоставлении с аналогичными показателями на территориях радиоактивного и химического загрязнения, что, возможно, указывает на синергетический характер действия радиационного и химического фактора. Кроме того, прогнозируемые значения частоты МВПР на территориях сочетанного загрязнения к 2018-2023 гг. все еще будут статистически значимо (р = 0,027) превышать показатели территорий радиоактивного и химического загрязнения на 39,6 и 45,7 % соответственно, что подтверждает продолжающийся синергетический характер действия радиационного и химического фактора. Изучение силы влияния загрязнителей на частоту ВПР de novo в динамике за 18 лет (2000-2017) позволило выявить, что вариабельность частоты полидактилии, РПК и МВПР определяется комбинированным влиянием оксидов азота, оксида углерода, диоксида серы и летучими органическими соединениями в комплексе с загрязнением территорий долгоживущими радионуклидами (цезий-137 и стронций-90) при их изолированном и сочетанном влиянии. Следует отметить, что среди обстоятельств риска возникновения ВПР выделяют множество как экзогенных, так и эндогенных факторов, учесть которые представляется практически невозможным. Среди основных факторов риска возникновения ВПР можно выделить социально-экономическое положение, условия труда и быта, состояние системы здравоохранения и эффективность ее функционирования (в т. ч. выявление ВПР на ранних стадиях), эндокринные и метаболические заболевания матери (наиболее часто ВПР наблюдаются при сахарном диабете, вирилизиру-ющих опухолях половых желёз и коры надпочечников, фенилкетонурии), аномалии половых клеток (результат нарушения сперматогенеза, овогенеза), возраст отца и матери (например, ВПР дыхательной системы чаще отмечается у юных матерей, а у матерей старше 35 лет увеличена частота рождения детей с геномными мутациями, в т. ч. синдромом Дауна), употребление некоторых лекарственных средств (транквилизаторы, антиконвульсанты), наркотиков и др. По нашему мнению, факторы, послужившие увеличению частоты ВПР de novo у новорожденных на экологически неблагополучных территориях, требуют дальнейшего детального изучения. Тем не менее проведенные исследования уже позволили определить дальнейшую стратегию неонатального скрининга. При будущих исследованиях представляется целесообразным: • рассмотреть более детально динамику разного типа ВПР (нервной системы, системы кровообращения, пищеварения, органов дыхания, мочеполовой, мелких и крупных ВПР) с целью выявления факторов риска и этиологии пороков развития; • проанализировать территориальную и временную вариабельность частоты ВПР как на территории Брянской области, так и в других регионах Российской Федерации и стран СНГ, в частности Украины и Республики Беларусь, пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы; • учитывать возможность эмбриотоксического влияния радиоактивного загрязнения ЮЗТ иными, дополнительными к цезию-137 и стронцию-90, трансурановыми радионуклидами; • проследить динамику абортов на экологически неблагополучных территориях Брянской области в связи с выявлением у родильниц крупных ВПР и необходимостью прерывать беременность по медицинским показаниям и её влияние на статистику ВПР. Выводы 1. В результате анализа динамики частоты ВПР de novo на протяжении восемнадцатилетнего периода (2000-2017) установлено, что на экологически благополучных территориях частота полидактилии, МВПР и суммы ВПР de novo у новорожденных статистически значимо ниже, чем на территориях радиационного, химического и сочетанного загрязнения. По полидактилии - в 4,7-7,4 раза (р = 0,003-0,023), по МВПР - в 2,5-6,8 раза (р = 0,001-0,054), по сумме ВПР - в 3,5-4,6 раза (р = 0,001-0,007). При этом частота встречаемости РПК также выше на экологически неблагополучных территориях по сравнению с контролем (в 1,5-1,8 раза), но различия достигают статистически значимого уровня только с территориями химического загрязнения (р = 0,002). 2. Не выявлено значимых различий частоты встречаемости полидактилии и РПК у новорожденных на территориях радиационного, химического и сочетанного загрязнения окружающей среды. 3. Установлены статистически значимые различия частоты встречаемости МВПР в условиях сочетанного загрязнения окружающей среды, превышающие показатели как территорий радиоактивного (в 2,2 раза, р = 0,034), так и химического (1,9 раза, р = 0,008) загрязнения. 4. Не выявлено значимого снижения либо повышения многолетнего тренда частоты ВПР de novo с течением времени во всех рассмотренных территориальных группах независимо от экологических условий проживания. 5. Прогнозируемые значения частоты ВПР de novo на территориях сочетанного загрязнения в 2018- 2023 гг. превысят средние значения 2000-2017 гг. на 9,6 % по полидактилии и на 36,3 % по РПК, а по МВПР будут меньше на 20,3 %. 6. Выявлено снижение многолетнего тренда частоты МВПР на территориях сочетанного загрязнения, а на территориях радиационного и химического загрязнения - повышение. Тем не менее прогнозируемые значения частоты МВПР на территориях сочетанного загрязнения к 2018-2023 гг. все еще будут статистически значимо (р = 0,027) превышать 44 Экология человека 2019.11 Медицинская экология показатели территорий радиоактивного и химического загрязнения на 39,6 и 45,7 % соответственно. 7. Полученные результаты указывают на синергетический характер действия радиационного и химического факторов окружающей среды на частоту формирования МВПР. Статья выполнена при финансовой поддержке гранта РФФИ 18-413-320002 р_а. Авторство Корсаков А. В. внес существенный вклад в концепцию и дизайн исследования, подготовил интерпретацию полученных результатов, окончательно утвердил присланную в редакцию рукопись; Гегерь Э. В. участвовала в сборе информации и ее подготовке для проведения статистической обработки и анализа; Лагерев Д. В. участвовал в анализе данных, в том числе с использованием современных программных средств; Пугач Л. И. участвовал в статистической обработке данных.

About the authors

A. V. Korsakov

Bryansk State Technical University


E. V. Geger

Bryansk State Technical University

Email: naser@bkdc.ru

D. G. Lagerev

Bryansk State Technical University


L. I. Pugach

Bryansk State Technical University


References

  1. Антонов О. В., Ширинский В. А., Антонова И. В. Гигиенические факторы риска формирования врожденных пороков развития // Гигиена и санитария. 2008. № 5. С. 20-22.
  2. Антонова И. В., Богачева Е. В., Китаева Ю. Ю. Роль экзогенных факторов в формировании врожденных пороков развития // Экология человека. 2010. № 6. С. 30-35.
  3. Брук Г. Я., Базюкин А. Б., Братилова А. А. и др. Средние накопленные за 1986-2016 годы эффективные дозы облучения жителей населенных пунктов Российской Федерации, отнесенных к зонам радиоактивного загрязнения по постановлению Правительства Российской Федерации от 08.10.2015 № 1074 «Об утверждении Перечня населенных пунктов, находящихся в границах зон радиоактивного загрязнения вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» // Радиационная гигиена. 2017. Т. 10, № 2. С. 57-105.
  4. Бочков Н. П. Современный взгляд на мутационный процесс у человека // Вестник Российской военно-медицинской академии. 2008. Т. 36, № 23. С. 6.
  5. Верзилина И. Н., Агарков Н. М., Чурносов М. И. Воздействие антропогенных атмосферных загрязнений на частоту врожденных аномалий развития // Гигиена и санитария. 2008. № 2. С. 17-20.
  6. Верзилина И. Н., Чурносов М. И., Евдокимов В. И. Изучение влияния минеральных удобрений на заболеваемость новорожденных // Гигиена и санитария. 2015. № 3. С. 70-73.
  7. Гегерь Э. В. Методическая основа для оценки интегральных показателей техногенной загрязненности районов Брянской области // Проблемы региональной экологии. 2012. № 1. С. 163-170.
  8. Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2016 году». М.: Минприроды России; НИА-Природа, 2017. 760 с.
  9. Данные по радиоактивному загрязнению территории населенных пунктов Российской Федерации цезием-137, стронцием-90 и плутонием-239+240 / под ред. С. М. Вакуловского. Обнинск, Федеральное государственное бюджетное учреждение научно-производственное объединение «Тайфун», 2015. 225 с.
  10. Демикова Н. С., Хандогина Е. К., Воробьева Л. М. и др. Сравнительный анализ врожденных пороков развития в регионах расположения предприятий ядерного топливного цикла // Экологическая генетика. 2010. № 2. С. 29-34.
  11. Жиленко М. И., Федорова М. В. Состояние здоровья беременных, родильниц и новорожденных в условиях воздействия малых доз радиации // Акушерство и гинекология. 1999. № 1. С. 20-22.
  12. Израэль Ю. А., Богдевич И. М. Атлас современных и прогнозных аспектов последствий аварии на Чернобыльской АЭС на пострадавших территориях России и Беларуси. Москва; Минск: Инфосфера, 2009. 140 с.
  13. Иванов В. К. Медицинские радиологические последствия Чернобыля для населения России: Оценка радиационных рисков. М.: Медицина, 2002. 392 с.
  14. Корсаков А. В., Яблоков А. В., Пугач Л. И. и др. Динамика частоты врожденных пороков развития у детского населения Брянской области, проживающего в условиях радиационного загрязнения (1991-2012) // Здравоохранение Российской Федерации. 2014. № 6. С. 49-53.
  15. Корсаков А. В., Яблоков А. В., Гегерь Э. В. и др. Динамика частоты полидактилии, редукционных пороков конечностей и множественных врожденных пороков развития у новорожденных радиоактивно загрязненных территорий Брянской области (1999-2014) // Радиационная биология. Радиоэкология. 2016. Т. 56, № 4. C. 397-404.
  16. Корсаков А. В., Михалев В. П. Комплексная эколого-гигиеническая оценка состояния окружающей среды как фактора риска для здоровья // Проблемы региональной экологии. 2010. № 2. С. 172-181.
  17. Лазюк Г. И., Николаев Д. Л., Хмель Р. Д. Облучение населения Беларуси вследствие аварии на Чернобыльской АЭС и динамика врожденных пороков развития // Международный журнал радиационной медицины. 1999. № 1. С. 63-70.
  18. Лазюк Г. И., Николаев Д. Л., Хмель Р. Д. Абсолютное число и частота врожденных пороков развития строгого учета в некоторых регионах Беларуси // Медико-биологические аспекты аварии на Чернобыльской АЭС. 1999. № 1. С. 15-17.
  19. Муратова Н. А. Города и районы Брянской области (статистический сборник). Брянск: управление Федеральной службы государственной статистики по Брянской области, 2018. 252 с.
  20. Национальный доклад Республики Беларусь. Тридцать лет Чернобыльской аварии: итоги и перспективы преодоления ее последствий. Минск: Министерство по чрезвычайным ситуациям Республики Беларусь, 2016. 116 с.
  21. Национальный доклад Украины. Двадцать пять лет Чернобыльской катастрофы. Безопасность будущего. Киев, 201 1. 368 с.
  22. Онищенко Г. Г. Радиационно-гигиенические последствия аварии на Чернобыльской АЭС и задачи по их минимизации // Радиационная гигиена. 2009. № 2. С. 5-13.
  23. Постановление Правительства Российской Федерации от 08.10.2015 № 1074. Перечень населенных пунктов, находящихся в границах зон радиоактивного загрязнения вследствие катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции [Resolution of the Government of the Russian Federation of 08.10.2015 № 1074. URL: http://legalacts. ru/doc/postanovlenie-pravitelstva-rf-ot-08102015-n-1074/ (дата обращения: 10.11.2018)
  24. Рейтинг экологического развития городов России в 2017 году (по данным Министерства природных ресурсов и экологии РФ). URL: https://nangs.org/analytics/minprirody-rossii-rejting-ekologicheskogo-razvitiya-rossijskikh-gorodov-v-2016-g-pdf (дата обращения: 10.11.2018)
  25. Российский национальный доклад. Тридцать лет Чернобыльской аварии. Итоги и перспективы преодоления ее последствий в России (1986-2016). М.: Министерство по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий РФ, 2016. 202 с.
  26. Трифонова Т. А., Марцев А. А. Оценка влияния загрязнения атмосферного воздуха на заболеваемость населения Владимирской области // Гигиена и санитария. 2015. № 4. С. 14-18.
  27. Яблоков А. В. О концепции популяционного груза (обзор) // Гигиена и санитария. 2015. № 6. С. 11-14.
  28. Яблоков А. В., Нестеренко В. Б. Нестеренко А. В. и др. Чернобыль: последствия Катастрофы для человека и природы (шестое издание, дополненное и переработанное). М., 2016. 826 с.
  29. BEIR VII Phase 2. 2006. Health Risks from Exposure to Low Levels of Ionizing Radiation: Committee to Assess Health Risks from Exposure to Low Levels of Ionizing Radiation, National Research Council. The National Academies Press, 423 p.
  30. Brechignac F., Oughton D., Mays C. et al. Addressing ecological effects of radiation on populations and ecosystems to improve protection of the environment against radiation: Agreed statements from a Consensus Symposium // Journal of Environmental Radioactivity. 2016, Vol. 158-159. Р 21-29.
  31. EUROCAT. Instructions for the Registration and Surveillance of Congenital Anomalies. 2005. URL: http://www. europeristat.com/images/doc/EPHR/european-perinatal-health-report.pdf (accessed: 10.11.2018)
  32. Dolk H., Nichols R. Evaluation of the impact of Chernobyl on the prevalence of congenital anomalies in 16 regions of Europe // Int. J. Epidemiol. 2000. N 3. P. 596-599.
  33. Dolk H. A review of environmental risk factors for congenital anomalies. EUROCAT special report. 2004/ P. 89-92.
  34. Holtgrewe M, Knaus A., Hildebrand G. et al. Multisite de novo mutations in human offspring after paternal exposure to ionizing radiation // Scientific Reports. 2018. N 8. P. 14611.
  35. ICRP. 2003. Dosimetric Significance of the ICRP’s Updated Guidance and Models (1989-2003) and Implications for U.S. Federal Guidance. Published by R. W. Leggett and K. F. Eckerman. Oak Ridge, Tennessee. 2003. 89 p.

Statistics

Views

Abstract - 31

PDF (Russian) - 2

Cited-By


PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Korsakov A.V., Geger E.V., Lagerev D.G., Pugach L.I.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies