Occupational Risk Factors for Health Disorders in Dairy Production (Literature Review)



Cite item

Abstract

In the context of modern challenges and threats of Russian Federation food security, minimizing the occupational risk to the health of workers in the production of food products becomes more important. The aim of the study is summarizing federal and foreign publications on the UK. A descriptive review of the sources of scientific information contained in Russian and international search systems (eLIBRARY, RSCI, Cyber Leninka, Google Scholar, PubMed) from 2000 till 2021 was carried out. The review includes original articles on quantitative observational studies and reviews on the problem under study. More than 100 sources have been analyzed, the work highlights information from 35 publications that most fully reflect the search problem. It has been established that working conditions in the production of dairy products are characterized by a multifactorial negative impact on workers, the main adverse factors are production noise, low or high air temperature, insufficient lighting, air pollution of the working area with harmful chemicals and dust, and physical overload. The impact of harmful working conditions leads to an overstrain of the functional systems of the body of workers, which is manifested in a decrease in working capacity in the dynamics of the work shift and health disorders. During periodic medical examinations, workers are diagnosed with diseases of the circulatory system, respiratory organs, nervous, musculoskeletal systems and connective tissue, diseases of the ear and mastoid process, and pathologies of the reproductive system. The results of the review indicate the need for further comprehensive studies of quantitative indicators of risk factors and patterns of their impact on the health of workers, the results of which can form the basis for the development of reasonable prevention measures.

Full Text

Введение. Изучение угрожающих здоровью населения факторов риска, вызывающих и (или) усугубляющих развитие и течение хронических неинфекционных заболеваний, а также научное обоснование мер профилактики их негативного воздействия на индивидуальном и групповом уровне является актуальным и развивающимся направлением профилактической медицины и экологии труда. Особого внимания требует сохранение и укрепление здоровья трудоспособного населения, определяющего качество трудовых ресурсов как важнейшего показателя социально-экономического развития современной России.

По официальным данным Федеральной службы государственной статистики в 2020 году в Российской Федерации 37,3% трудящихся, занятых в различных видах экономической деятельности, работали во вредных и (или) опасных условиях труда, выступающих триггерами возникновения и развития у них профессиональных и профессионально обусловленных заболеваний [1, 2]. Нарушения здоровья, связанные с работой, являются причиной временной и постоянной утраты трудоспособности, инвалидности, преждевременной смерти работников в трудоспособном возрасте [1].

Формирование и выполнение научных программ по «поддержанию здоровья населения», «разработке и внедрению технологий профилактики» нарушений здоровья населения является одним из приоритетных направлений развития современной медицинской науки [4], что определяет актуальность исследований профессиональных факторов риска в отраслевом аспекте. Отечественными учеными установлена специфика нарушений здоровья работников, ассоциированных с негативным воздействием условий труда в различных сферах деятельности. Так отмечено, что наиболее высокая распространенность заболеваний системы кровообращения выявляется в области здравоохранения и социальных услуг, транспорта, производствах металлургической промышленности [5], заболевания органов дыхания, костно-мышечной системы и соединительной ткани, органов дыхания чаще устанавливаются у работников сельского хозяйства, в строительной отрасли [6, 7].

Особую актуальность в настоящее время приобретает профилактика нарушений здоровья работников в производстве пищевой, в том числе молочной продукции, сохранение трудовых ресурсов в которой является одним из условий обеспечения продовольственной безопасности Российской Федерации. Однако факторы профессионального риска в этой социально значимой и развивающейся отрасли пока изучены недостаточно.

Целью исследования явилось обобщение отечественных и зарубежных публикаций, посвященных изучению профессиональных факторов риска здоровью работников производства молочной продукции.

Методы. Проведен поиск и анализ отечественных и зарубежных публикаций, содержащихся в официальных российских и международных базах данных eLIBRARY, РИНЦ, CyberLeninka, Google Scholar, PubMed, опубликованных с 2003 по 2021 год. Использованы дескрипторы, связанные с гигиеной труда и состоянием здоровья работников промышленного производства молочной продукции. В обзор были включены научные оригинальные статьи, посвященные количественным обсервационным исследованиям и обзоры по проблеме, ориентированные на разные группы ученой общественности. Исключены установочные (программные), редакционные статьи. Проанализировано более 100 литературных источников, в настоящем обзоре обобщены сведения из 35 публикаций, наиболее удовлетворяющие проблеме поиска.

Результаты. Современные предприятия по промышленному производству молочной продукции (молокоперерабатывающие заводы и комбинаты), осуществляют комплексную переработку товарного (сырого) молока, обеспечивая население одним из социально-значимых и массовых по потреблению продуктов питания населения России. Вместе с тем степень износа оборудования на многих предприятиях остается достаточно высокой, что наряду с технологическими особенностями производства не позволяет обеспечить необходимого уровня гигиенической безопасности условий труда и создает условия для формирования профессиональных рисков здоровью работников [8].

Основное оборудование производства – механизированные и автоматизированные поточные линии, представляющие собой системы взаимосвязанных машин и оборудования, выполняющих операции в технологической последовательности. Управление, регулировка и контроль работы оборудования осуществляются в механизированном, полуавтоматизированном и автоматизированном режимах, частично дистанционно с компьютеризированных пультов управления. Однако неполная механизация и автоматизация определяют присутствие большой доли ручного труда, кроме того часть оборудования является источниками производственного шума, теплового излучения, вибрации [9].

Многостадийный непрерывный процесс производства молока состоит из последовательных технологических операций: приемка, очистка и охлаждение сырого молока; сепарирование, нормализация, гомогенизация и составление смесей; пастеризация и последующее охлаждение; розлив и маркировка; хранение и отгрузка готовой продукции потребителю. Основными профессиональными группами на различных стадиях производственного процесса являются: приемщики сырья, мойщики приемного отделения; аппаратчики пастеризации и охлаждения молока цеха пастеризации; операторы автоматов по розливу молочной продукции и загрузчики-выгрузчики пищевой продукции цеха розлива; операторы линий производства пищевой продукции цехов по производству творога, масла, сыра, мороженного; работники склада готовой продукции.

Обзор научной литературы показал, условия труда работников на всех стадиях молокопереработки характеризуются комплексным воздействием на работников факторов производственной среды и трудового процесса различной природы с различной степенью отклонений фактических уровней от действующих гигиенических нормативов и санитарных норм и оцениваются как вредные (классы 3.1–3.4) [10–12]. Согласно имеющимся в литературных источниках данных наиболее неблагоприятные условия труда формируются на рабочих местах, где оборудование является источником шума (цехов пастеризации, производства сухого молока, выработки творога), конвекционного и лучистого тепла и водяных испарений (цехов пастеризации, производства сухого молока, выработки творога, масла), в холодильных и морозильных камерах [11, 13].

По данным Г.Е. Сбитнева (2011) в условиях повышенного шума на автоматизированных молокоперерабатывающих производствах занято 38% работников [11]. В работах Н.Г. Кураевой (2003) отмечено превышение ПДУ эквивалентных уровней шума (на 2–9 дБА) на рабочих местах на участке пастеризации, на 14 дБА в производстве сухого обезжиренного молока [11]. И.С. Ракитиной с соавт. (2016) установлено превышение уровней шума на 35 дБА (класс 3.4) на линии производства пищевой продукции [13]. Источниками шума, как правило, являются работа технологического и вентиляционного оборудования, технологических компрессоров, пищевых насосов, оборудования для транспортировки промежуточной и готовой продукции (трубопроводы, транспортеры, электрокары) [12, 14].

Неблагоприятное влияние производственного шума на организм работников может проявляться в виде специфического воздействия на слуховой аппарат, приводя к нарушению звуковоспринимающего отдела по типу восходящего кохлеарного неврита, клинически проявляющегося в виде двусторонней сенсоневральной тугоухости, а также нарушениями со стороны многих органов и систем, снижением производительности труда [15]. Необходимость восприятия дифференцированных сигналов на фоне выраженных шумовых помех обусловливало напряжение слухового анализатора работников в процессе работы, повышая напряженность трудового процесса. При отдельных технологических процессах производства шумовое воздействие сопровождалось локальной вибрацией, создавая повреждающий синергический эффект их комбинированного воздействия [16].

Неблагоприятными факторами производственной среды работников при термической обработке или охлаждении сырья, промежуточных продуктов производства и готовой продукции, являются микроклиматические условия. Исследованиями, проведенными А.Н. Даниловым с соавт. (2019), было зарегистрировано повышение температуры воздуха на рабочих местах цеха пастеризации в теплый период года до 36,7°С при этом превышение допустимого уровня тепловой нагрузки среды (ТНС-индекса) составляло 5,2°С, соответствуя вредным условиям труда 4 степени (класс 3.4) [12]. В цехах пастеризации, изготовления творога, на рабочих местах мойщиков автомобильных молочных цистерн и молочных танков кроме неблагоприятных температурных условий отмечалась повышенная влажность воздуха, что было связано с расположением рабочих мест в непосредственной близости от источников тепло- и влаговыделений [8, 13, 11, 13]. Работники склада готовой продукции 30% времени смены трудились в условиях охлаждающего микроклимата в складе глубокой заморозки и складе молочной продукции при температуре воздуха -24°С и -4,5°С, соответственно. Работники цеха мороженого до 10 % времени были заняты в морозильной камере при температуре воздуха от 0 до 8°C [8, 10].

Г.Н Талиевой с соавт. (2010) установлено, что воздействию охлаждающего или нагревающего микроклимата были подвержены 68% работников из обследованных ими производственных цехов молокозавода. По их данным неудовлетворительные микроклиматические условия были следствием нарушением герметизации и теплоизоляции технологического оборудования, недостатков в организации рабочих мест, дефектов и неправильной эксплуатации производственного оборудования, несовершенства производственных процессов [14]. Другой важной причиной неблагоприятных микроклиматических условий являлась неудовлетворительная работа вентиляционных установок (отсутствие сбалансированного притока и вытяжки воздуха, несвоевременное проведение ремонтных и наладочных работ). К охлаждению воздуха в производственных помещениях в холодное время года приводило длительное открытые транспортных ворот, а также отсутствие герметизации в отводе сточных вод [12].

Известно, что тепловая нагрузка рабочей среды ведет к перегреванию и нарушению температурного гомеостаза, перенапряжению различных функциональных систем организма, различным нарушениям здоровья, снижению производительности труда. Сочетанное воздействие нагревающего микроклимата и высокой влажности способствует развитию заболеваний органов дыхания, артериальной гипертензии, поражений миокарда, нейроциркуляторной дистонии, заболеваний мочеполовой системы [17]. Хроническое воздействие пониженных температур воздуха при недостаточных защитных свойствах одежды может привести к переохлаждению организма с нарушением энергетического баланса, постепенным понижением температуры тела и развитием заболеваний периферических сосудов, поражений периферических нервов конечностей. Работа в условиях пониженных температур увеличивает риск развития гипертензии, заболеваний органов дыхания, мочеполовой и костно-мышечной систем периферической нервной системы, болезней репродуктивной системы у женщин [15, 17].

Несовершенства объемно-планировочных инженерных решений и осветительного оборудования приводило неудовлетворительным параметрам световой среды. На 39% рабочих местах работников отсутствовало естественное освещение, уровни искусственного освещения в 4–6 раза находились ниже санитарных норм, что приводило к общему и зрительному утомлению, повышая опасность производственного травматизма [11, 13].

В отечественной и зарубежной литературе имеются сведения о загрязнении зоны дыхания работников молокоперерабатывающих производств химическими веществами, являющимися компонентами моющих и дезинфицирующих средств. Поступление вредных веществ в зону дыхания работников было связано с недостаточной герметизацией и локализацией отведения химических веществ при ручной мойке и санитарной обработке оборудования, приспособлений, коридоров, воздушных каналов воздухоохладитей [14]. В воздух помещений также может проникать оксидифенолят натрия, используемый для борьбы с плесенью в холодильных камерах [18]. По имеющимся в литературе данным указанные вещества обнаруживались в концентрациях ниже ПДК, исключение составляла щелочь, концентрации которой превышали ПДК в 2 раза. В компрессорных цехах в воздухе рабочей зоны обнаруживался аммиак, содержание которого в зоне дыхания работников колебались от 10 до 25 мг/м3 (ПДК=20 мг/м3), что было обусловлено конструктивными и эксплуатационными недостатками технологического оборудования [12].

Использование в качестве сырья сухого молока обусловливало присутствие в воздухе рабочей зоны работников участка восстановления молока аэрозоли молочных смесей и микроорганизмов. Среднесменные концентрации пыли сухого молока в производстве восстановленного молока по данным отечественных авторов [13] не превышала ПДК. В производстве сухого молока превышения составляло от 3,1 до 6,67 раза (классы 3.3–3.3) [11]. Основными составляющими пыли сухого молока являются его белковые фракции: лактальбумин, казеин, иммуноглобулины, различные ферменты, используемые при закваске молока, часть из которых может выступать в качестве аллергенов [18].

Общая микробная обсемененность воздуха рабочей зоны работников молокоперерабатывающих производств варьировала от 3,76˟103 до 3,06˟104(ПДК – 5˟104 кл/м3) [9, 11, 13]. На отечественных предприятиях в зоне дыхания работников обнаруживались Streptococcus thermophilus и Lactobacillus acidophilus в концентрации 5,4˟105 клеток/м3, плесени, грибы рода Aspergillus, Candida, Fusarium, Mucor, Penicillium – до 2,4˟105 клеток/м3. В зарубежной литературе имеются сведения о наличии в воздухе и на рабочих поверхностях в производственных помещениях преимущественно сапрофитных микроорганизмов (дрожжеподобных и плесневых грибов, бактерий), грибов рода Candida [19]. Микотоксины, производимые грибами рода Candida, способны вызывать бронхиальную астму, аллергический ринит и оказывать канцерогенное, мутагенное, тератогенное действие, нарушать иммунные реакции в организме человека. Слизистая оболочка верхних дыхательных путей и кожа работников являются первым барьером и самым частым местом колонизации для микотической инфекции [20].

Неритмичность производства продукции, недостаточная автоматизация технологических операций, эргономические недостатки в организации рабочих мест приводили к нерациональной организации трудового процесса работников. Наиболее неблагоприятный и тяжелый труд (общая оценка класс 3.3) характерен для работников склада готовой продукции (загрузчики-выгрузчики, кладовщики-наборщики, грузчики), выполняющих основной процесс отгрузки продукции со склада в условиях пониженных температур при отсутствии естественного освещения. Тяжесть труда работников характеризовалась физическими динамическими и статическими нагрузками с подъемом и перемещением грузов массой 9-20 кг, статической нагрузкой с участием мышц корпуса и ног, превышающей допустимое значение, периодическим нахождением в вынужденной рабочей позе более 25% времени смены и наклонами корпуса 300 за смену и выше [11, 21].

Физические перегрузки могут приводить к перенапряжению периферической нервной системы и опорно-двигательного аппарата работников, способствуя развитию патологий позвоночника и суставов, нарушению кровообращения в органах малого таза, способствующему развитию воспалительных заболеваний внутренних женских половых органов, нарушению репродуктивной функции [15, 22].

Работники в процессе работы испытывают значительное эмоциональное напряжение, связанное с повышенной ответственностью за качество работ и продукции [9, 11, 13]. Сенсорные нагрузки на работников основных профессий формировались в результате длительного сосредоточенного наблюдения и нагрузки на слуховой анализатор при производственной необходимости восприятия речи или дифференцированных сигналов на фоне шумовых помех. Кроме того, для основных профессиональных групп производства характерен 12-часовой режим труда с работой в ночную смену при отсутствии регламентированных перерыв [10, 12, 13].

Сочетанное воздействие производственных факторов различной природы – химических токсикантов, пыли растительного происхождения, неблагоприятных микроклиматических условий, шума, физических перегрузок оказывает аддитивное и потенцированное действие, приводящее к срыву приспособительных реакций организма и формированию у работников нарушений деятельности различных органов и систем [23].

К развитию стойких функциональных нарушений и хронического утомления у работников, способны привести стрессорные нервно-эмоциональные нагрузки [21]. Стресс на рабочем месте может способствовать развитию гипертензии, и как следствие заболеваний системы кровообращения, пищеварения, костно-мышечной системы. Имеются сведения об отрицательном его влиянии на иммунный статус, что отражается на общей резистентности организма к воздействию различных факторов, в том числе производственной среды [24].

В анализируемых литературных источниках имеются сведения, что воздействие вредных факторов производственной среды в молокоперерабатывающем производстве приводит к напряжению функциональных систем организма работников, проявляясь в утомлении и снижении работоспособности в процессе трудового дня. Так, А.М. Василовским (2012) при анонимном анкетировании работниц молокоперерабатывающих предприятий Центральной Сибири было установлено, что к концу смены у них наступало утомление, проявляющееся в увеличении количества лиц, испытывающих общую усталость (96%), боли в ногах (87%) и спине (57%), возникает желание прекратить работу (68% опрошенных) [9].

Н.Г. Кураевой (2003) при изучении влияния эргономических характеристик рабочих мест на состояние здоровья работниц установлено, что при чрезмерных осевых и ротационных нагрузках на плечевой пояс и область поясницы у работниц выявлялись жалобы на боли в конечностях (50-95%) и в позвоночнике (45-95% опрошенных) [11].

А.П. Михайлуц, Г.Е Сбитнев (2012) исследуя функциональное состояние организма работниц молокоперерабатывающих предприятий в динамике рабочей смены, выявили статистически значимые изменения показателей, свидетельствующие о снижении умственной и мышечной работоспособности и развитии гипоксии. Ими были зарегистрированы снижение значений показателей внимания (на 9,9–17,6 %), силы и выносливости мышц кистей рук (на 10,9–13,5 % и 19,2–29,3 %, соответственно), времени задержки дыхания на выдохе (на 14,2–22,1%), времени статической балансировки (на 37,1–43,6%). Наиболее выраженные функциональные сдвиги были установлены в ночные смены [25].

Н.Г. Кураевой (2006) было обнаружено, что у работниц к концу смены наблюдается снижение индекса централизации сердечного ритма (в 1,9 раза), что указывало на снижение адаптационного потенциала организма [26]. Аналогичные данные были получены И.С Ракитиной с соавт. (2015), выявившими к концу работы двукратное уменьшение общей мощности сердечного спектра, что могло быть связано со снижением автономного контура регуляции сердечного ритма. Напряжение функционального состояния организма работников к концу смены подтверждалось статистически значимым снижением в (1,5 раза) индекса централизации сердечного ритма за счет увеличения влияния очень медленных волн, имеющих связь с психоэмоциональным напряжением [27]. Авторами показано, что снижение адаптационных резервов организма под воздействием комплекса производственных факторов, может приводить к срыву адаптационных механизмов, сказываясь на повышении уровня заболеваемости с временной утратой трудоспособности по числу случаев, дням нетрудоспособности и длительности заболеваний, а также росте случаев хронических общесоматических профессионально-обусловленных заболеваний [7, 27].

И.С. Ракитиной (2015) установлено, что 74 % работниц обследуемого молочного комбината были подвержены «высокому» профессиональному риску для здоровья, подтвержденному корреляционной связью очень высокой и средней степени заболеваний костно-мышечной системы и соединительной ткани и органов дыхания с воздействием вредных условий труда. В структуре хронической заболеваемости была высока доля болезней системы кровообращения и органов пищеварения [20, 27]. По данным других авторов ведущими патологиями являлись болезни органов дыхания, мочеполовой, нервной систем и системы кровообращения, нейросенсорная тугоухость [8, 9, 13]. Среди заболеваний костно-мышечной системы и соединительной ткани выявлялись дорсопатия пояснично-крестцового отдела позвоночника, плечелопаточный периартрит, артрозы и периартрозы суставов кистей рук и других локализаций, болезни мягких тканей [10, 28].

Результаты исследований отечественных авторов согласуются с зарубежными данными. В работах H Ehsanollah. (2011) и D.I Douphrate. С соавт. (2009) было показано, что работники, занятые транспортировкой молочной продукции, вынуждены находиться в течение рабочей смены в рабочих позах, вредных для опорно-двигательного аппарата. Большую распространенность среди них имели заболевания плечевого пояса, коленного сустава, запястья, отмечались боли в пояснице [29, 30]. Риск скелетно-мышечных нарушений в шейно-плечевой области, плечах, запястьях и нижней части спины также был связан с работой в охлаждающей среде и с локальным охлаждением рук [31].

Болезни органов дыхания у работников молочной промышленности представлены респираторными заболеваниями. Систематический обзор респираторного здоровья, проведенный S.J. Reynolds с соавт. (2013), показал распространение среди работников обструктивных изменений дыхательных путей – бронхиальной астмы, хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ), гиперсенситивного пневмонита, хронического бронхита [32]. С помощью спирометрии у работников традиционных и современных молочных предприятий установлено, что распространенность ХОБЛ среди 575 мужчин, принимавших участие обследовании, составила 12,0±2,7% [33]. Респираторным заболеваниям наиболее подвержены работники холодильных и морозильных камер у которых при оценке термофизических реакций организма отмечалось периферическое похолодание, особенно пальцев и кистей рук [35].

При оценке воздействия на здоровье работников молочных заводов смеси молочнокислых бактерий (МКБ), использующихся в качестве пробиотических агентов, углекислого газа и пыли сухого молока B. Zeilfelder с соавт. (2012) были выявлены симптомы раздражения и IgG-сенсибилизация [34].

Среди заболеваний системы кровообращения ведущими патологиями у работников молокоперерабатывающих предприятий являлись артериальная гипертензия, ишемическая болезнь сердца, варикозная болезнь вен нижних конечностей [26, 27]. Болезни нервной системы были представлены расстройством вегетативной (автономной) нервной системы. В основном они были характерны для работников, профессиональная деятельность которых связана с эмоциональным напряжением – мастеров производства, операторов розлива молочной продукции [8]. Частота патологий заболеваний нервной системы возрастала с увеличением профессионального стажа работы [13, 26].

Гинекологическая патология была представлена хроническими воспалительными заболеваниями придатков матки, доброкачественными новообразованиями. Характерны нарушения репродуктивной функции – самопроизвольное прерывание беременности, срочные и преждевременные роды [26].

Заключение. Представленный обзор позволяет заключить, что условия труда работников производства молочной продукции являются неблагоприятными по уровням шума, микроклиматическим условиям, содержанию вредных химических веществ и пыли в зоне дыхания работников, параметрам световой среды на рабочих местах, тяжести и напряженности трудового процесса.

Сочетанное воздействие производственных факторов различной природы, присущих для условия труда в производстве молочной продукции, оказывает аддитивное и потенцированное действие на организм работников, приводя к срыву приспособительных реакций и формированию нарушений в деятельности различных органов и систем, развитию общесоматических заболеваний. Наиболее распространенными среди заболеваний являются болезни системы кровообращения, органов дыхания, нервной, костно-мышечной системы и соединительной ткани, болезней уха и сосцевидного отростка, патологии репродуктивной системы.

В настоящее время мало изученными остаются причинно-следственные связи нарушений здоровья работников с воздействием факторов рабочей среды и трудового процесса, не проводилась оценка вклада последних в формирование заболеваний, связанных с работой.

Таким образом, результаты исследования убедительно свидетельствуют о необходимости дальнейших комплексных клинико-лабораторных и эпидемиологических исследований для оценка профессионального риска с последующим обоснованием и разработкой индивидуальных и групповых медико-профилактических программ профилактики возникновения и развития у работников производства молочной продукции заболеваний, ассоциированных с негативным воздействием факторов условий труда.

×

About the authors

Tamara Anatolyevna Novikova

Saratov Hygiene Medical Research Center of the Federal Budget Scientific Institution «Federal Scientific Center for Medical and Preventive Health Risk Management Technologies»

Author for correspondence.
Email: novikovata-saratov@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0003-1463-0559
SPIN-code: 3648-6341
Scopus Author ID: 7102310242

Candidate of Biological Sciences, Associate Professor, head of laboratory of occupational Health

Russian Federation, 410022, Saratov, st. Zarechnaya, building 1«А», p. 1;

Yuliya Aleksandrovna Aleshina

1Saratov Medical Research Center for Hygiene FBSI "Federal Research Center for Medical and Preventive Technologies for Managing Public Health Risks"

Email: julita-80@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-9798-3151
SPIN-code: 7157-1047
Scopus Author ID: 57209656100

candidate of biological Sciences, Senior Researcher, Occupational Health Laboratory

Russian Federation, 410022, Saratov, st. Zarechnaya, building 1«А», p. 1;

Igor′ Nikolayevich Lutsevich

«Saratov State Medical University named after IN AND. Razumovsky» of Ministry of Healthof of Russia

Email: ilutsevich@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0003-2008-6895
SPIN-code: 2435-6069

Doctor of Medical Sciences, Professor, Head of Department

Russian Federation, 410012, Saratov,Bolshaya Kazachya str., 112

Lilit Arturovna Baregamyan

«Saratov State Medical University named after IN AND. Razumovsky» of Ministry of Healthof of Russia

Email: lilit.baregamyan@mail.ru
ORCID iD: 0000-0001-5731-7234
SPIN-code: 2447-3978

graduate student Faculty of Medicine

Russian Federation, 410012, Saratov,Bolshaya Kazachya str., 112

References

  1. The state of working conditions of employees by certain types of economic activity in the Russian Federation Available at: https://rosstat.gov.ru/working_conditions?print=1 (accessed: 13.07.2022).
  2. Vadulina, N.V. Gallyamov M.A., Devyatova S.M. Occupational morbidity in Russia: problems and solutions // Bezopasnost' tekhnogennykh i prirodnykh sistem. 2020; № 3: Р. 7-15.
  3. Good Practice in Occupational Health Services: A Contribution to Workplace Health. EUR/02/5041181. Copenhagen: WHO Regional Office for Europe, 2002. Available at:: https://apps.who.int/iris/bitstream/handle/10665/107448/E77650.pdf?sequence=1&isAllowed=y (accessed: 22.01.2022).
  4. Strategies for the development of medical science in the Russian Federation until 2025: approved. Decree of the Government of the Russian Federation of December 28, 2012 No. 2580-р.. Available at:: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_140249/ (accessed: 13.07.2022).
  5. Bukhtiyarov I.V., Denisov E.I., Lagutina G.N., Pfaf V.F., Chesalin P.V., Stepanyan I.V. Criteria and algorithms for establishing the relationship of health disorders with work // Meditsina truda i promyshlennaya ekologiya 2018. № 8. Р. 4–12.
  6. Popova A.Yu. Problems and trends of occupational morbidity in agricultural workers of the Russian Federation. // Zdorov'e naseleniya i sreda obitaniya. 2016; № 9 (282): Р. 4-9.
  7. Sazonova A.M. Integral assessment of working conditions during construction and installation works in underground structures.// Bezopasnost' zhiznedeyatel'nosti. 2017; № 3 (195): Р. 8–11.
  8. Lyapkalo A.A., Rakitina I.S., Chudinin N.V. Comparative assessment of occupational risks for employees of dairy plants with different levels of production automation. // Nauchno - prakticheskiy zhurnal. 2018; № 21 (3): Р. 73–80.
  9. Vasilovskiy A.M., Mikhayluts A.P., Sbitnev G.E. Comprehensive hygienic assessment of milk processing enterprises in Central Siberia.// Sibirskoe meditsinskoe obozrenie. 2012; № 4: Р. 1–9.
  10. Danilov A.N., Novikova T.A., Aleshina Yu.A. Hygienic features of working conditions at milk processing enterprises and their impact on the health of workers // Meditsina truda i promyshlennaya ekologiya. 2019; № 9: Р. 611–612. doi: 10.31089/1026-9428-2019-59-9-611-612]
  11. Kuraeva N.G. Hygienic and ergonomic features of the work of workers of milk processing enterprises. // Meditsina truda i promyshlennaya ekologiya. 2003; № 11: Р. 16.
  12. Sbitnev G.E. Hygienic assessment of technological, construction-planning and sanitary-technical solutions at an automated milk processing enterprise. Problems of medicine and biology: Materialy nauchno prakticheskoj konferencii. Kemerovo: KemG-MA. 2011, Р. 158.
  13. Rakitina I.S., Ljapkalo A.A., Chudinin N.V. Working conditions and health status of dairy workers in various climatic zones.// Gigiena i sanitarija. 2016; № 95(4): Р.351–355. doi: 10.18821/0016-9900-2016-95-4-351-355.
  14. Talieva G.N., Iskakova B.I., Gorshkova I.V., Sagieva Zh.M., Susmetova G.V. Hygienic characteristics of the production environment of the LLP enterprise «Karagandinskij dairy plant». // Medicina i jekologija. 2010; 2 (55): Р. 54–56.
  15. Occupational pathology: national guidelines. N.F. Izmerov editor. М.: GJeOTAR - Media. 2011, 784 р.
  16. The combined effects of occupational exposure to noise and other risk factors - a systematic review. // Noise and Health. 2019; № 21 (101): Р. 125–141 doi: 10.4103/nah.NAH_4_18.
  17. Flouris A.D., Dinas P.C, Ioannou L.G, Nybo L., Havenith G., Kenny G.P et al. Workers' health and productivity under occupational heat strain: a systematic review and meta-analysis. // Lancet Planet Health. 2018; №.2: Р 521–531. doi: 10.1016/S2542-5196(18)30237-7.
  18. Baranov S.A., Sychik S.I., Shevljakov V.V., Jerm G.I., Chernyshova E.V., Bujnickaja A.V. Experimental identification of the sensitizing ability and allergenic danger of whey proteins isolated from the dust of dry skimmed cow's milk. // Zdorov'e i okruzhajushhaja sreda. 2020; № 30: Р. 175–182.
  19. Stobnicka-Kupiec A., Gołofit-Szymczak M., Górny R. Microbial contamination level and microbial diversity of occupational environment in commercial and traditional dairy plants. // Ann Agric Environ Med. 2019; № 26 (4): Р. 555–565. doi: 10.26444/aaem/112381.
  20. Edwards J.P., Kuhn-Sherlock B. Opportunities for improving the safety of dairy parlor workers. // J Dairy Sci. 2021; № 104(1): Р 419–430. doi: 10.3168/jds. 2020-18954.
  21. Rakitina, I.S., Ljapkalo A.A. Hygienic characteristics of the labor process of employees of milk processing enterprises.// Rossijskij mediko-biologicheskij vestnik im. I. P. Pavlova. 2014; № 2: Р. 85–91. doi: 10.17816/PAVLOVJ2014284-90.
  22. Fesenko M.A., Sivochalova O.V., Fedorova E.V. Occupational conditionality of diseases of the reproductive system in workers employed in hazardous working conditions. // Analiz riska zdorov'ju. 2017; 3: 92–100. doi: 10.21668/health.risk/2017.3.11].
  23. Zabolotskih V.V., Vasil'ev A.V., Tereshhenko Ju.P. Synergistic effects with simultaneous exposure to physical and chemical factors. // Izvestija Samarskogo nauchnogo centra Rossijskoj akademii nauk. 2016; № 5 (2): Р. 290–295.
  24. Mohajan, H. The occupational stress and risk of it among the employees. // International Journal of Mainstream Social Science. 2012; V.2; № 2: С. 17–34.
  25. Mihajluc A.P., Sbitnev G.E. Hygienic assessment of working conditions and lifestyle of workers in modern milk processing industries. // Medicina v Kuzbasse. 2012; № 11 (3): Р. 18–22.
  26. Кураева Н.Г., Спирин В.Ф., Фомина Л.Э. Состояние здоровья работниц в молокоперерабатывающем производстве. // Медицина труда и промышленная экология. 2006; № 1: С. 38–40.
  27. Rakitina I.S., Ljapkalo A.A., Chudinin N.V. Functional changes in the body of dairy workers // Profilakticheskaja medicina. 2015; № 1: Р. 30–35.
  28. Rakitina I.S The state of health of dairy workers and its prognostic assessment.// Rossijskij mediko-biologicheskij vestnik im. akad. I.P. Pavlova. 2015: № 1; Р. 67–71.
  29. Ehsanollah H. Musculoskeletal disorders and ergonomics of workers involved with analyzing the situation manually carrying goods in the dairy industry. // Health System research. 2011; № 6 (4): Р. 649–657.
  30. Douphrate D.I., Nonnenmann M.W., Rosecrance J.C. Ergonomics in industrialized dairy operations. // J Agromedicine. 2009; № 14 (4): Р. 406–12. DOI:1080/10599240903260444.
  31. Sormunen E., Remes J., Hassi J., Pienimäki T., Rintamäki H. Factors associated with self-estimated work ability and musculoskeletal symptoms among male and female workers in cooled food-processing facilities. // Ind Health. 2009; № 47: Р. 271–282. doi: 10.2486/indhealth.47.271.
  32. Reynolds S.J., Nonnenmann M.W., Basinas I., Davidson M., Elfman L., Gordon J. Systematic review of respiratory healt hamong dairy workers. // J Agromedicine. 2013; № 3: Р. 219–243. doi: 10.1080/1059924X.2013.797374.
  33. Morescaux A., Degano B., Soumagne Thibaud et al. Jmpact of farm modernity on the prevalence of chronic obstructive pulmonary disease in dairy farmers. // Occup Environ Med. 2016; № 73 (2): Р. 127–133. doi: 10.1136/ocmed – 2014-102697.
  34. Raimundo A.M., Oliveira A.V., Gaspar A.R., Quintela D.A. Thermal conditions in freezing chambers and prediction of the thermophysiological responses of workers. // Int J Biometeorol. 2015 № 59 (11): Р. 1623–32. doi: 10.1007/s00484-015-0969-y.
  35. Zeilfelder B., Chouanière D., Reboux G., Vacheyrou M., Milon A., Wild P., Oppliger A. Health effects of occupational exposure in a dairy food industry, with a specific assessment of exposure to airborne lactic acid bacteria. // J Occup Environ Med. 2012 № 54 (8): Р. 969–73. doi: 10.1097/JOM.0b013e318253358f.

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) Eco-Vector

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС 77 - 78166 от 20.03.2020.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies