SCYTHIAN GRAVES FROM THE BARROW 4 OF THE «GARDEN» GROUP ON THE LEFT BANK OF THE LOWER DNIESTER

  • Authors: Sinika V.S.1, Telnov N.P.2, Lysenko S.D.3
  • Affiliations:
    1. T.G. Shevcenko Pridnestrovian State University, Nizhnevartovsk State University
    2. Academy of Sciences of Moldova
    3. National Academy of Sciences of Ukraine
  • Issue: No 1 (2018)
  • Pages: 111-119
  • Section: Articles
  • URL: https://hum-ecol.ru/2311-1402/article/view/49594
  • Cite item

Abstract


The article deals with the materials from the Scythian burials investigated in 2015 during the excavation of the barrow 4 from the «Garden» group, located to the north of the village Glinoe, Slobodzeya district, on the left bank of the Lower Dniester. The mound was created in the Early Bronze Age by the affiliates of the Usatovo archaeological culture. Three Cimmerian burials were let in it in the first half of the 1st millennium BC and in the 4th century BC four more Scythian graves (4/3, 4/6, 4/11, 4/18) were let in. The cup and the tools which were found in the burial 4/6 and are related to spinning and sewing, as well as the knife with a horn handle from burial 4/18 and the knife with a wooden handle from burial 4/6, demonstrate the succession of the burial rite of the Late Scythian and Classical Scythian cultures. These Scythian graves, as well as the other Scythian burial complexes from the "Garden" group, do not only testify to the transformation of the classical Scythian culture into the late Scythian culture. Moreover, they indicate the continued presence of the Scythian population in the region in the 4th-2nd centuries BC. The same applies to the Scythian barrows and graves, studied in the neighboring barrow group «Sluiceway», totally dating by the second half of the 4th - the first third of the 3rd centuries BC, as well as the barrow of the 3rd-2nd centuries BC, located at the northern edge of the Glinoe village, Slobodzeya district, on the left bank of the Lower Dniester.

Full Text

Масштабные исследования скифских погребальных памятников на левобережье Нижнего Днестра в 1995-2017 гг. позволили значительно увеличить число археологических источников соответствующего периода истории Северо-Западного Причерноморья. Было изучено 183 скифских погребения на могильнике у с. Глиное Слободзейского района. Данный памятник свидетельствует о существовании скифской культуры в III-II вв. до н.э. в Северо-Западном Причерноморье (Тельнов и др. 2016; Синика, Тельнов 2018). Еще 55 скифских захоронений были выявлены в расположенных в непосредственной близости от могильника у с. Глиное курганных группах «Сад» и «Водовод». (Синика, Тельнов 2016a; Синика, Тельнов 2016b; Синика, Тельнов 2016c; Синика, Тельнов 2017a; Синика, Тельнов 2017b; Синика, Тельнов 2017c; Синика, Тельнов 2018; Разумов и др. 2016; Синика и др. 2017). На данный момент не все из них опубликованы. Однако, поскольку эти погребения были совершены во второй половине IV - первой трети III в. до н.э. и демонстрируют трансформацию классической скифской культуры в позднескифскую, введение их в научный оборот представляется актуальным. В настоящей работе публикуются и анализируются четыре скифских захоронения, выявленных при исследовании кургана 4 группы «Сад» в 2015 г. Ниже приводится описание этого кургана, исследованных в нем скифских погребений, а также сопровождающего инвентаря[19]. Курган 4 копался параллельными траншеями с использованием техники. Были разбиты три бровки по линии запад - восток, ширина всех бровок по 0,6 м, длина Центральной бровки 20 м, двух южных бровок - по 16 м, расстояние между Центральной и I Южной, между обеими Южными бровками по 4,5 м. Также был зачищен один профиль в 4,2 м к северу от Центральной бровки длиной 14 м (рис. 1). Как показали исследования, курган 4 был насыпан в один прием носителями усатовской культуры эпохи ранней бронзы. Максимальный диаметр кургана, определяемый внутренним краем кольцевого рва, составлял 15 м. Установить первоначальную высоту насыпи не представляется возможным, на момент исследования в результате длительной распашки ее максимальная высота составила 0,21 м. Кроме основного погребения (объект 15), с уровня древнего горизонта были впущены кольцевой ров с двумя перемычками и 11 ритуальных ям - объекты 1, 2, 4, 5, 7, 8, 9, 10, 12, 14, 19 (Разумов и др. 2016). Позже, в раннем железном веке, в центр кургана были впущены киммерийские погребения (объекты 13, 16, 17). Самыми поздними в кургане были четыре скифских захоронения, располагавшиеся по линии северо-восток - юго-запад: погребение 3 - на северо-востоке, захоронение 18 - между погребением 3 и центром кургана, захоронение 11 - в центре кургана, погребение 6 - на юго-западной оконечности условной оси (рис. 1). Публикации и интерпретации данных о погребальных комплексах и посвящена настоящая работа. Рис. 1. План кургана 4 группы «Сад» на левобережье Нижнего Днестра. Серой заливкой обозначены скифские погребения Погребение 3 находилось в 3 м к северу и в 4 м к востоку от R0. Яма прямоугольной формы шириной 0,35 м, ориентирована по линии запад-северо-запад - восток-юго-восток. Глубина ямы -0,72 м от R0. Восточная часть ямы уничтожена окопом времен Великой Отечественной войны (рис. 2: 1). В западной части ямы сохранился череп и отдельные кости ребенка в возрасте до 1 года (Łukasik 2016: 4). Очевидно, погребенный лежал в вытянутом положении на спине, головой на запад-северо-запад. Рис. 2. План погребения 3 (1); план (2) и разрез (3) погребения 6 и инвентарь из него (4-10) Погребение 6 обнаружено в юго-западном секторе кургана. Яма прямоугольной формы размерами 2,3 х 0,8 м и глубиной -1,3 м от R0 была ориентирована по линии северо-запад - юго-восток. Погребенная возрастом 35-50 лет (Łukasik 2016: 5) лежала в вытянутом положении на спине, головой на северо-запад. Правая рука вытянута вдоль тела, левая - согнута и кистью уложена на таз, ноги прямые. На дне ямы зафиксирован белый тлен от растительной подстилки (рис. 2: 2, 3). Состав и расположение инвентаря. На шее погребенной находилось ожерелье (1). У левого бедра обнаружены чашка (2), два пряслица (3, 4), нож (5) и шило (6). Описание находок. 1. Ожерелье состояло из семи стеклянных бусин и литика-скарабеоида: - четыре глазчатые бусины коричневого цвета, с тремя «глазками» жёлтого цвета на каждой. Высота бусин 4,5-5,7 мм, диаметр - 6,6-9,1 мм, диаметр отверстий 3-5 мм (рис. 2: 4в); - две ребристых бусины голубоватого цвета. Высота бусин 4,7 мм и 7 мм, диаметр - 6,5 мм и 9 мм, диаметр отверстий 3 мм и 4 мм (рис. 2: 4а); - одна уплощенная бусина голубоватого цвета с горизонтальной белой полоской. Высота бусины 6 мм, диаметр - 9 мм, диаметр отверстия 4,8 мм (рис. 2: 4б); - литик-скарабеоид из полупрозрачного светло-жёлтого стекла использовался в составе ожерелья как центральная бусина-амулет. Для этого было просверлено отверстие диаметром 1-3 мм. Изделие овальное в плане, приплюснуто-трапециевидное в разрезе, со слабовыпуклой большей поверхностью. Меньшая поверхность плоская, с оттиснутым изображением коленопреклоненного бородатого мужчины в хитоне (вид слева), стоящего на левом колене и держащего в руках разворачиваемый свиток. Размеры большей поверхности 29 х 25 мм, размеры меньшей - 26 х 21,5 мм. Высота фигуры ок. 20 мм, ширина - ок. 15 мм; глубина изображения до 1,5 мм (рис. 2: 5). Вес литика 10,88 г. 2. Сероглиняная лепная чашка с полусферическим туловом на кольцевом поддоне. Высота чашки 42-48 мм, диаметр венчика 75 мм, диаметр поддона 30-34 мм, высота поддона ок. 10 мм. Глубина чашки 30 мм, глубина поддона 7 мм (рис. 2: 7). 3. Сероглиняное лепное биконическое пряслице. Высота пряслица 23 мм; диаметр ребра 29 мм; диаметры оснований 20 мм и 18 мм; диаметр отверстия 5 мм (рис. 2: 10). 4. Сероглиняное лепное биконическое пряслице. Высота пряслица 27,5 мм; диаметр ребра 32,5 мм; диаметр оснований 17 мм; диаметр отверстия 4,8-5 мм (рис. 2: 9). 5. Железный нож со слабоизогнутой спинкой. Судя по тлену на черенке, изделие имело деревянную рукоять, которая крепилась к лезвию при помощи железной заклепки. Общая длина лезвия 108 мм, длина клинка 91 мм, длина черенка 17 мм, ширина клинка 20-22 мм. Диаметр заклепки ок. 2,5 мм, диаметр шляпки 6,7 мм (рис. 2: 8). 6. Железное шило с истлевшей деревянной рукоятью. Острие обломано в древности. Длина сохранившейся части шила 51 мм, длина сохранившейся рабочей части 41 мм, длина черенка 10 мм, размеры сечения 4 х 5 мм (рис. 2: 6). По всей видимости, рабочая часть имела прямоугольное сечение. Погребение 11 находилось в 3 м к югу и в 1 м к востоку от R0. Яма прямоугольной формы, размерами 2,25 х 0,95 м, ориентирована по линии запад - восток. Короткие стенки расширяются ко дну. Глубина ямы -1,4 м от R0 (рис. 3: 1, 2). Рис. 3. План (1) и разрез (2) погребения 11 и инвентарь из него (3-6); план (7) и разрез (8) погребения 18 и нож из него (9) Погребение ограблено. В придонном заполнении ямы обнаружены кости взрослого человека возрастом 50 лет или более (Łukasik 2016: 5): в северо-западном углу - черепная крышка, в юго-западном - нижняя челюсть. По всей видимости, погребенный лежал головой на запад. В заполнении ямы были обнаружены фрагменты лепного сосуда (1). Под западной стенкой найдены кости животного и бронзовый наконечник стрелы (2). В восточной части ямы обнаружены два железных втока (3, 4). Описание находок. 1. Фрагменты нижней части лепной чашки (?). Диаметр придонной части ок. 84 мм (низ), 98 мм (верх). Толщина стенок 9-10 мм (рис. 3: 3). Сохранилось четыре фрагмента размерами от 13 х 17 мм до 21 х 37 мм. Цвет поверхностей серый, черный. Поверхности шероховато-заглаженные. Тесто с примесью шамота. 2. Бронзовый трехлопастный наконечник стрелы с треугольной головкой и выделенной втулкой. Длина наконечника 34,4 мм; длина втулки до 15 мм, диаметр втулки 5 мм (рис. 3: 6). 3. Железный цилиндрический вток. Длина 52 мм, диаметры окончаний 20 мм и 22 мм, диаметр отверстия 9,5 мм (рис. 3: 5). 4. Железный цилиндрический вток. Длина 33 мм; диаметры окончаний 17 мм и 19 мм; диаметр отверстия ок. 8 мм (рис. 3: 4). Погребение 18 обнаружено в 1 м к югу и в 4 м к востоку от R0. Погребение совершено в катакомбе (рис. 3: 7, 8). Входная яма прямоугольной формы размерами 1 х 0,75 м и глубиной -1,2 м от R0 ориентирована по линии запад - восток. В северной и частично восточной стенках входной ямы была устроена погребальная камера длиной 1,3 м. Ширина камеры у северной стенки до 0,35 м, у восточной стенки - до 0,7 м (по линии север - юг). Дно погребальной камеры находилось на одном уровне с входной ямой. Костяк ребенка 4 лет (Łukasik 2016: 8) лежал в вытянутом положении на спине, головой на восток. Слева в изголовье, под восточной стенкой, на деревянном блюде (?) лежали кости мелкого рогатого скота и железный нож с роговой рукоятью (1). Описание находки. 1. Железный нож со слабоизогнутым лезвием и роговой рукоятью. С одной стороны сохранилась часть рукояти в виде прямоугольной пластины, соединенной с лезвием железной заклепкой. Длина сохранившейся части ножа 75 мм, ширина до 28 мм; длина фрагмента рукояти 34 мм. Ширина пластины около 18 мм, толщина 3,5 мм. Длина заклёпки 10 мм, диаметр - 4,5 мм. Толщина лезвия до 4,5 мм (рис. 3: 9). ***** Анализируя полученные материалы, необходимо констатировать, что скифские погребения, впущенные в курган 4 группы «Сад», принадлежали лицам с невысоким социальным статусом. На это указывают находки из сохранившихся непотревоженными захоронений 6 и 18. Ограбленное в древности погребение 11, судя по трудозатратам на его сооружение, как и частично разрушенное детское погребение 3, также принадлежали рядовым общинникам. Все четыре скифских погребения были впущены в курган на протяжении короткого промежутка времени, о чем свидетельствует их расположение на одной оси: с севера-востока на юго-запад - погребение 3, затем 18, 11 и 6. Только комплекс 4/18 несколько отдален от указанной оси, что может указывать на то, что в насыпь он был впущен либо ранее, либо позднее остальных трех (4/3, 4/6, 4/11). Ранее датировка погребения 4/6 на основании косвенных данных была определена «второй половиной IV в. до н.э., возможно, последней четвертью указанного столетия». При этом было указано, что литик с изображением коленопреклоненного мужчины в хитоне (вид слева), стоящего на левом колене и держащего в руках разворачиваемый свиток, не является надежным хроноиндикатором (Синика, Тельнов 2016с: 492). В настоящее время мы располагаем заключением, что данное изделие было изготовлено в конце IV - начале III в. до н.э.[20] По всей видимости, датировка всех скифских погребений кургана 4 группы «Сад» определяется именно этим временем. В данную насыпь были впущены захоронения двух взрослых людей (погребения 6 и 11), располагавшиеся, соответственно, на юго-западной оконечности линии и в центре кургана, и погребения двух маленьких детей (погребения 3 и 18) - в северо-восточном секторе кургана. Принадлежали ли все эти захоронения родственникам - установить не представляется возможным, однако такая версия выглядит допустимой: в центре кургана был погребен мужчина в возрасте 50 лет (захоронение 4/11), в то же время на юго-западе было совершено погребение женщины возрастом 35-50 лет (комплекс 4/6), а на северо-востоке - ребенка возрастом до 1 года (погребение 4/3); спустя незначительное время в курган было впущено еще одно захоронение ребенка 4 лет (погребение 4/18). Погребения взрослых индивидуумов были совершены в ямах, одно из детских погребений (4/18) - в катакомбе I типа. Оба этих вида погребальных сооружений являются одними из наиболее распространенных у скифов Северо-Западного Причерноморья с конца VII в. до н.э. до начала III в. до н.э. (Синика 2007а: 12-13; 2007b: 55, 64). Вид погребального сооружения в другом детском захоронении (4/3) зафиксировать не удалось ввиду его разрушения. Поза погребенных одинаковая - вытянутое положение на спине. Однако ориентировка различается. Головой на запад лежали ребенок из захоронения 4/3 (с незначительным отклонением к северу) и, по всей видимости, мужчина из комплекса 4/11. Другой ребенок (4/18) лежал головой на восток. Женщина из погребения 4/6 была ориентирована головой на северо-запад. Инвентарь скифских погребений кургана 4 группы «Сад» представлен предметами вооружения (бронзовый наконечник стрелы и два втока дротиков (?) - 4/11), орудиями труда (железное шило, железный нож с деревянной рукоятью, два лепных пряслица - 4/6, и железный нож с роговой рукоятью - 4/18), посудой (лепная чашка - 4/6, лепная чашка (?) - 4/11, деревянное блюдо (?) - 4/18) и украшениями - бусинами и литиком в ожерелье женщины из погребения 4/6. Из перечисленных изделий уникальным является только стеклянный литик (рис. 2: 5). Это первый такой артефакт, найденный в Поднестровье, и третий - в Северо-Западном Причерноморье[21]. Он входит в крайне немногочисленную группу подобных находок (с изображениями человеческих лиц и фигур) из скифских курганов Северного Причерноморья. Пять таких артефактов происходят из Нижнего Поднепровья: из кургана 13 (середина V в. до н.э.; фигура стоящего воина в плаще, на голове шлем, в правой руке щит, в левой - копье) у с. Большая Знаменка (Островерхов, Охотников 1996: 165, рис. 10, 1), из захоронения 21/2 (IV в. до н.э.; женская голова в профиль) у с. Гюновка (Островерхов 2006: 139, рис. 4, 2), в Восточной могиле (мужская голова в профиль) Бердянского кургана первой четверти IV в. до н.э. (Чередниченко, Фиалко 1988: 161, рис. 7, 2), в кургане 14 (начало второй четверти IV в. до н.э.; мужское лицо в профиль) у с. Гюновка (Болтрик, Фиалко 2007: 82) и в погребении 5 (вторая четверть IV в. до н.э.; женская голова в фас) кургана Вишневая могила у с. Гюновка (Болтрик, Фиалко 2007: 82, рис. 10, 1)[22]. Еще один подобный литик был найден на левобережье Нижнего Днестра в кургане 9 группы «Сад» в 2017 г. На нем изображена голова бородатого мужчины, повернутая вправо, на волосах мужчины венок. Изделие представляет собой реплику аверса золотых статеров Филиппа II Македонского. Комплекс датируется рубежом третьей - последней четверти IV в. до н.э. Кроме того, обращает на себя внимание, что в погребении 4/6 не было ни костей от жертвенной пищи, ни сосуда, куда эта пища, если она была без костей, могла быть положена. Подобная ситуация (отсутствие жертвенной пищи) была зафиксирована только в двух непотревоженных захоронениях взрослого человека из всех исследованных в курганных группах «Сад» и «Водовод» - в комплексе 6/1 группы «Сад», где были одновременно погребены женщина и двое маленьких детей, и в погребении 7/1 группы «Водовод», содержавшем захоронение подростка 15-20 лет. Очевидно, что это обстоятельство, наряду с невыразительностью инвентаря, указывает на низкий социальный статус погребенных в захоронениях 4/6 и 6/1 группы «Сад» и 7/1 группы «Водовод». О трансформации скифского погребального обряда, зафиксированного при исследовании кургана 4 группы «Сад», свидетельствует, во-первых, разнообразие ориентировок. Двое погребенных (4/3 и 4/11) были ориентированы головой на запад, в самом традиционном для скифов направлении (Синика 2007a: 18). Восточная ориентировка (погребение 4/18) связывается с греческим влиянием на погребальный обряд скифов (Ольховский 1991: 155). Промежуточное направление (4/6 - головой на северо-запад) можно считать и широтной, и меридиональной ориентировкой. Последняя, при значительном доминировании северного полукруга, получила широчайшее распространение на скифском могильнике III-II в. до н.э. у с. Глиное Слободзейского района на левобережье Нижнего Днестра (Тельнов и др. 2016: 751, рис. 403), расположенного в 1,8 км к югу от группы «Сад». Два лепных пряслица и железное шило, найденные возле лепной чашки в захоронении 4/6, свидетельствуют, что в этом комплексе последняя использовалась не как сосуд для питья, а в качестве контейнера для орудий труда и принадлежностей, связанных с прядением и шитьем. Подобный обряд зафиксирован в пяти комплексах (10/10, 61/1, 62/3, 114/2, 118/2б) IV в. до н.э. могильника Мамай-Гора в Нижнем Поднепровье, где внутри деревянных сосудов находились лепные пряслица и железные шилья (Андрух, Тощев 1999: 79, рис. 21: 2; Андрух 2001: 50, 58, 184, 194, рис. 76: 3, 80: 1; Синика, Тельнов 2016c: 491). В 2017 г. в погребении 7/4 группы «Водовод», примыкающей с севера к группе «Сад», возле лепной чашки были найдены два лепных пряслица (одно вместе со свинцовым утяжелителем находилось на остатках деревянного стержня веретена), железные шило и игла. Комплекс датируется последней четвертью IV в. до н.э. Однако самое большое число находок чашек вместе с пряслицами, шильями и иглами (22 случая в 21 захоронении) было сделано на могильнике III-II вв. до н.э. у с. Глиное Слободзейского района (Тельнов и др. 2016: 840), который, как было отмечено выше, расположен в 1,8 км к югу от кургана 4 группы «Сад». Таким образом, находки чашек и орудий труда, связанных с прядением и шитьем, в погребениях 4/6 группы «Сад» и 7/4 группы «Водовод» последней четверти IV - рубежа IV-III вв. до н.э. демонстрируют преемственность погребального обряда позднескифской (III-II вв. до н.э.) и классической скифской (V-IV вв. до н.э.) культуры. Преемственность материальной культуры иллюстрируется наличием в погребении 4/18 группы «Сад» ножа с роговой рукоятью, а в захоронении 4/6 - с деревянной. Отметим, что большая часть ножей из скифских погребений VII-IV вв. до н.э. была снабжена роговыми рукоятями (Синика 2007b: 101), в то время как деревянные получили широчайшее распространение только с самого конца IV до н.э., о чем свидетельствуют материалы могильника III-II вв. до н.э. у с. Глиное. На этом памятнике из 185 ножей более 160 имели деревянные рукояти (Тельнов и др. 2016б: 800). В завершение необходимо отметить, что публикуемые захоронения кургана 4 Глиное/Сад, как и другие скифские комплексы (курганы, погребения) этой группы, не только дают новые сведения о трансформации классической скифской культуры в позднескифскую. Наряду с этим они, как и скифские курганы и захоронения, исследованные в соседней курганной группе «Водовод», суммарно датирующиеся второй половиной IV - первой третью III в. до н.э., а также могильник III-II вв. до н.э., расположенный у северной окраины с. Глиное Слободзейского района на левобережье Нижнего Днестра (Тельнов и др. 2016), свидетельствуют о непрерывном присутствии скифского населения в регионе в IV-II вв. до н.э. СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ АПП - Археологические памятники Приднестровья. Тирасполь ВДИ - Вестник древней истории. Москва СА - Советская археология. Москва СП - Стародавнє Причорномор’я. Одеса. ССПiК - Старожитності Степового Причорномор’я i Криму. Запоріжжя.

About the authors

V. S. Sinika

T.G. Shevcenko Pridnestrovian State University, Nizhnevartovsk State University


Candidate of Historical Sciences, Leading Researcher at the Scientific Laboratory «Archaeology», Senior Researcher at the Scientific Laboratory of Historiography and Field Methods in Archaeology

N. P. Telnov

Academy of Sciences of Moldova


Candidate of Historical Sciences, Head of the Department of Antique and Medieval Archaeology at The Institute of Cultural Heritage

S. D. Lysenko

National Academy of Sciences of Ukraine


Candidate of Historical Sciences, Senior Researcher at the Department of the Chalcolithic and Bronze Age

References

  1. Андрух С. И. 2001. Могильник Мамай-Гора. Кн. II. Запорожье: ИА НАН Украины - ЗГУ.
  2. Андрух С. И., Тощев Г. Н. 1999. Могильник Мамай-Гора. Кн. I. Запорожье: ИА НАН Украины - ЗГУ.
  3. Болтрик Ю. В., Фиалко Е. Е. 2007. Украшения из скифских погребальных комплексов Рогачикского курганного поля // Старожитності Степового Причорномор'я і Криму, Т. XIV, 51-93.
  4. Ольховский В. С. 1991. Погребально-поминальная обрядность населения степной Скифии (VII-III вв. до н. э.) М.: Наука.
  5. Островерхов А. С. 2006. Античная стеклянная глиптика на Юге Восточной Европы (VI-II вв. до н.э.) // ВДИ 2, 131-154.
  6. Островерхов А. С., Охотников С. Б. 1996. Раннеантичные стеклянные геммы из Северного Причерноморья // Буйских С. Б. (отв. ред.) Мир Ольвии. Памятник исследователю и исследование памятника. Киев: ИА НАН Украины, 165-168.
  7. Островерхов А. С., Редина Е.Ф. 2013. Скифские древности // Бруяко И. В., Самойлова Т. Л. (отв. ред.) Древние культуры Северо-Западного Причерноморья (к 95-летию Национальной Академии наук Украины). Одесса: СМИЛ, 374-418.
  8. Полин С. В. 2014. Скифский Золотобалковский курганный могильник V-IV вв. до н.э. на Херсонщине. Киев: Издатель Олег Филюк.
  9. Разумов С. Н., Лысенко С. Д., Синика В. С., Тельнов Н. П. 2016. Ритуальный комплекс раннего бронзового века с левобережья Нижнего Днестра // Tyragetia. S.n. Vol. X (XXV), nr. 1, 175-194.
  10. Синика В.С. 2007a. Погребальные памятники скифской культуры VII - начала III в. до н.э. на территории Днестро-Прутско-Дунайских степей. Автореф. дисс. … канд. ист. наук. М.
  11. Синика В.С. 2007b. Погребальные памятники скифской культуры VII - начала III в. до н. э. на территории Днестро-Прутско-Дунайских степей. Дисс… канд. ист. наук. М.
  12. Синика В. С., Тельнов Н. П. 2016a. Скифский курган № 1 группы «Водовод» на левобережье Нижнего Днестра // Емінак 4 (16), 45-53.
  13. Синика В. С., Тельнов Н. П. 2016b. Скифское захоронение с тамгой рубежа IV-III вв. до н.э. с левобережья Нижнего Днестра // Новое прошлое 4, 258-272.
  14. Синика В. С., Тельнов Н. П. 2016c. Скифское погребение с литиком-скарабеоидом с левобережья Нижнего Днестра // СП XI, 488-499.
  15. Синика В. С., Тельнов Н. П. 2017a. Скифские курганы 2 и 3 группы «Сад» в Нижнем Поднестровье // Новое прошлое 4, 286-306.
  16. Синика В. С., Тельнов Н. П. 2017b. Скифское погребение с уникальным амулетом с левобережья Нижнего Днестра // Научные ведомости БелГУ. Сер. История. Политология 8 (257), вып. 42, 5-12.
  17. Синика В. С., Тельнов Н. П. 2017c. Скифское погребение с фракийской фибулой на Нижнем Днестре. Stratum plus 3, 131-152.
  18. Синика В. С., Тельнов Н. П. 2018. Скифский курган 116 первой половины III в. до н. э. у с. Глиное // Синика В. С., Рабинович Р. А (отв. ред.) Древности. Исследования и проблемы. Кишинёв-Тирасполь: Stratum plus, 223-266.
  19. Синика В. С., Разумов С. Н., Тельнов Н. П. 2016. Археологическое наследие Приднестровья. Тирасполь: Полиграфист.
  20. Синика В. С., Тельнов Н. П., Закордонец О. А. 2017. Скифский курган № 4 группы «Водовод» на левобережье Нижнего Днестра // Самарский научный вестник Т. 6, № 2 (19), 108-113.
  21. Субботин Л. В., Островерхов А. С., Охотников С. Б., Редина Е. Ф. 1992. Скифские древности Днестро-Дунайского междуречья. Киев: ИА НАНУ.
  22. Тельнов Н. П., Четвериков И. А., Синика В. С. 2016. Скифский могильник III-II вв. до н.э. у с. Глиное. Тирасполь: Stratum plus.
  23. Чередниченко Н. Н., Фиалко Е. Е. 1988. Погребение жрицы из Бердянского кургана // СА 2, 149-166.
  24. Łukasik S. 2016 Anthropological analysis of human skeletal remains from Glinoe Sad site, Moldova. Poznań, 15 April 2016. Report submitted to the Taras Shevchenko University in Tiraspol.

Statistics

Views

Abstract - 0

Article Metrics

Metrics Loading ...

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies