Physical activity of school-age children during the COVID-19 pandemic: results of the Russian part of the international study



Cite item

Abstract

Aim: assessment of the physical activity of school-age children in the Russian Federation before and during the COVID-19 pandemic and its compliance with the WHO recommendations. Methods: Multicenter cross-sectional study. In Russia, an online questionnaire was filled out by 13,392 children or their parents from 64 regions. The questionnaire consisted of 5 blocks: questions about the socio-demographic data; physical exercise, play or sedentary behavior in the last 7 days; comparison of the child's PA at the moment with PA during the first wave of COVID-19; comparison of the child's PA at the moment with the PA before the COVID-19 pandemic; compliance with WHO global recommendations on PA and sedentary lifestyle; questions about the socio-demographic background of the parent/guardian. Survey data was collected from online platforms, aggregated and imported for statistical analysis using SPSS 20.0 software. Results: This survey revealed a low percentage of children aged 5-17 who adhere to PA guidelines. Thus, the proportion of children following the recommendations for PA of medium and high intensity for at least 60 minutes a day during the week was only 7.5% (95%CI: 6.3-8.3). An increase in screen time on weekdays during the pandemic was found in 21.9% of the survey participant, on weekends in 20.3%. The data obtained should be used to develop and implement sound targeted measures to prevent low PA and improve the health of school-age children.

Full Text

ВВЕДЕНИЕ

Пандемия новой коронавирусной инфекции COVID-19 значительно ограничила общий уровень физической активности (ФА) населения, в том числе и среди молодых людей и детей, практически во всех странах мира [1], [2]. Долгосрочные последствия пандемии COVID-19, такие как низкая ФА, могут усугубить в будущем ряд хронических заболеваний среди детей, включая детское ожирение [3]. Исследования уже зафиксировали негативную тенденцию по увеличению среднего индекса массы тела у детей и увеличению скорости его нарастания [4]. По мнению ученых, сохранение ФА на фоне действия пандемии является важной задачей для всего населения планеты [5].

Правительства стран Европы отреагировали на первую волну вспышки COVID-19 введением различных мер, направленных на замедление распространения вируса. Введенные общенациональные ограничения, в частности, закрытие школ, парков, игровых площадок, сократили возможности детей для поддержания активного образа жизни. Кроме того, дети потеряли доступ к спортивным учреждениям и мероприятиям вне школы, а также, из-за закрытия школ был нарушен распорядок дня детей. По данным метаанализа дети являются наиболее пострадавшей от ограничений в отношении ФА частью населения [6]. В мае 2020 года Венгерская Федерация школьного спорта под эгидой Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) инициировала международное исследование по оценке ФА детей во время COVID-19. Результаты первого онлайн опроса среди 11 стран Европы (Российская Федерация, Испания, Италия, Германия, Франция, Бельгия, Португалия, Румыния, Венгрия, Польша и Словения) были опубликованы в марте 2021 года [12]. Второй раунд опроса проведен в зимний период в 9 странах Европы для оценки влияния COVID-19 на ФА детей в динамике.

          Цель - оценка физической активности детей школьного возраста в Российской Федерации до и во время пандемии COVID-19 и ее соответствия рекомендациям Всемирной организации здравоохранения.

          МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ

          Дизайн исследования. Это многоцентровое кросс-секционное исследование. В онлайн-опросе приняли участие более 24 000 детей в возрасте от 6 до 18 лет из 9 стран Европы (Венгрия, Испания, Португалия, Российская Федерация, Польша, Италия, Словения, Германия, Дания). В Российской Федерации сбор данных проводился с 28 января по 10 февраля 2021 года. Опросник заполнили 13 392 детей или их родителей из 64 регионов страны.

          Для проведения опроса была подготовлена русскоязычная версия опросника. Ссылка на опросник была размещена на сайте и в социальных сетях НМИЦ ТПМ, разослана главным внештатным специалистам по медицинской профилактике Министерств здравоохранения регионов РФ. Далее опросник распространялся на региональном уровне с помощью различных методов, таких как общая ссылка на официальных веб-страницах и в социальных сетях региональных Центров общественного здоровья и медицинской профилактики, а также на официальных веб-страницах региональных министерств здравоохранения. Также ссылка на заполнение рассылалась по школам. Для детей до 12 лет предусматривалось заполнение опросника с помощью родителей, дети старше 12 лет могли заполнять его самостоятельно. Этот метод сбора данных предоставляет данные из выборки, параметры генеральной совокупности которой нельзя контролировать. Тем не менее, он был эффективен в отношении целей исследования, поскольку позволил широко распространить результаты опроса в период, когда из-за COVID-19 существовало множество ограничений на сбор таких данных.

Инструмент - опросник

Опросник разработан международной группой экспертов и состоял из 5 блоков: вопросы о социально-демографических данных ребенка (пол, возраст, городской/сельский статус проживания); физические упражнения, игры или малоподвижный образ жизни ребенка за последние 7 дней; сравнение ФА ребенка на данный момент с ФА во время первой волны COVID-19; сравнение ФА ребенка на данный момент с ФА до пандемии COVID-19; соблюдение глобальных рекомендаций ВОЗ по ФА и малоподвижному образу жизни [7]; вопросы о социально-демографических данных родителя/опекуна. Анкета доступна только в виде онлайн-документа.

Обработка данных и статистический анализ

Данные опроса были получены с помощью онлайн-платформы, объединены и импортированы для статистического анализа в программе SPSS 20.0. Нормальность распределения выборки определялась при помощи критерия Пирсона. Достоверность различий между группами определяли с помощью непараметрического критерия Z, критерия Манна – Уитни, а также параметрического t-критерия Стьюдента.

Соблюдение глобальных рекомендаций определялось как: соблюдение ФА - 60 минут и более ежедневно, 7 дней в неделю; соблюдение экранного времени - менее 2 часов в день; малоподвижным образом жизни считали менее 60 мин ФА в день в течение последних 7 дней [7].

Данные были стратифицированы по возрасту (от 6 до 11 лет, от 12 до 15 лет и старше 16 лет). Результаты соблюдения глобальных рекомендаций ВОЗ по ФА и экранному времени представлены в виде частот с соответствующими 95% доверительными интервалами.

          РЕЗУЛЬТАТЫ

          Общий объем выборки, включенный в исследование, составил 11 763 (рис. 1). Результаты 1629 участников исключены из анализа, так как у части респондентов (n=608) опросник был заполнен неполностью, часть участников опроса оказалась старше 18 лет (n=54), 282 участника находились в самоизоляции или на карантине по причине COVID-19 в период проведения опроса и 685 – сообщили о наличии у них острого или хронического заболевания и/или инвалидности, из-за чего они не могут быть физически активными.

 

Выборка респондентов была репрезентативной по полу и возрасту. В исследовании приняло участие 50,8% мальчиков (n=5985) и 49,2% девочек (n=5778) (табл. 1). Средний возраст участников составил 11,24±2,93 лет. По возрастным группам респонденты распределились следующим образом. Наибольший процент детей оказались в возрастной группе от 6 до 11 лет (56,8%), от 12 до 15 лет – 35,6%, а наименьший – старше 16 лет (7,6%).

Доля участников городской и сельской местности составила 72% и 28%, соответственно. Из числа городского населения превалировали жители больших и малых городов (22,7%, 23,8% и 19,3%, соответственно), в меньшем проценте – жители мегаполиса (6,2%).

 

На момент опроса большинство (95,1%) сообщили о полностью открытых школах и ежедневном посещении занятий в очном формате (рис. 2).

 

На вопрос «Текущее количество уроков по физической культуре стало больше или меньше, чем до пандемии?» 89,0% респондентов отметили, что изменений в количестве уроков по физической культуре не было. 7,2% респондентов сообщили, что уроков по физической культуре стало меньше, а 3,2% отметили, что уроков по физической культуре стало больше в период пандемии (табл. 2).

На вопрос «Как изменилось количество тренировок или занятий спортом по сравнению с тем количеством, которое было до пандемии?» около 75% респондентов сообщили, что количество тренировок не изменилось во время пандемии, каждый пятый респондент (20,5%) отметил, что количество тренировок уменьшилось, и только около 5% участников сообщили об увеличении количества занятий спортом в период пандемии (табл. 2).

На вопрос «За последние 7 дней как изменилось количество экранного времени с целью отдыха, развлечения в будние дни по сравнению с тем количеством, которое было до пандемии?» 69,2% родителей сообщили, что количество экранного времени в будние дни у детей не изменилось. Об увеличении данного показателя сообщили 21,9% участников опроса, об уменьшении около 9% (табл. 2).

Схожие результаты получены в отношении изменения экранного времени у детей в выходные дни. 72% родителей отметили, что экранное время не изменилось по сравнению с периодом до пандемии, 20,3% сообщили об увеличении данного показателя и 7,8% об уменьшении времени, проведенным перед экраном в выходные дни в период пандемии (табл. 2).

 

На вопрос «Насколько физически активен ваш ребенок сейчас по сравнению с первой волной пандемии COVID-19 (весной 2020 года)?» более половины родителей (53,1%) не отметили явных изменений ФА детей. Каждый четвертый родитель сообщил об увеличении ФА детей. Так, о значительном увеличении (ФА детей увеличилась более чем на 1 час в день) сообщили 15,1% респондентов, о небольшом увеличении времени занятий ФА (10-50 минут) - 10,9% респондентов. Тем не менее, 12,2% родителей отметили, что их дети стали заниматься намного меньше (ФА уменьшилась более чем на 1 час в день) и около 9% сообщили о небольшом снижении ФА детей в анализируемый период (ФА уменьшилась в среднем на 10–50 минут в день) (табл. 3).

Проведена оценка изменений ФА детей в период пандемии по сравнению с доковидным периодом (январь 2020). Более половины родителей (57,8%) не отметили изменений ФА детей. Каждый четвертый респондент (25,3%) сообщил об уменьшении ФА. При этом о значительном снижении ФА детей сообщили 13,8% родителей, а о небольшом снижении (ФА уменьшилась на 10–50 минут в день) - 11,5%. Около 7% родителей отметили, что дети стали заниматься намного больше (ФА увеличилась более чем на 1 час в день), около 10% отметили, что ФА детей увеличилась в среднем на 10–50 минут в день по сравнению с зимой 2020 года (табл. 3).

 

Проанализировано соблюдение Глобальных рекомендаций ВОЗ по ФА и малоподвижному образу жизни в течение последних 7 дней до опроса (табл. 4).

            Выявлен низкий процент детей в возрасте 5–17 лет, соблюдающих рекомендации по ФА. Так, доля детей, выполняющая рекомендации по ФА средней и высокой интенсивности не менее 60 минут в день на протяжении недели, составила 7,5% (мальчики – 8,2%, девочки – 6,7%).

            В отношении соблюдения рекомендации по ограничению экранного времени (менее 2 часов) показано следующее. Доля детей, выполняющая данную рекомендацию в будние дни, составила 73,3%, в выходные дни – 63,3% (табл. 4).

Более привержены к соблюдению рекомендации по ограничению экранного времени оказались дети в возрастной группе от 6 до 11 лет (в будние дни – 80%, р<0,001, в выходные дни – 71,1%, р<0,001) в отличие от детей старших возрастных групп. В отношении соблюдения рекомендации по ФА возрастных различий не выявлено (табл. 4).

Более привержены к соблюдению рекомендации по ФА оказались жители мегаполиса (около 10%, р=0,04) по сравнению с жителями малых городов и сельской местности. В отношении соблюдения рекомендаций по ограничению экранного времени как в будние дни, так и в выходные, также, более привержены к соблюдению рекомендаций были дети, проживающие в мегаполисе (76,2%, р=0,003 и 67,8%, р<0,001) (табл. 4).

Проанализировано соблюдение рекомендаций ВОЗ от уровня образования родителей. Наличие высшего образования ожидаемо связано с большим соблюдением рекомендаций по ФА (8,5%, р<0,001) и ограничению экранного времени как в будние (77,4%, р<0,001), так и выходные дни (67,2%, р<0,001) (табл. 4).

 

 

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

          В настоящем исследовании представлены данные о ФА, общем экранном времени и соблюдении глобальных рекомендаций ВОЗ по ФА и экранному времени среди детей в связи с пандемией COVID-19 в РФ. Данный опрос выявил низкий процент детей в возрасте 5–17 лет, соблюдающих рекомендации по ФА. Так, доля детей, выполняющая рекомендации по ФА средней и высокой интенсивности не менее 60 минут в день на протяжении недели, составила всего 7,5% (95%ДИ: 6,3-8,3). По данным исследования, проведенного в Канаде [8], 18,2 % детей выполняли рекомендации по ФА. В настоящем исследовании увеличение экранного времени в будни дни во время пандемии выявлено у 21,9% участника опроса, в выходные дни у 20,3%, соответственно.

          Первые результаты международного проекта в целом также опубликованы в European Journal of Public Health [9]. Представлены данные о соблюдении Глобальных рекомендаций ВОЗ по ФА и экранному времени по странам (n = 24 302). В среднем доля детей, соблюдающих рекомендации ВОЗ по ФА, составила 9,3% (95%ДИ: 6,9–11,7). Выше данный показатель оказался в пяти странах (Польша – 14,8%; Словения – 12,6%; Венгрия – 12,2%; Дания – 11,0%; Германия -10,3%), ниже – в России (7,5%); Испании (7,3%); Италии (4,2%) и Португалии (4,0%) [9].

          В отношении соблюдения рекомендации ВОЗ по ограничению экранного времени в будние и выходные дни (≤2 ч/день) в России получено меньшее время по сравнению с другими странами (1,9 ч. в будние дни и 2,3 ч. в выходные дни), лучше результаты были только в Испании, а в остальных странах экранное время было больше [9].

          Одним из основных тревожащих факторов исследователи отметили дальнейшее сокращение уровней ФА по сравнению с первой волной пандемии и первым исследованием весной 2020 [9].

          Специалисты общественного здравоохранения прогнозируют резкое снижение ФА детей из-за пандемии COVID-19 и связанных с ней ограничений [10], [11]. В нашем опросе каждый пятый респондент (20,5%) отметил, что количество тренировок уменьшилось в период пандемии, однако количество уроков физкультуры в рамках школьной программы практически не изменилась. Важной проблемой является низкий уровень ФА детей и до пандемии. Данные первого онлайн опроса среди 11 стран Европы показывают, что в целом количество и частота ФА среди детей сохранилась примерно на том же низком уровне, как и ранее до пандемии [12]. По данным других опросов, проведенных в марте и апреле 2020 г. в Канаде и Китае, было зафиксировано значительное снижение ФА среди детей [13], [14]. Такие результаты могли быть из-за более раннего сбора данных или страновых различий, введенных мер во время пандемии. Схожие различия были выявлены по результатам первого онлайн опроса среди 11 стран Европы. Так, в Испании, Польше, Германии и Португалии среди мальчиков распространенность низкой ФА увеличилась по сравнению с уровнем ФА до пандемии COVID-19 [15], [16].

          По результатам первого опроса, в 8 из 10 стран две трети участников превышали 2 часа в день общего экранного времени в будние дни [16]. Как и низкая ФА, увеличение экранного времени является независимым предиктором неблагоприятных последствий для здоровья [17-20], что означает, что будущие вмешательства должны быть разработаны для снижения данного показателя.

          Ограничения исследования: в настоящем исследовании необходимо учитывать, что данные самооценки являются субъективными показателями и респондентом возможно было сложно точно определить и интерпретировать временные показатели ФА и экранного времени.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Российская часть международного исследования продемонстрировала низкий уровень ФА и высокую долю экранного времени детей школьного возраста. Поскольку большинство школьников находилось на обычном очном обучении и практически не отмечали сокращение уроков физкультуры (хотя количество физических тренировок вне школы сократилось у 20%), то в целом можно говорить о системной проблеме низкой ФА детей школьного возраста, которая в определенной степени усугубилась на фоне пандемии COVID-19.

Полученные данные должны быть использованы в целях разработки и реализации обоснованных целевых мер по профилактике низкой ФА и укрепления здоровья детей школьного возраста.

 

 

 

×

About the authors

Anna V. Kontsevaya

National Research Centre for Therapy and Preventive Medicine

Email: koncanna@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0003-2062-1536
SPIN-code: 6787-2500

MD, Dr. Sci. (Med.)

Russian Federation, Moscow

A. O. Myrzamatova

National Medical Research Center for Therapy and Preventive Medicine

Email: azaliya89@list.ru

кандидат медицинских наук, научный сотрудник отдела укрепления общественного здоровья

Moscow

D. K. Mukaneeva

National Medical Research Centre for Therapy and Preventive Medicine

Author for correspondence.
Email: mdksc@mail.ru

научный сотрудник отдела укрепления общественного здоровья

Russian Federation, Moscow, Russia

A. A. Antsiferova

National Medical Research Center for Therapy and Preventive Medicine

Email: antsiferovaaleksandra@mail.ru

младший научный сотрудник отдела укрепления общественного здоровья

Moscow, Russia

Mikhail Khudyakov

Email: mbkh52@mail.ru

Catherine Ivanova

Email: kat-iv@mail.ru

Oxana M. Drapkina

National Research Centre for Therapy and Preventive Medicine

Email: odrapkina@gnicpm.ru
ORCID iD: 0000-0002-4453-8430
SPIN-code: 4456-1297

MD, Dr. Sci. (Med.), Professor

Russian Federation, Moscow

References

  1. Gallè F., Sabella E.A., Ferracuti S., et al. Sedentary Behaviors and Physical Activity of Italian Undergraduate Students during Lockdown at the Time of CoViD-19 Pandemic // Int J Environ Res Public Health. 2020. Vol.17. №17. P. 6171. doi: 10.3390/ijerph17176171.
  2. Stockwell S., Trott M., Tully M., et al. Changes in physical activity and sedentary behaviours from before to during the COVID-19 pandemic lockdown: a systematic review // BMJ Open Sport & Exercise Medicine. 2021. Vol. 7. P. e000960. doi:10.1136/ bmjsem-2020-000960.
  3. Loades M.E., Chatburn E., Higson-Sweeney N., et al. Rapid Systematic Review: The Impact of Social Isolation and Loneliness on the Mental Health of Children and Adolescents in the Context of COVID-19 // J Am Acad Child Adolesc Psychiatry. 2020. Vol.59. №11. Р.1218-1239.e3. doi: 10.1016/j.jaac.2020.05.009.
  4. Lange S.J., Kompaniyets L., Freedman D.S., et al. Longitudinal Trends in Body Mass Index Before and During the COVID-19 Pandemic Among Persons Aged 2-19 Years - United States, 2018-2020 // MMWR Morb Mortal Wkly Rep. 2021. Vol.17. №70. P.1278-1283. doi: 10.15585/mmwr.mm7037a3.
  5. Barkley J.E., Lepp A., Glickman E., et al. The Acute Effects of the COVID-19 Pandemic on Physical Activity and Sedentary Behavior in University Students and Employees // Int J Exerc Sci. 2020. Vol.13. №5. P.1326-1339.
  6. Runacres A., Mackintosh K.A., Knight R.L., et al. Impact of the COVID-19 Pandemic on Sedentary Time and Behaviour in Children and Adults: A Systematic Review and Meta-Analysis // International Journal of Environmental Research and Public Health. 2021. Vol.18. №21. P.11286. doi: 10.3390/ijerph182111286.
  7. Chaput J.P., Willumsen J., Bull F., et al. 2020 WHO guidelines on physical activity and sedentary behaviour for children and adolescents aged 5-17 years: summary of the evidence // Int J Behav Nutr Phys Act. 2020. Vol.26. №7(1). P.141. doi: 10.1186/s12966-020-01037-z.
  8. Guerrero M.D., Vanderloo L.M., Rhodes R.E., et al. Canadian children's and youth's adherence to the 24-h movement guidelines during the COVID-19 pandemic: A decision tree analysis // J Sport Health Sci. 2020. Vol.9. №4. P.313-321. doi: 10.1016/j.jshs.2020.06.005.
  9. Kovacs V.A., Brandes M., Suesse T., et al. Are we underestimating the impact of COVID-19 on children's physical activity in Europe? - a study of 24 302 children // European Journal of Public Health. 2022. Vol. 32. №.3. P. 494-496. doi: 10.1093/eurpub/ckac003.
  10. Bakaloudi D.R., Barazzoni R., Bischoff S.C., et al. Impact of the first COVID-19 lockdown on body weight: A combined systematic review and a meta-analysis // Clin Nutr. 2021. Vol.S0261. №5614(21). P.00207-7. doi: 10.1016/j.clnu.2021.04.015.
  11. López-Bueno R., López-Sánchez G.F., Casajús J.A., et al. Potential health-related behaviors for pre-school and school-aged children during COVID-19 lockdown: A narrative review // Prev Med. 2021. Vol.143. P.106349. doi: 10.1016/j.ypmed.2020.106349.
  12. Guthold R., Stevens G.A., Riley L.M., Bull F.C. Global trends in insufficient physical activity among adolescents: a pooled analysis of 298 population-based surveys with 1·6 million participants // Lancet Child Adolesc Health. 2020. Vol.4. №1. P.23-35. doi: 10.1016/S2352-4642(19)30323-2.
  13. Moore S.A., Faulkner G., Rhodes R.E., et al. Impact of the COVID-19 virus outbreak on movement and play behaviours of Canadian children and youth: a national survey // Int J Behav Nutr Phys Act. 2020. Vol.6. №17(1). P.85. doi: 10.1186/s12966-020-00987-8.
  14. Xiang M, Zhang Z, Kuwahara K. Impact of COVID-19 pandemic on children and adolescents' lifestyle behavior larger than expected // Prog Cardiovasc Dis. 2020. Vol.63. №4. – P.531-532. doi: 10.1016/j.pcad.2020.04.013.
  15. Inchley, J., Currie, D., Budisavljevic, S. et al. Spotlight on adolescent health and well-being: Findings from the 2017/2018 health behaviour in school-aged children (HBSC) survey in Europe and Canada. I. 2020, 146 pages ISBN 978 92 890 5501 7.
  16. Kovacs V.A., Starc G., Brandes M., et al. Physical activity, screen time and the COVID-19 school closures in Europe - An observational study in 10 countries // Eur J Sport Sci. 2021. Vol.29. №1. P.10. doi: 10.1080/17461391.2021.1897166.
  17. Tremblay M.S., LeBlanc A.G., Kho M.E., et al. Systematic review of sedentary behaviour and health indicators in school-aged children and youth // Int J Behav Nutr Phys Act. 2011. Vol.21. № 8. P.98. doi: 10.1186/1479-5868-8-98.
  18. Saunders T.J., Vallance J.K. Screen Time and Health Indicators Among Children and Youth: Current Evidence, Limitations and Future Directions // Appl Health Econ Health Policy. 2017. Vol.15. P. 323–331. doi: 10.1007/s40258-016-0289-3.
  19. Babic M.J., Morgan P.J., Plotnikoff R.C., et al. Rationale and study protocol for 'Switch-off 4 Healthy Minds' (S4HM): a cluster randomized controlled trial to reduce recreational screen time in adolescents // Contemp Clin Trials. 2015. Vol.40. P.150-8. doi: 10.1016/j.cct.2014.12.001.
  20. Belcher BR, Berrigan D, Papachristopoulou A, et al. Effects of interrupting children’s sedentary behaviors with activity on metabolic function: a randomized trial // J Clin Endocrin Metab. 2015. Vol.100. P.3735–43. doi: 10.1210/jc.2015-2803.

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) Eco-Vector

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС 77 - 78166 от 20.03.2020.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies