RELATIONS BETWEEN CYTOTOXIC LYMPHOCYTES AND PROLACTIN IN PHYSIOLOGICAL REGULATION OF THE ADAPTIVE IMMUNE RESPONSE IN WOMEN OF THE ARKHANGELSK AND MURMANSK REGIONS

Abstract


Purpose: to study relations between cytotoxic activity of adaptive immune response and prolactin in healthy female residents of the Arkhangelsk and Murmansk regions. Methods. The sample consisted of 145 women aged 20-49 years. Lymphocytes CD3+, CD5+, CD8+, HLA-DR+ were phenotyped using Nicon Eclipse 50i microscope. Serum immunoglobulins E were assessed by ELISA method using on Stat Fax 2100. Prolactin levels were measured using ELISYS Uno (Germany). All data were analyzed using Statistica 6.0 software. Results. Women aged 20-39 and 40-49 years respectively from the Murmansk region had higher counts of leucosytes (7.77 ± 0.69) and (9.50 ± 1.28) • 109 C/l, CD8 (0.49 ± 0.07) and (0.66 ± 0.13) • 109 C/l; HLA-DR-activation (0.46 ± 0.07) and (0.62 ± 0.13) • 109 C/l and prolactin levels (29.30 ± 14.52) and (18.40 ± 3.24) ng/ml, compared to women from the Arkhangelsk region. CD3 levels were 0.47 ± 0.20 and 0.37 ± 0.01 • 109 C/l while the corresponding numbers for CD5 were 0.50 ± 1.20 and 0.47 ± 0.09 • 109 C/l. The most widespread defect of immune protection among residents of the Russian North is a low level of active phagocytes and deficiency of T-lymphocytes (CD3, CD5) irrespective of the area of residence and age. Conclusions. The ratio of immunohormonal parameters in women is characterized by the decrease of the activity of adaptive immunity related to its humoral regulation (HLA-DR, IgE) combined with high cellular mediated cytotoxicity (CD8) and the increased concentration of prolactin, which is more typical for women aged 40+ in the Murmansk region. An increase in CD8 counts combined with CD3 and CD5 deficiency is a reserve mechanism of immune protection.

Full Text

В настоящее время, когда северные и арктиче- спечивающую успех в реализации самых грандиозных ские территории вновь находятся под пристальным планов Российской Федерации, - человеческий вниманием мирового сообщества, следует обратить ресурс, а именно женское население. В настоящий особое внимание на главную составляющую, обе- момент физиологическая роль иммунной системы 25 Экологическая физиология Экология человека 2019.04 трактуется как защитная и цензорная. По данным Добродеевой Л. К., Филипповой О. Е. доказано, что в условиях воздействия на организм человека комплекса различных неблагоприятных факторов меняющейся среды развивается практически однотипная реакция с риском формирования функциональной недостаточности Т-лимфоцитов, иммуноглобулинов и фагоцитарной защиты [8, 9]. В современной литературе достаточно часто обсуждаются данные об иммунном ответе жителей территорий, обобщенно называемых «северными», в частности о содержании иммуноглобулинов и хел-перной активности в основном при патологии, в том числе женской [2, 3, 5, 14, 15]. Важно определить эффективность иммунной защиты человека и характер активности иммунных реакций при различных соотношениях лимфоцитов-супрессоров и В-клеток-активаторов иммунных реакций в северных областях, отличающихся между собой не только климатическими особенностями, но и различной экологической нагрузкой (Архангельская область - космодром, военно-промышленный комплекс и Мурманская область - горно-обогатительный комбинат нефелиновых руд). Регуляция активности иммунитета посредством клеточно-опосредованной цитотоксичности играет ключевую роль и в формировании адаптационно-компенсаторных реакций организма человека в норме и при патологии [9]. В настоящий момент нет сведений о фоновых изменениях иммунологических параметров с учетом содержания пролактина у женщин в зависимости от возраста и района проживания. В данном исследовании произведена попытка оценить состояние иммуногормонального фона женщин с учетом структуры выявленных дисбалансов в зависимости от региона и возраста. Цель исследования - определить соотношение цитотоксической активности адаптивных иммунных реакций и пролактина у практически здоровых женщин, проживающих в Архангельской и Мурманской областях. Методы Обследованы 106 женщин в возрасте 20-39 лет (n = 53) и 40-49 лет (n = 53), жительницы Архангельской области (п. Совполье, Мезенский район), и 39 женщин в возрасте 20-39 (n=20) и 40-49 лет (n=19), жительницы Мурманской области (п. Ревда, с расположенным в нем Ловозерским горно-обогатительным комбинатом). Комплекс иммунологического обследования людей включал изучение фагоцитарной активности нейтро-филов, лейкоцитов, фенотипирование лимфоцитов с рецепторами CD3+, CD5+, CD8+, HLA-DR+; Ig E. Кровь для исследования брали из локтевой вены в объеме 6 мл натощак. Содержание лейкоцитов определяли стандартным методом подсчета клеток в камере Горяева. Фагоцитарную активность нейтро-филов определяли путем инкубации клеток крови с частицами латекса в течение 30 минут при темпера туре 37 °С. В мазках, окрашенных по Романовскому - Гимза, подсчитывали относительное содержание активных фагоцитов и среднее фагоцитарное число на 100 нейтрофильных лейкоцитов, использовали микроскоп Nicon Eclipse 50i. Содержание субпопуляций Т-лимфоцитов (CD8+, HLA-DR+) определяли методом непрямой иммунопероксидазной реакции с использованием моноклональных антител (МедБио-Спектр, 2014-2015, г. Москва) на препаратах лимфоцитов типа «высушенная капля» с использованием пероксидазного конъюгата и окрашиванием раствором хромогена для анализа в иммерсионной микроскопии, микроскоп Nicon Eclipse 50i. Количественное определение сывороточных иммуноглобулинов Е (ЗАО «ВЕКТОР-БЕСТ», Россия, 2014-2015 г.) проводили методом иммуноферментного анализа (ИФА) на планшетном иммуноферментном анализаторе Stat Fax 2100. Уровни пролактина определяли методом ИФА на планшетном анализаторе для ИФА ELISYS Uno (Германия) с использованием наборов фирмы Human GmbH (Германия). Результаты исследования обработаны статистически с определением средних величин и представлены как средняя арифметическая ± ошибка средней (М ± m), значимость различий оценивали с помощью t-критерия Стъюдента. Статистическая достоверность присваивалась при значении P. < 0,05. Корреляции между показателями устанавливали, используя коэффициент ранговой корреляции Спирмена с определением корреляции (r) и оценкой его достоверности. Применялся пакет компьютерной программы Statistica 6.0. Результаты Представляло интерес изучить соотношение цитотоксической активности адаптивных иммунных реакций и пролактина у практически здоровых женщин, проживающих в Архангельской и Мурманской областях. Уровень лейкоцитов и фагоцитарной активности в обеих возрастных группах женщин Архангельской области находится в средних пределах физиологических норм (табл. 1). Как видно из представленных данных, самый значимый дефицит Т-клеток как всей популяции (CD5+), так и зрелой дифференцированной её части (CD3+) выявлен у 100 % обследуемых лиц с тенденцией зависимости от возраста и района проживания (табл. 1, 2). В то же время анализ показал, что у женщин как до 40, так и старше 40 лет среднее содержание фенотипов лимфоцитов CD8+ крайне высоко: (0,53 ± 0,04) и (0,49 ± 0,05) • 109 кл/л соответственно. У женщин Мурманской области, проживающих в районе горно-обогатительного комбината (ГОК), уровень лейкоцитов значительно выше, чем у жительниц Архангельской области, на фоне низкой активности фагоцитоза (табл. 2) и ещё более великих значений иммуносупрессии CD8+ (0,53 ± 0,09) и (0,66 ± 0,13) • 109 кл/л независимо от возраста. Выявлено повышенное содержание лимфоцитов с рецепторами к антигенам гистосовместимости II 26 Экология человека 2019.04 Экологическая физиология класса (HLA-DR+) у всех обследуемых лиц с явным превосходством у жительниц Мурманской области старше 40 лет. Известно, что в дискомфортных климатоэкологических условиях Севера состояние иммунной системы человека отличается низким содержанием в крови Т-лимфоцитов, IgA на фоне повышенных концентраций IgM, IgG, IgE, ЦИК. На Севере выше содержание в крови иммуноком-петентных клеток, экспрессирующих активационные рецепторы: CD25+, CD71 + , а также цитотоксических Т-лимфоцитов, клеток CD95+ и TNF-альфа [4]. В настоящее время очень мало сведений о механизмах, через которые цитотоксические лимфоциты способны стимулировать клеточный и гуморальный иммунные ответы, влиять на содержание провоспалительных и противовоспалительных цитокинов [1, 6, 13]. Таблица 1 Иммуногормональная характеристика женщин Архангельской области (M ± m) Средние данные, n = 106 Параметр N 20-39 лет, n = 53 40-49 лет, n = 53 Лейкоциты L-10 кл/л 4-9 6,01 ± 0,25 5,74 ± 0,28 % активы. фагоцитов >50 50,76 ± 1,10 52,86 ± 1,72*** + 9 . CD3 -10 кл/л 1,00-1,50 0,74 ± 0,05 0,63 ± 0,20 + 9 / CD5 -10 кл/л 1,50-2,00 0,97 ± 0,08 0,89 ± 0,010 + 9 . CD8 -10 кл/л 0,2-0,4 0,53 ± 0,04 0,49 ± 0,05 9 / HLA-DR-10 кл/л 0,34-0,72 0,55 ± 0,03 0,50 ± 0,05 Prol, нг/мл 1,2-19,5 20,50 ± 2,33 18,04 ± 1,52 Ig Е(МЕ/л) 20-100 65,34 ± 5,88 88,43 ± 3,99** Примечание. Значимость различий: ** - P. < 0,01, *** - P. < 0,001 Результаты, полученные в исследовании, и сравнение их с немногочисленными литературными данными позволяют считать, что цитотоксические лимфоциты (CD8+) определяют клеточно-опосредованную цито-токсическую активность в реакциях иммунного гомеостаза на Севере европейской территории России. Лимфоидные субпопуляции супрессоров-киллеров CD8+ выполняют компенсаторную и защитную роль: в работе сделана попытка выявления механизма замещения (компенсации) выраженного Т-клеточного дефицита всех Т-клеток CD5+ и зрелых функционально-активных дифференцированных CD3+ в условиях приарктического региона. Физиологическая значимость содержания цитотоксических лимфоцитов CD8+ в более ранних наших исследованиях [7, 10, 11, 12] подтверждается большой частотой распространения их повышенных уровней у 62,50 % кочевых лиц (чумработниц), 45,34 % оседлых жителей до 40 лет и 59,04 % лиц старше 40, а также в данном нашем исследовании практически здоровых женщин-северянок (соответственно частота распространения повышенной иммуносупрессии составляет 49,27 % у молодых и 59,98 % у женщин старше 40 лет Ар хангельской области; 51,34 и 79,90 % у жительниц Мурманской области). Повышенное содержание фенотипов лимфоцитов CD8+ взаимосвязано с дефицитом фагоцитарной активности (r = 0,80); с дефицитом зрелых функционально активных CD3+ клеток (r = 0,78) и повышенным содержанием пролактина (r = 0,80) у 27-89 % обследованных (в 3 раза чаще у женщин Мурманской области) в зависимости от показателя. Большая частота распространения повышенных концентраций цитотоксических лимфоцитов (CD8+) у лиц при адаптации к меняющимся условиям среды, в экстремальных условиях севера, при адаптации в условиях повышенной экологической нагрузки (ГОК) подтверждает физиологическую роль клеточно-опосредованных реакций иммуносупрессии в компенсаторно-приспособительном механизме адаптации организма человека. Иными словами, активированное состояние клеточного звена иммунитета у лиц приарктического региона (особенно в условиях ГОК) предопределяет напряжение в иммунной системе, выражающееся высокими концентрациями лимфоидных популяций Т-супрессоров, В-клеточной активностью, активностью HLA-DR+ на фоне выраженного дефицита зрелых функционально активных Т-клеток. Длительное некомпенсируемое напряжение в системе иммунитета способствует развитию вторичных экологически зависимых иммунных дисбалансов, проявляющихся вероятным ростом частоты заболеваемости жителей и хронизацией патологических процессов. В обеих обследуемых группах в 30,00 % случаев уровень пролактина достаточно высок и составляет у лиц до 39 лет 20,50 нг/мл и 18,04 нг/мл у лиц старше 40 лет; у этих же лиц выявлено высокое содержание IgE, в среднем 65,34 и 88,43 МЕ/мл соответственно (Архангельская область). Анализ иммунограммы женщин Архангельской области показал, что в младшей возрастной группе супрессорная и В-клеточная активность (HLA-DR+) выше, в пределах 20,00-30,00 % случаев, чем в старшей возрастной группе. Повышенное содержание пролактина и IgE сравнимо у обследуемых женщин в долевом соотношении независимо от возраста в 30,00 % случаев. Корреляционный анализ иммуногормональных параметров у женщин Архангельской области в зависимости от возраста показал, что умеренные корреляционные связи в младшей возрастной группе женщин зафиксированы в пределах 0,60-0,74 между пролактином и содержанием активированных клеток HLA-DR+. В то же время у женщин старшей возрастной группы сильные корреляционные взаимосвязи в пределах r = 0,85 отмечены между пролактином, содержанием активированных клеток HLA-DR+ и Т-клеток CD8+. Таким образом, количество сильных корреляционных взаимосвязей в старшей возрастной группе значительно выше и разнообразней. Следует предположить, что уровни пролактина косвенно 27 Экологическая физиология Экология человека 2019.04 взаимосвязаны с изменением концентраций активированных клеток HLA-DR+ у лиц старше 40 лет. Проведен иммуногормональный анализ у женщин Мурманской области в зависимости от возраста (табл. 2). Выявили лейкоцитоз у 30,00 % лиц до 40 лет и у 42,00 % лиц старше 40 лет; нейтрофилёз в пределах 4,5-109 кл/л у 50,00 % обследуемых лиц. В то же время доля активных фагоцитов достигала в среднем 36,50 % с незначительной разницей по возрасту. Таблица 2 Иммуногормональная характеристика женщин Мурманской области (M ± m) Средние данные, n = 39 Параметр N 20-39 лет, n = 20 40-49 лет, n = 19 Лейкоциты L-109bn^ 4-9 7,77 ± 0,69 9,50 ± 1,28*** % активн. фагоц. >50 35,50 ± 1,20 38,54 ± 1,60 CD3+ -109кл/л 1,00-1,50 0,47 ± 0,20 0,37 ± 0,01 CD5+ -109кл/л 1,50-2,00 0,50 ± 1,20*** 0,47 ± 0,03*** CD8+- 109кл/л 0, 2 1 4 0,49 ± 0,07 0,66 ± 0,13 HLA-DR- 109кл/л 0,34-0,72 0,46 ± 0,07 0,62 ± 0,13 Prol, нг/мл 1,2-19,5 29,30 ± 14,52 18,40 ± 3,24*** Ig Е (МЕ/л) 2-100 62,71 ± 3,99 58,11 ± 7,04*** Примечание. Значимость различий: *** - P. < 0,001. У женщин Мурманской области выявлено заметное повышение концентрации супрессоров, клеток-активаторов: в среднем в 1,5 раза выше у лиц старшей возрастной группы от 20,00 до 50,00 % соответственно. Уровень пролактина в младшей возрастной группе в 1,5 раза превышал крайнюю границу допустимых физиологических норм; у лиц старшей возрастной группы данный показатель составил 18,4 нг/мл (при норме 19,5 нг/мл) у 42,00 % женщин. Содержание IgE выше 60 МЕ/мл отмечали в среднем в 15,00 % случаев вне зависимости от возраста. Корреляционный анализ исследуемых параметров не выявил ни сильных, ни умеренных взаимосвязей у женщин Мурманской области вне зависимости от возраста. Следует отметить, что связи в пределах 0,43-0,47 отмечены между пролактином и IgE в младшей возрастной группе и уровнем нейтрофилов - в старшей. В отличие от лиц до 40 лет в старшей возрастной группе обнаружены сильные корреляционные взаимосвязи между пролактином и HLA-DR+. Обсуждение результатов Исследование показало, что наибольшее разнообразие иммунных дисбалансов (от 9,21 до 92,10 % в зависимости от показателя) и лейкоцитоз взаимосвязаны с районом проживания (Мурманская область) и высоким фоновым уровнем пролактина у обследуемых женщин (79,15 %, r = 0,74; P. < 0,005). Полученные в исследовании результаты позволяют утверждать, что в условиях воздействия на организм человека комплекса разных неблагоприятных фак торов меняющейся среды (промышленные районы, приарктический регион) развивается практически однотипная реакция повышения фоновых уровней антитело-зависимых, клеточно-опосредованных реакций, что сокращает резервные возможности регуляции с риском формирования функциональной недостаточности Т-лимфоцитов, дисиммуноглобули-немии и дефицита фагоцитарной защиты: в среднем дефицит активных фагоцитов 85,53 % среди жителей промышленных районов и 92,10 % у проживающих в Архангельской области, дефицит содержания всех Т-лимфоцитов соответственно 45,39 и 51,31 %. У проживающих в неблагоприятной климатической обстановке выше частота регистрации повышенных концентраций IgE (23,03 и 9,21 %). Разнообразные соотношения содержания цитотоксических лимфоцитов (CD8+), всей Т-клеточной популяции (CD5+), зрелых функционально-активных Т-клеток (CD3+), В-клеток-активаторов (HLA-DR+) в сочетании с различными уровнями пролактина определяют особенности формирования иммунных дисбалансов у жительниц дискомфортных климатоэкологических территорий вне зависимости от возраста. Повышенные концентрация пролактина (>19,5 нг/мл), сочетанные с широким разнообразием иммунологических дисбалансов (высокая цитотоксическая и В-клеточная активность (CD8+, HLA-DR+) на фоне выраженного дефицита Т-клеточной популяции (CD3+, CD5+), выявлены с широкой частотой распространения среди 65,00 % женщин Мурманской области и среди 48,00 % жительниц Архангельской области, а именно старшей возрастной группы. Таким образом, можно сделать вывод, что особенностью иммуногормональной регуляции у обследованного контингента женщин является снижение активности адаптивного иммунитета, связанное с выраженным напряжением его гуморального звена (HLA-DR+, IgE) на фоне высокой клеточно-опосредованной цитотоксичности (CD8+) и повышенных концентраций пролактина, и наиболее характерно для жительниц Мурманской области старше 40 лет. Выявленные в работе физиологические закономерности взаимного влияния процессов фагоцитарной активности и активации клеток с рецепторами CD8+ и HLA-DR+ у практически здоровых лиц могут быть использованы для оценки степени адаптации к условиям среды: повышение концентраций указанных Т-субпопуляций свидетельствует о напряжении клеточного звена адаптивного иммунного ответа. По нашему мнению, выявленный механизм компенсации (повышенное содержание CD8+ в условиях дефицита CD3+ и CD5+) является резервным механизмом иммунной защиты, активизируется в условиях экстремальных климатоэкологических, профессиональных факторов и образа жизни человека на Севере. Клеточно-опосредованная цитотоксическая активность сочетается с повышением содержания клеток с рецепторами HLA-DR+, пролактином, с возрастом и условиями жизни. Благодарности Д.м.н., профессору Л. К. Добродеевой за организацию экспедиций в приполярные районы, д.б.н. Е. В. Типисовой за консультации по эндокринному статусу северян. Авторство Щёголева Л. С. внесла существенный вклад в концепцию и дизайн исследования, окончательно утвердила присланную в редакцию рукопись; Филиппова О. Е. внесла существенный вклад в сбор материалов экспедиции в Архангельской и Мурманской областях, получение, анализ и интерпретацию данных; подготовила первый вариант статьи, анализ, статистику первичных данных, существенно переработала на предмет важного интеллектуального содержания; Шашкова Е. Ю. внесла существенный вклад в сбор материалов экспедиции, получение, анализ и интерпретацию данных, правку первого варианта статьи. Филиппова Оксана Евгеньевна - ORCID 0000-0001-61170562; SPIN 8507-7525 Щёголева Любовь Станиславовна - ORCID 0000-00034900-402; SPIN 6859-2123; Шашкова Елизавета Юрьевна - ORCID 0000-0002-17356690; SPIN 8137-0571

About the authors

1O E Philippova

N.P. Laverov Federal Center for Integrated Arctic Research of the Russian Academy of Sciences

Arkhangelsk, Russia

E Yu Shashkova

N.P. Laverov Federal Center for Integrated Arctic Research of the Russian Academy of Sciences

Arkhangelsk, Russia

L S Shchegoleva

N.P. Laverov Federal Center for Integrated Arctic Research of the Russian Academy of Sciences; M.V. Lomonosov Northern (Arctic) Federal University

Email: shchegoleva60@mail.ru
Arkhangelsk, Russia

References

  1. Добродеева Л. К., Сергеева Е. В. Состояние иммунной системы в процессе старения. Екатеринбург: РИО УрО РАН, 2014. 136 с.
  2. Корниенко Е. Б. Особенности иммунологической реактивности у женщин позднего репродуктивного возраста, проживающих на Севере: автореф. дис.. канд. мед. наук. Архангельск, 2002. 20 с.
  3. Морозова О. С., Каббани М. С., Щёголева Л. С. Иммунный статус у женщин Ямало-Ненецкого автономного округа города Надыма // X международная научно-практическая конференция «Фундаментальные и прикладные науки сегодня», North Charleston, SC, USA 29406, 2016. Т. 1. С. 12-14.
  4. Морозова О. С., Каббани М. С., Туманова М. С., Щёголева Л. С. Особенности иммунных реакций у женщин в условиях Арктики // Природные ресурсы и комплексное освоение прибрежных районов Арктической зоны: сб. науч. трудов / отв. ред. д.э.н., проф. В. И. Павленко. Архангельск, 2016. С. 335-339.
  5. Морозова О. С., Каббани С. М., Поповская Е. В., Щёголева Л. С. Физиологические реакции лимфоидных клеток у женщин с гипертензией на Севере // Российский иммунологический журнал, 2016. Т. 10 (19), № 2(1) С. 161-163.
  6. Пилипенко М. М. Неинвазивные иммунологические методы в контроле состояния психо-эндокринно-иммунного комплекса у лиц, подвергающихся воздействию стресса опасной работы: дис.. канд. мед. наук. Челябинск, 2010. 188 с.
  7. Пределы содержания лимфоцитов, цитокинов и иммуноглобулинов в сыворотке крови у жителей Архангельской области / Л.К. Добродеева [и др.] // Пределы физиологического колебания в периферичекой крови метаболитов, гормонов, лимфоцитов, цитокинов и иммуноглобулинов у жителей Архангельской области: информ. материалы / под ред. Л. К. Добродеевой. Архангельск, 2005. С. 25-28.
  8. Филиппова О. Е. Соотношение фенотипов лимфоцитов периферической крови у людей в процессе физиологической регуляции иммунного ответа: автореф. дис.. канд. биол. наук. Архангельск, 2015. 18 с.
  9. Чиркин В. В., Карандашов В. И., Палеев Ф. Н. Иммунореабилитация (патофизиологические и клинические аспекты). М.: Медицина, 2003. 400 с.
  10. Щёголева Л. С., Сергеева Т. Б., Шашкова Е. Ю., Филиппова О. Е. Иммунный гомеостаз у кочующего и оседлого населения Европейского севера России / Институт физиологии природных адаптаций Уральского отделения РАН. Архангельск, 2016. 102 с.
  11. Щёголева Л. С., Сергеева Т. Б., Шашкова Е. Ю., Филиппова О. Е., Поповская Е. В. Особенность иммунологической активности периферической крови у лиц разных возрастных групп приполярного региона // Экология человека, 2016. № 8. С. 15-20.
  12. Janas M. L., Groves P., Kienzle N., Kelso A. IL-2 regulates perforin and granzyme gene expression in CD8+ T cells independently of its effects on survival and proliferation // J Immunol. 2005. Vol. 175 (12). P. 8003-8010.
  13. Shen D. T., Ma J. S., Mather J. [et al.]. Activation of primary T lymphocytes results in lysosome development and polarized granule exocytosis in CD4+ and CD8+ subsets, whereas expression of lytic molecules confers cytotoxicity to CD8+ T cells // J. Leukoc. Biol. 2016. Vol. 80, N 4. P. 827-837.
  14. Tipisova E. V., Shchegoleva L. S., Dobrodeeva L. K., Tkachev A. V. Hormonal regulation of immune response in the adaptation to North // 12thInternational Congress of immunology and 4th Annual Conference of FOCIS. Montreal, Quebec, Canada: 2004. P. 183.
  15. Willis С., Morris J. M., Danis V., Gallery E. D. Cytokine production by peripheral blood monocytes during the normal human ovulatory menstrual cycle // Hum. Reprod. 2003. Vol. 18, N 6. P. 1 173-1178.

Statistics

Views

Abstract - 83

Cited-By


PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Human Ecology

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies