Effect of chronic exposure on the concentration of NF-kB in peripheral blood lymphocytes



Cite item

Abstract

AIM: The objective of the study was to analyze the concentration of NF-kB transcription factor in lysates of peripheral blood lymphocytes of people exposed to chronic radiation during the implementation of carcinogenic effects of exposure.

MATERIAL AND METHODS: The intracellular concentration of NF-kB was determined by enzyme immunoassay in protein concentration-normalized (500 μg/mL) lysates of peripheral blood lymphocytes. 50 chronically exposed people were examined, whose average age was 73.7 years. The average accumulated radiation dose to the red bone marrow was 727.9±79.1 mGy; the average accumulated exposure dose to the thymus and peripheral lymphoid organs was 85.9±13.6 mGy. The comparison group did not statistically significant differ from the main group in terms of age, gender, ethnic composition, and included 25 people who were not accidentally exposed.

RESULTS: The median concentration of NF-kB in the main group was 34.5 (27.0–42.4) pg/ml, in the comparison group — 28.1 (25.0–39.3) pg/ml.

CONCLUSIONS: No statistically significant differences were found in the indices in people from the main group relative to the comparison group, between different dose groups, as well as between dose groups and the comparison group. No dependences of NF-kB concentration on the exposure dose to the red bone marrow, thymus and peripheral lymphoid organs, age, gender, ethnicity of the examined people were detected.

Full Text

Введение

Внутриклеточные сигнальные пути с участием NF-kB, наряду с другими сигнальными путями, в настоящее время пристально изучаются в контексте реализации отдаленных радиационно-индуцированных эффектов, включая процессы канцерогенеза [1]. Канцерогенез — чрезвычайно сложное и до конца не изученное явление, однако участие иммунной системы в процессах опухолевой трансформации нормальных клеток считается доказанным [1, 2]. У пострадавших в результате хронического техногенного облучения жителей сел, расположенных в береговой зоне реки Течи, в отдаленные сроки регистрируются повышенные риски развития онкологических заболеваний [3]. При этом, в течение десятилетий после начала облучения у пострадавших людей отмечается увеличение частоты нестабильных хромосомных аберраций и соматических мутаций в лимфоцитах периферической крови, а также угнетение Т-клеточного звена иммунной системы и провоспалительный цитокиновый профиль, наиболее выраженные у лиц с хроническим лучевым синдромом в анамнезе [4]. Провоспалительный характер иммунного ответа у облученных жителей побережья реки Течи, регистрируемый спустя 65 и более лет после начала облучения, проявляется повышенными уровнями ключевых провоспалительных цитокинов (ИЛ-8, ФНОα и ИФНγ) и сниженным содержанием противовоспалительных цитокинов (ИЛ-4, ИЛ-10) в сыворотке крови [5]. Исходя из того, что провоспалительный характер иммунного ответа может играть важную роль в развитии отдаленных канцерогенных эффектов облучения, исследование молекулярно-генетических механизмов регуляции продукции цитокинов, включая опосредованные NF-kB сигнальные пути, представляет особый интерес.

Считается, что изменения NF-kB-опосредованных внутриклеточных сигнальных путей могут лежать в основе некоторых патогенетических механизмов радиационно-индуцированного канцерогенеза [6]. Транскрипционный фактор NF-kB участвует в регуляции пролиферации, лимфопоэза, функционирования зрелых клеток иммунной системы, обеспечивая врожденный и адаптивный иммунные ответы, воспаление и апоптоз [7]. Аберрантная регуляция NF-kB, включая конститутивную или индуцированную активацию, наблюдается при многих видах рака [8] и может иметь решающее значение для его прогрессирования [9], а также формирования резистентности опухолевых клеток к радио- и химиотерапии [8]. NF-kB может способствовать онкогенезу за счет активации транскрипции генов, связанных с пролиферацией клеток, ангиогенезом, метастазированием, прогрессией опухоли, воспалением и подавлением апоптоза [10]. Дозы облучения, при которых в экспериментах наблюдается активация транскрипции NF-kB, зависят от биологического объекта, линейной передачи энергии ионизирующего излучения, режима облучения и представлены в обзоре [8]. Даже малые дозы радиации могут влиять на NF-κВ-зависимые процессы дифференцировки иммунокомпетентных клеток [11], а оптимальные дозы ионизирующего излучения, активирующие провоспалительные цитокиновые реакции после облучения головного мозга, по результатам некоторых исследований, находятся в диапазоне 7–10 Гр [12]. Так, активация экспрессии NF-kB наблюдалась в клетках красного костного мозга (ККМ) мышей после протонного облучения всего тела в дозе 1 Гр [13], в лимфобластоидных клетках — при дозе 0,25 Гр [14], в солидных опухолях — при дозах выше 5 Гр [8], однако сведения о кривых доза-эффект для активации NF-kB в доступной литературе не представлены. При воздействии высоких доз ионизирующего излучения наблюдается массовая гибель клеток с высвобождением «сигналов опасности», что способствует активации NF-kB и развитию противоопухолевого иммунного ответа [9]. С другой стороны, при терапии овальбуминовой астмы общим низкодозовым облучением в дозе 0,5 Гр в сутки в течение трех дней в тучных клетках мышей наблюдалась супрессия транскрипционной активности NF-kB [15]. Воздействие рентгеновского излучения in vitro в дозе 0,5–0,7 Гр подавляло активацию NF-kB в моноцитах [16]. Модуляция экспрессии цитокинов при хроническом воздействии малых доз ионизирующего излучения указывает на участие фактора NF-kB в качестве ключевого регулятора ответов клетки на облучение [8]. И малые (менее 0,2 Гр), и высокие дозы облучения вызывают провоспалительные реакции в тимусе облученных мышей [17]. Предполагается, что хроническое облучение в малых дозах обусловливает воспалительную среду, опосредованную секрецией цитокинов и продукцией активных форм кислорода (АФК) и азота (АФА), которые оказывают вторичные генотоксические и проонкогенные эффекты [9]. При этом некоторые авторы сообщают об активации иммунных ответов уже при хроническом радиационном воздействии в малых дозах (1,2 мГр/ч) [18]. Количество естественных киллеров и уровень ИЛ-15, экспрессия которого отчасти регулируется фактором транскрипции NF-kB [17], повышались в тимусе после облучения мышей с низкой мощностью дозы [19]. Несмотря на имеющиеся экспериментальные данные в настоящее время крайне сложно определить, какие эффекты хронического воздействия ионизирующих излучений в малых дозах являются про- или противовоспалительными, про- или антиканцерогенными.

Актуальность количественного исследования внутриклеточного содержания фактора транскрипции NF-kB в лимфоцитах периферической крови хронически облученных людей обусловлена, с одной стороны, широким спектром функций NF-kB как эффекторной и регуляторной молекулы, обеспечивающей разнообразные клеточные реакции на воздействие ионизирующего излучения в широком диапазоне доз, включая малые дозы, с другой стороны — способностью фактора NF-kB опосредовать такие важные для нормального функционирования иммунокомпетентных клеток реакции, как синтез цитокинов, апоптоз, пролиферацию и, отчасти, их дифференцировку. Фактор транскрипции NF-kB участвует в реализации воспалительных реакций на клеточном уровне, что особенно важно, поскольку обследование пострадавших лиц проводится в отдаленные сроки после начала облучения, когда мощности доз минимальны, а фоновое хроническое воспаление является особенностью исследуемой когорты людей.

Цель. Анализ зависимости концентрации транскрипционного фактора NF-kB в лизатах лимфоцитов периферической крови людей, подвергшихся хроническому радиационному воздействию, в период реализации канцерогенных эффектов облучения от факторов радиационной и нерадиационной природы.

Материал и методы

Исследование выполнено в ФГБУН «Уральский научно-практический центр радиационной медицины Федерального медико-биологического агентства» (ФГБУН УНПЦ РМ ФМБА России).

Объектом исследования является население прибрежных сел реки Течи, пострадавшее в результате многолетнего техногенного загрязнения реки и ее поймы радионуклидами. В настоящее время обследуемые люди достигли пожилого возраста — периода реализации канцерогенных эффектов облучения. Предметом аналитического одномоментного исследования являлось содержание фактора транскрипции NF-kB в лизатах лимфоцитов периферической крови человека.

Радиационное воздействие на жителей сел поймы Течи характеризуется низкой интенсивностью; длительным периодом накопления дозы; широким диапазоном накопленных населением доз с преобладанием малых и средних значений; многолетним облучением красного костного мозга; выраженными компенсаторными процессами в системе гемопоэза [20].

Все пациенты, участвующие в исследовании, перед взятием биологического материала, были опрошены и осмотрены врачами клинического отделения ФГБУН УНПЦ РМ ФМБА России и подписали письменное добровольное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией (1975 г., пересмотр 1983 г.).

Для участников исследования специалистами биофизической лаборатории ФГБУН УНПЦ РМ ФМБА России были рассчитаны индивидуализированные дозы облучения (система TRDS-2016) [21].

По результатам медицинского осмотра и анкетирования в исследуемые группы включались пациенты без острых или вне обострения хронических воспалительных заболеваний, почечной или печеночной недостаточности, без эпизодов острого нарушения мозгового кровообращения или черепно-мозговых травм в течение трех месяцев, предшествующих исследованию. Пациенты с онкологическими и аутоиммунными заболеваниями в анамнезе, гемобластозами, лица, принимающие гормональные препараты, прошедшие курсы антибактериальной терапии, химиотерапии или радиологические процедуры в течение шести месяцев до взятия биоматериала, исключались из исследуемых групп.

В группу облученных лиц (основная группа) были включены 50 человек, средний возраст которых составил 73,7 года. Возраст людей из трех подгрупп с разной средней дозой облучения ККМ статистически значимо не различался. Средняя накопленная доза облучения ККМ у людей из данной группы составила 727,9 мГр; средняя накопленная доза облучения тимуса и периферических лимфоидных органов (ТиПЛО) — 85,9 мГр. Средний возраст и средние дозы облучения, рассчитанные на ККМ и ТиПЛО, у людей из разных дозовых подгрупп представлены в таблице 1.

 

Таблица 1. Средний возраст и средние дозы облучения людей в исследуемых группах

Table 1. Average age and average exposure doses of people in the study groups

Показатель

Indicator

Группа сравнения, доза облучения ККМ: менее 0,07 Гр),

Comparison group, dose of irradiation of the RBM: less than 0.07 Gy,

N=25

Основная группа, доза облучения ККМ:

(0,07–2,93) Гр,

Main group, dose of irradiation of the RBM: (0.07–2.93) Gy,

N=50

Подгруппы основной группы,

доза облучения ККМ:

Subgroups of the main group,

dose of irradiation of RBM:

(0,07–0,44) Гр,

(0.07–0.44) Gy,

N=18

(0,45–0,84) Гр,

(0.45–0.84) Gy, N=16

(0,85–2,93) Гр,

(0.85–2.93) Gy,

N=16

Возраст, лет / Age, years

69,9±1,5

(61,0–87,0)

73,7±0,6

(67,0–84,0)

73,4±1,2

(67,0–84,0)

73,9±1,0

(69,0–82,0)

73,8±0,8

(70,0–84,0)

Доза облучения ККМ, мГр

Dose of irradiation of the RBM, mGy

23,3±3,8

(1,2–67,5)

727,9±79,1

(86,7–2929,7)

265,0±25,4

(86,7–420,5)

638,5±33,6

(477,3–838,1)

1338,1±142,9

(853,8–2929,7)

Доза облучения ТиПЛО, мГр

Dose of irradiation of the thymus and peripheral lymphoid organs, mGy

5,3±1,8

(0–33,6)

85,9±13,6

(0–434,7)

40,2±11,6

(0–150,4)

90,2±22,9

(0–354,6)

133,2±29,5

(0–434,7)

Примечание. Данные представлены в формате: М±m (min–max).

Note. The data is presented in the format: М±m (min–max).

 

Группу сравнения составили 25 человек, не подвергавшихся техногенному радиационному воздействию. Средний возраст людей в этой группе был равен 69,9 лет. Средняя накопленная доза облучения ККМ у данных людей составила 23,3 мГр; средняя накопленная доза облучения ТиПЛО — 5,3 мГр.

В каждой группе преобладали женщины: 74,0% (37 человек) — в основной группе и 72,0% (18 человек) — в группе сравнения. В основной группе присутствовало 72,0% (36 человек) людей тюркской этнической группы. Группа сравнения на 56,0% (14 человек) состояла из тюркитов. Обе группы статистически значимо не различались по возрастному, половому, этническому составу.

Фракцию клеток, обогащенную лимфоцитами, выделяли из венозной крови с гепарином натрия (18 ME/мл) на градиенте плотности 1,077 г/л (Биолот, Россия). Дважды отмывали фосфатно-солевым буферным раствором Дульбекко (Биолот, Россия). Остатки эритроцитов в клеточной суспензии лизировали раствором хлорида аммония (рН 7,2-7,4) [22] в соотношении 1:9 в течение 10 минут с последующей нейтрализацией 10 мл фосфатно-солевого буферного раствора (рН 7,4) (Sigma-Aldrich, США) и отмывкой тем же раствором. Концентрацию отмытых клеток оценивали на счетчике клеток «Countess II FL» (Thermo Scientific, США). Клетки лизировали буфером для лизиса клеток млекопитающих, совместимым с ИФА (Abcam, США) с добавлением ингибиторов протеаз (Меrck, США). Вышеперечисленные этапы выполняли на льду или при 2–8 °С. Концентрацию белка в лизатах клеток определяли методом спектрофотометрии при длине волны 280 нм на спектрофотометре «Nanodrop 2000» (Thermo Scientific, США). Клеточные лизаты нормализовали по концентрации белка (500 мкг/мл). Концентрацию транскрипционного фактора NF-kB в пробах определяли методом твердофазного количественного ИФА с использованием набора реагентов (Abcam, США) на анализаторе «Lazurite» (Dynex Technologies Inc., США).

Нормальность распределения величин по частоте встречаемости в выборке оценивали по критерию Колмогорова — Смирнова. При описании выборок значений, подчиняющихся законам нормального распределения, использовали среднее арифметическое значение (M), ошибку среднего (m), диапазон минимального (min) и максимального (max) значений. При сравнении подобных выборок использовали t-критерий Стьюдента. Для выборок с распределением, отличным от нормального, рассчитывали медиану (Ме) и диапазон между 25 (Q1) и 75 (Q3) квартилями. Для сравнения выборок использовали U-критерий Уилкоксона — Манна — Уитни. Статистически значимыми считали различия при доверительной вероятности меньшей, либо равной 0,05. При описании зависимостей использовали коэффициенты ранговой корреляции Спирмена (SR) с 5% уровнем значимости (р≤0,05) [23].

Результаты

Результаты исследования концентрации транскрипционного фактора NF-kB у обследованных людей из разных дозовых подгрупп представлены в таблице 2.

 

Таблица 2. Медианная концентрация фактора транскрипции NF-kB в исследуемых группах

Table 2. Median concentration of transcription factor NF-kB in the studied groups

Показатель

Indicator

Группа сравнения, доза облучения ККМ: менее 0,07 Гр),

Comparison group, dose of irradiation of the RBM: less than 0.07 Gy,

N=25

Основная группа, доза облучения ККМ:

(0,07–2,93) Гр,

Main group, dose of irradiation of the RBM: (0.07–2.93) Gy,

N=50

Подгруппы основной группы,

доза облучения ККМ:

Subgroups of the main group,

dose of irradiation of RBM:

(0,07–0,44) Гр,

(0.07–0.44) Gy,

N=18

(0,45–0,84) Гр,

(0.45–0.84) Gy, N=16

(0,85–2,93) Гр,

(0.85–2.93) Gy,

N=16

Концентрация NF-kB, пг/мл / NF-kB concentration, pg/ml

28,1

(25,0–39,3)

34,5

(27,0–42,4)

31,5

(28,9–41,7)

32,4

(25,1–42,7)

38,5

(26,1–43,6)

Примечание. Данные представлены в формате: Мe (Q1–Q3).

Note. The data is presented in the format: Мe (Q1–Q3).

 

Статистически значимых различий концентрации фактора транскрипции NF-kB у людей из двух групп не выявлено.

Несмотря на некоторую тенденцию к увеличению значений по мере увеличения средней дозы облучения ККМ у обследованных людей полученные значения статистически значимо не различались между собой и относительно группы сравнения.

Не выявлено корреляционных связей между концентрацией транскрипционного фактора NF-kB в лизатах лимфоцитов обследованных людей и дозами облучения ККМ и ТиПЛО.

Результаты оценки влияния факторов нерадиационной природы (достигнутого возраста, пола, этнической принадлежности обследованных людей) на концентрацию фактора транскрипции NF-kB в лизатах лимфоцитов периферической крови обследованных людей из разных дозовых подгрупп представлены в таблице 3.

 

Таблица 3. Коэффициенты корреляции Спирмена между возрастом, полом, этнической принадлежностью обследованных людей и концентрацией фактора транскрипции NF-kB

Table 3. Spearman's correlation coefficients between age, gender, ethnicity of the examined people and the concentration of the transcription factor NF-kB

Пары показателей

Pairs of indicators

Группа сравнения, доза облучения ККМ: менее 0,07 Гр),

Comparison group, dose of irradiation of the RBM: less than 0.07 Gy,

N=25

Основная группа, доза облучения ККМ:

(0,07–2,93) Гр,

Main group, dose of irradiation of the RBM: (0.07–2.93) Gy,

N=50

Подгруппы основной группы,

доза облучения ККМ:

Subgroups of the main group,

dose of irradiation of RBM:

(0,07–0,44) Гр,

(0.07–0.44) Gy,

N=18

(0,45–0,84) Гр,

(0.45–0.84) Gy, N=16

(0,85–2,93) Гр,

(0.85–2.93) Gy,

N=16

Возраст, лет — концентрация NF-kB, пг/мл /

Age, years — NF-kB concentration, pg/ml

–0,27

(0,19)

–0,04

(0,77)

0,03

(0,89)

–0,03

(0,91)

–0,24

(0,37)

Пол — концентрация NF-kB, пг/мл /

Gender — NF-kB concentration, pg/ml

–0,16

(0,44)

0,01

(0,94)

–0,24

(0,34)

0,06

(0,84)

0,10

(0,71)

Этническая принадлежность — концентрация NF-kB, пг/мл /

Ethnicity - NF-kB concentration, pg/ml

–0,09

(0,67)

–0,01

(0,97)

–0,41

(0,09)

0,46

(0,07)

–0,02

(0,95)

Примечание. Данные представлены в формате: SR (p).

Note. The data is presented in the format: SR (p).

 

Как видно из таблицы 3, не выявлено статистически значимых корреляционных зависимостей между концентрацией транскрипционного фактора NF-kB в лизатах лимфоцитов периферической крови и возрастом на момент обследования, полом, этнической принадлежностью обследованных людей в отдаленные сроки после начала радиационного воздействия. Взаимосвязи между показателем и перечисленными факторами не обнаружены как у людей из основной группы и группы сравнения, так и у обследованных лиц из разных дозовых подгрупп.

Обсуждение

В доступной литературе имеется крайне мало сведений об особенностях функционирования внутриклеточных сигнальных путей с участием фактора транскрипции NF-kB в иммуноцитах человека в условиях хронического радиационного воздействия. Вместе с тем, наблюдаемые в отдаленные сроки изменения в иммунной системе хронически облученных людей могут быть прямо или косвенно связаны с изменениями во внутриклеточных сигнальных путях, опосредованных фактором транскрипции NF-kB. К таким изменениям, в частности, относятся выявленные в отдаленные сроки у перенесших хронический лучевой синдром людей угнетение Т‑клеточного звена иммунитета и дисбаланс цитокинов без клинических проявлений иммунодефицитных состояний по сравнению с людьми аналогичного возраста и пола, облученными в сопоставимых дозах [24], провоспалительный профиль сывороточных цитокинов у хронически облученных людей (снижение концентраций ИЛ-4, ИЛ-10 при повышении уровней ИЛ-8, ФНОα и ИФНγ в сыворотке крови; в случае ФНОα — слабо зависимом от дозы облучения ККМ) [5] и увеличение относительной частоты CD95+ лимфоцитов у облученных людей с повышенной интенсивностью спонтанного апоптоза [25]. У жителей сел, расположенных в верховье реки Течи, облученных в дозах от 0,20 до 2,05 Гр, через 48-52 года после начала радиационного воздействия отмечено снижение числа лимфоцитов в периферической крови и индукция адаптивного ответа [26]. Помимо этого, у хронически облученных на реке Тече людей с дозой на ККМ менее 0,5 Гр регистрировалось снижение концентрации антиоксидантного фермента супероксиддисмутазы при отсутствии изменений уровня малонового диальдегида, а у всех обследованных облученных людей — снижение содержания в крови оксида азота и нитрата [27].

В настоящее время описана роль ФНОα в воспалительных реакциях и клеточных ответах с участием свободных радикалов [9]. Эти процессы опосредуют радиационно-индуцированную нестабильность генома, а хроническое воспаление является необходимым условием для длительной персистенции радиационно-индуцированной нестабильности генома в клетках ККМ [28]. Нестабильность генома при облучении в малых дозах реализуется посредством P53, АФК и ФНОα [6].

При воздействии ионизирующих излучений ген NF-kB может быть активирован за счет ФНОα и АТМ [29]. Активация пути NF-kB может защищать клетки от апоптоза после обработки различными генотоксичными агентами посредством экспрессии антиапоптотических белков [6]. Антиоксидантная функция NF-κВ также обусловлена его способностью после индукции посредством ФНОα активировать синтез ферментов, обеспечивающих в свою очередь синтез глутатиона [11].

Высокие уровни свободных радикалов приводят к гибели клеток и, в дальнейшем, закреплению повреждений ДНК. Более низкие уровни радикалов могут активировать редокс-чувствительные пути передачи сигналов: NF-κВ, MAPК, EGR1, JUN (AP-1)? Что стимулирует дополнительную продукцию провоспалительных хемокинов (ИЛ-8, MIP2) и цитокинов (ФНОα и ИЛ-1 in vitro и in vivo) [11]. Фактор транскрипции NF-kB регулирует гены цитокинов (ИЛ-1, ИЛ-2, ИЛ-6, ИЛ-12, ФНОα, ГМ-КСФ), хемокинов (ИЛ-8, MIP1, RANTES и эотоксина), белков острой фазы, молекул адгезии [11]. С одной стороны, провоспалительные цитокины поддерживают радиационно-индуцированный окислительный стресс в клетке (за счет активных форм кислорода и азота), что в свою очередь оказывает влияние на ряд внутриклеточных регуляторных факторов [11]. С другой стороны, активация NF-kB обеспечивает радиорезистентность клетки за счет активации большого количества генов, кодирующих помимо цитокинов (гены провоспалительных цитокинов ИЛ-1β, ИЛ-6, ФНОα являются в таком случае критическими), металлопротеины и другие белки, вовлеченные в стресс-ответ, воспаление и апоптоз [26]. При этом чувствительность клеток к ионизирующим излучениям может повышаться при истощении системы факторов, лимитирующих активность NF-kB [11]. Сдвиг баланса регуляторных внутриклеточных систем может служить тем критическим фактором, который в отдаленном периоде после хронического радиационного воздействия NF-kB-опосредованно может влиять, в частности, на корректность функционирования иммунокомпетентных клеток или пул их потомков.

Заключение

Проведенное исследование не выявило статистически значимых различий между концентрациями фактора транскрипции NF-kB в лизатах лимфоцитов периферической крови у людей, подвергшихся хроническому радиационному воздействию, в период реализации канцерогенных эффектов и у лиц из группы сравнения.

Не установлено статистически значимых различий при сравнении концентраций транскрипционного фактора NF-kB в лизатах лимфоцитов периферической крови у хронически облученных людей из разных дозовых подгрупп между собой и относительно группы сравнения.

В отдаленный период после начала хронического радиационного воздействия не обнаружены статистически значимые корреляционные зависимости между дозой облучения красного костного мозга, тимуса и периферических лимфоидных органов, возрастом, полом, этнической принадлежностью обследованных людей и концентрацией фактора транскрипции NF-kB в лизатах лимфоцитов периферической крови у хронически облученных людей и лиц из группы сравнения.

Результаты исследования концентрации транскрипционного фактора NF-kB в лизатах лимфоцитов периферической крови хронически облученных жителей прибрежных сел реки Течи являются предварительными и будут уточняться по мере накопления экспериментальных данных.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ / ADDITIONAL INFO

Вклад авторов. Все авторы подтверждают соответствие своего авторства международным критериям ICMJE. Кодинцева Е. А. — внесла существенный вклад в концепцию и дизайн исследования, получение, анализ и интерпретацию данных, подготовила первый вариант статьи, прочитала и утвердила последний вариант рукописи. Аклеев А. В. — внес существенный вклад в концепцию исследования, анализ и интерпретацию данных, прочитал и утвердил последний вариант рукописи.

×

About the authors

Ekaterina А. Kodintseva

Urals Research Center for Radiation Medicine of the FMBA of Russia (URCRM);
Chelyabinsk State University

Author for correspondence.
Email: ovcharova.cat@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-1156-1922
SPIN-code: 6748-0174
Scopus Author ID: 2-s2.0-54449087589
ResearcherId: AAW-1075-2020

Ph. D. in Biological Sciences, Researcher and Manager of the Shared Core Facilities;

Associate Professor of the Department of Microbiology, Immunology and General Biology, Faculty of Biology, Chelyabinsk State University

Russian Federation, 68 A, Vorovsky Street, Chelyabinsk, 454141, Russian Federation; 129, Kashirin brothers Street, Chelyabinsk, 454001, Russian Federation

Andrey A. Akleуev

Southern-Urals State Medical University of the RF Ministry of Public Health

Email: andrey.akleev@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0001-9781-071X
SPIN-code: 5618-4439

Doctor of Sciences in Medical Sciences, Professor of the Department of Microbiology, Virology, Immunology, Chairman of the Council of Young Scientists and Specialists

Russian Federation, 64, Vorovsky Street, Chelyabinsk, 454092, Russian Federation

References

  1. Palucka A. K., Coussens L. M. The basis of oncoimmunology. Cell. 2016; 164, pp. 1233-1247. DOI: https://doi.org/10.1016/j.cell.2016.01.04.
  2. Pio R., Ajona D., Ortiz-Espinosa S., Mantovani A., Lambris J. D. Complementing the cancer-immunity cycle. Frontiers in Immunology. 2019; 10:774. Available at: https://doi.org/10.3389/fimmu.2019.00774 (Accessed 15.04.2022). doi: 10.3389/fimmu.2019.00774.
  3. Krestinina L. Yu., Silkin S. S., Mikryukova L. D., Epifanova S.B., Akleyev A.V. Risk of death from solid cancer among residents of the Techa Riverside and the East Urals Radioactive Trace areas exposed to radiation: Comparative analysis. Radiation and Risk. 2017; 26(1), pp. 100-114. (In Russian). doi: 10.21870/0131-3878-2017-26-1-100-114.
  4. Consequences of radioactive contamination of the Techa river / Ed. Prof. A. V. Akleev. Chelyabinsk, The Book. 2016. 400 p. (In Russian). doi: 10.7868/S0869803117020060.
  5. Kodintseva Е. А., Akleyev А. А., Blinova Е. А. The cytokine profile of chronically irradiated people in long terms after the beginning of irradiation. Radiacionnaja biologija. Radiojekologija. 2021; 61(5), pp. 506-514. (In Russian). doi: 10.31857/S0869803121050076.
  6. Schaue D., Ratikan J. A., Iwamoto K. S., McBride W. H. Maximizing tumor immunity with fractionated radiation. International Journal of Radiation Oncology, Biology, Physics. 2012; 83(4), pp. 1306-1310. doi: 10.1016/j.ijrobp.2011.09.049.
  7. Colombo F., Zambrano S., Agresti A. NF-kappaB, the importance of being dynamic: Role and insights in cancer. Biomedicines. 2018; 6:45. Available at: https://doi.10.3390/biomedicines6020045 (Accessed 15.04.2022). doi: 10.3390/biomedicines6020045.
  8. Hellweg С. E. The Nuclear Factor κB pathway: A link to the immune system in the radiation response. Cancer Letters. 2015; 368(2), pp. 275-289. doi: 10.1016/j.canlet.2015.02.019.
  9. Sologuren I., Rodriguez-Gallego C., Lara P. C. Immune effects of high dose radiation treatment: Implications of ionizing radiation on the development of bystander and abscopal effects. Translational Cancer Research. 2014; 3, pp. 18-31. doi: 10.3978/j.issn.2218-676X.2014.02.05.
  10. Hou D. L., Chen L., Liu B., Song L. N., Tang T. Identification of common gene networks responsive to radiotherapy in human cancer cells. Cancer Gene Therapy. 2014; 21, pp. 542-548. doi: 10.1038/cgt.2014.62.
  11. Schaue D., Kachikwu E. L., McBride W. H. Cytokines in radiobiological responses: A review. Radiation Research. 2012; 178(6), pp. 505-523. doi: 10.1667/RR3031.1
  12. Hong J. H., Chiang C. S., Campbell I. L., Sun J. R., Withers H. R., McBride W. H. Induction of acute phase gene expression by brain irradiation. International Journal of Radiation Oncology, Biology, Physics. 1995; 33(3), pp. 619–626. DOI: 0.1016/0360-3016(95)00279-8.
  13. Rithidech K. N., Reungpatthanaphong P., Honikel L., Rusek A., Simon S. R. Dose-rate effects of protons on in vivo activation of nuclear factor-kappa B and cytokines in mouse bone marrow cells. Radiation and Environmental Biophysics. 2010; 49, pp. 405-419. doi: 10.1007/s00411-010-0295-z.
  14. Prasad A. V., Mohan N., Chandrasekar B., Meltz M. L. Activation of nuclear factor kappa B in human lymphoblastoid cells by low-dose ionizing radiation. Radiation Research. 1994; 138, pp. 367-372.
  15. Hong G. U, Kim N. G., Ro J. Y. Expression of airway remodeling proteins in mast cell activated by TGF-beta released in OVA-induced allergic responses and their inhibition by low-dose irradiation or 8-oxo-dG. Radiation Research. 2014; 181, pp. 425-438. doi: 10.1667/RR13547.1.
  16. Lodermann B., Wunderlich R., Frey S., Schorn C., Stangl S., Rodel F., Keilholz L., Fietkau R., Gaipl U. S., Frey B. Low dose ionising radiation leads to a NF-kappaB dependent decreased secretion of active IL-1beta by activated macrophages with a discontinuous dose-dependency. International Journal of Radiation Biology. 2012; 88, pp. 727-734. DOI: 0.3109/09553002.2012.689464.
  17. Nishimura H., Fujimoto A., Tamura N., Yajima T., Wajjwalku W., Yoshikai Y. A novel autoregulatory mechanism for transcriptional activation of the IL-15 gene by a nonsecretable isoform of IL-15 generated by alternative splicing. FASEB Journal. 2005; 19, pp. 19-28. doi: 10.1096/fj.04-2633com.
  18. Ina Y., Sakai K. Activation of immunological network by chronic low-dose-rate irradiation in wild-type mouse strains: analysis of immune cell populations and surface molecules. International Journal of Radiation Biology. 2005; 81, pp. 721-729. doi: 10.1080/09553000500519808.
  19. Shin S. C., Lee K. M., Kang Y. M., Kim K., Lim S. A., Yang K. H., Kim J. Y., Nam S. Y., Kim H. S. Differential expression of immune-associated cancer regulatory genes in low-versus high-dose-rate irradiated AKR/J mice. Genomics. 2011; 97, pp. 358-363. doi: 10.1016/j.ygeno.2011.01.005.
  20. Akleyev A. V. Chronic radiation syndrome. Berlin-Heidelberg: Springer. 2014. 410 p. DOI: https://doi.org/10.1007/978-3-642-45117-1.
  21. Degteva M. O., Napier B. A., Tolstykh E. I., Shishkina E. A., Bougrov N. G., Krestinina L. Yu., Akleyev A. V. Individual dose distribution in cohort of people exposed as a result of radioactive contamination of the Techa River. Medical Radiology and Radiation Safety. 2019; 64(3), pp. 46-53. (In Russian). doi: 10.12737/article_5cf2364cb49523.98590475.
  22. Lymphocytes. A practical approach. Edited by G. G. B. Klaus. Moscow, Mir. 1990. 395 p. (In Russian).
  23. Grjibovski A. M., Ivanov S. V., Gorbatova M. A. Correlation analysis of data using Statistica and SPSS software. Science & Healthcare. 2017; 1, pp. 7-36. (In Russian). doi: 10.34689/SH.2017.19.1.001.
  24. Akleyev А. А., Dolgushin I. I. Immune status of persons with CRS at later time points. Radiation and Risk. 2018; 27(2), pp.76–85. (In Russian). doi: 10.21870/0131-3878-2018-27-2-76-85.
  25. Akleyev А. А., Blinova Е. А., Dolgushin I. I. Does the apoptosis of lymphocytes affects on the immune status of the persons in the remote terms after chronic radiation exposure? Russian Journal of Immunology. 2018; 12(3), pp. 205-210. (In Russian). DOI: https://doi.org/10.31857/S102872210002382-5.
  26. Khaitov R. M. Individual’naya radiochuvstvitel’nost’ i immunitet: natsional’noye rukovodstvo [Individual radiosensitivity and immunity: national guidelines] / R. M. Khaitov, A. V. Akleyev, I. A. Kofiadi. Chelyabinsk, The Book. 2018. 216 p. (In Russian).
  27. Varfolomeyeva T. A., Mandrykina A. S. Pokazateli oksidativnogo stressa u lits, podvergshikhsya khronicheskomu oblucheniyu na reke Techa [Indicators of oxidative stress in persons exposed to chronic irradiation on the Techa River]. Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta. 2015; 21(3), pp. 65-69. (In Russian).
  28. Lorimore S. A., Mukherjee D., Robinson J. I., Chrystal J. A., Wright E. G. Long-lived inflammatory signaling in irradiated bone marrow is genome dependent. Cancer Research. 2011; 71(20), pp. 6485-6491. doi: 10.1158/0008-5472
  29. Tang F. R., Loke W. K. Molecular mechanisms of low dose ionizing radiation induced hormesis, adaptive responses, radioresistance, bystander effects, and genomic instability. International Journal of Radiation Biology. 2014; 91(1), pp. 1–68. doi: 10.3109/09553002.2014.937510.

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) Eco-Vector

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС 77 - 78166 от 20.03.2020.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies