PECULIARITY OF IMMUNOLOGICAL ACTIVITY OF PERIPHERAL BLOOD IN PERSONS OF DIFFERENT AGE GROUPS IN POLAR REGIONS



Cite item

Abstract

Immunological reactivity of northerners is characterized by elevated levels immunosuppression. As a result of ineffectiveness of the suppressor unit onset and growth of CEC concentrations, some immunoglobulins and autoantibodies took place. The physiological importance of human's cell-mediated cytotoxicity is defined in the reactions of immune homeostasis, not only in pathology and vaccination, but in the period of adaptation to changing environmental conditions among residents living in extreme climatic and ecological conditions, special living conditions, particularly in the Polar region. Cell-mediated cytotoxicity provides homeostasis of activation and suppression processes of immune responses in surveyed depending on the concentration ratio of cell activator (CD71+, HLA-DR+), differentiated CD3+ and cytotoxic cells (CD8+, CD16+), age, and professional life conditions. All abovementioned has identified the necessity to assess the physiological role of cytotoxic cells in the mechanism of immune response in healthy persons in the European North of Russia. The results and their comparison with the few published data allow to conside that the cytotoxic lymphocytes (CD8+, CD16+) determine cell-mediated cytotoxic activity in the immune homeostasis in individuals of polar regions.

Full Text

Иммунологическая реактивность северян характеризуется повышенным уровнем иммуносупрессии [2, 7, 9], что, в свою очередь, свидетельствует об активизации клеточных, а в конечном итоге и гуморальных механизмов иммунитета. В результате неэффективности супрессорного звена происходит появление и нарастание концентраций ЦИК, некоторых иммуноглобулинов и аутоантител [6, 15, 17]. В условиях выраженного иммунодефицита Т-клеток указанные процессы в полной мере реализуют воздействие на организм клеточно-опосредованной цитотоксичности [16]. Нет данных о возможной иммуностимулирующей роли клеточно-опосредованной цитотоксичности. В последнее время стали появляться единичные сведения о механизмах, через которые цитотоксические лимфоциты (ЦТЛ) способны стимулировать клеточный и гуморальный иммунные ответы, влиять на содержание провоспалительных и противовоспалительных цитокинов [1, 3, 14, 18, 19]. Определить физиологическую значимость клеточно-опосредованной цитотоксичности у человека в реакциях иммунного гомеостаза возможно не только при патологии и вакцинации [10, 11], но и в период адаптации к меняющимся условиям внешней среды у лиц, проживающих в экстремальных климатоэкологических, особых бытовых условиях жизни в приарктическом регионе [4, 5]. С возрастом не ко всем условиям можно безболезненно адаптироваться, 15 Экологическая физиология Экология человека 2016.08 долговременные затраты на адаптацию усугубляют иммунологический дисбаланс и сокращают резервные возможности иммунного гомеостаза [2, 12, 13]. В связи с этим крайне важно оценить физиологическую роль цитотоксических клеток CD8+ и CD16+ в механизме иммунного ответа у лиц разных возрастных групп [8]. Цель исследования - оценить содержание цито-токсических лимфоцитов в периферической крови и выявить физиологическую значимость клеточноопосредованной цитотоксичности иммунной защиты у взрослых лиц на Севере Европейской территории Российской Федерации. Методы В работе представлены результаты обследования 295 человек: 180 жителей Приполярья и Заполярья, из них 78 человек в возрасте 19-40 лет и 102 человека в возрасте 41-60 лет. Среди них 108 жителей Приполярья (п. Пинега): 24 человека, ведущих кочевой образ жизни (оленеводы, чумработницы), 84 - местные (оседлые) жители; 72 жители Заполярья (п. Несь): 30 кочевники (оленеводы, чумработницы), 42 местные (оседлые) жители и 115 жителей г. Архангельска в возрасте от 40 до 55 лет. Обследуемые лица являлись практически здоровыми добровольцами, у которых на момент взятия крови не было острых заболеваний. Кровь для исследования брали из локтевой вены в объеме 6 мл в 9-10 ч утра натощак. Забор крови осуществляли в вакутайнеры с литий-гепарином фирмы «IMPROVACUTER». Комплекс иммунологических исследований крови включал определение фагоцитарной активности ней-трофилов и фенотипов лимфоцитов (CD3+, CD4+, CD5+, CD8+, CD10+, CD16+, CD71 +, CD20+). Фенотипирование лимфоцитов проводили с использованием непрямой иммунопероксидазной реакции с применением моноклональных антител (научнопроизводственный центр «МедБиоСпектр» и ООО «Сорбент», г. Москва) на препаратах лимфоцитов типа «высушенная капля». Проверку нормальности распределения количественных показателей осуществляли при помощи критерия Шапиро - Уилка. Для оценки полученных данных использовали методы описательной статистики с определением средней арифметической величины (М), величины средней ошибки (m), минимальных и максимальных значений, а также стандартного отклонения. Уровень дисбалансов иммунологических показателей рассчитывался по данным частоты регистрации повышенных и пониженных концентраций относительно нормативных пределов физиологических колебаний. Статистическую значимость различий между выборками выявляли при помощи t-критерия Стьюдента и с использованием непараметрических методов Крускала - Уоллиса и Манна - Уитни; различия сравниваемых показателей принимались достоверными при уровне значимости р < 0,001. Результаты Снижение процента содержания активных фагоцитов зафиксировано практически у трети местных (оседлых) жителей Приполярья (27,68 %), у женщин и мужчин соответственно 24,59 и 30,77 %, р < 0,001; среди оленеводов снижение содержания активных фагоцитов зафиксировано практически у половины (45,84 %) обследуемых, у женщин - 41,67 и у мужчин - 50,00 %, р < 0,001. У местных (оседлых) жителей заполярного района в 40,91 % случаев отмечено снижение активных фагоцитов, особенно у женщин: установлено, что содержание активных фагоцитов у оленеводов Заполярья составляет (50,38 ± 2,21)% (у чумработниц (55,00 ± 2,34)%, у оленеводов (45,75 ± 2,07) %, p < 0,001). Среднее содержание клеток CD20+ у местных (оседлых) жителей Приполярья (0,54± 0,06)-109кл/л. Активированное состояние гуморального звена иммунитета с высокими средними значениями клеток с рецепторами к CD20+ отмечалось у 53,41 % оседлых жителей, у женщин статистически значимо выше (60,66 %; p < 0,001), чем у мужчин (46,15 %; p < 0,001). У оленеводов приполярного района средний уровень CD20+ (0,60±0,10)-109 кл/л (у женщин и мужчин соответственно (0,69±0,11) и (0,52±0,09)-109 кл/л; p < 0,001). Высокие средние значения отмечались у 70,00 % оленеводов, у жен-щин-чумработниц значимо чаще (90,00 %; p = 0,049), чем у мужчин-оленеводов (50,00 %; p = 0,048). Содержание СD20+ у местных (оседлых) жителей Заполярья в среднем (0,50 ± 0,05)-109кл/л (у женщин и мужчин соответственно (0,42 ± 0,04) и (0,57 ± 0,05)-109 кл/л; p < 0,001). Повышенные значения в среднем встречались у 78,18 % лиц, у мужчин значимо чаще (86,36%), чем у женщин (70,00%), p < 0,001. У оленеводов Заполярья содержание лимфоцитов CD20+ в среднем (0,47±0,06)-109 кл/л, что выше общеизвестных физиологических норм, особенно у женщин: (0,64±0,07) -109 кл/л, (0,30±0,04) • 109кл/л, p < 0,01. Повышенные значения встречались в среднем у 53,34% оленеводов, причем у женщин в 4 раза чаще (соответственно 86,67 и 20,00%; p < 0,001). Пониженные значения данного параметра встречались в 26,67% случаев и только у мужчин. У 46,03% местных (оседлых) жителей Приполя-рья выявлены концентрации лимфоидных клеток с рецептором к трансферину ^D71 + ) ближе к нижней границе нормы без существенной разницы по полу, и только в 9,87% случаев зафиксированы повышенные значения данного показателя. Аналогично у оленеводов Приполярья в 50,00% случаев выявлены концентрации лимфоидных клеток с рецептором к трансферину ближе к нижней границе нормы. Высокие концентрации ^D71 + ) в среднем наблюдаются в 8,33% случаев, причем, только у женщин. В то же время у местных (оседлых) жителей Заполярья уровень содержания СD71 + в среднем (0,48 ± 0,05)-109 кл/л (у женщин и мужчин соответственно (0,41±0,04) и 16 Экология человека 2016.08 Экологическая физиология (0,55±0,05)-109 кл/л). Высокие уровни наблюдаются в 9,10% случаев, исключительно у мужчин. Пониженные концентрации указанного параметра встречаются у 57,73% обследованных, причем у женщин почти в 2 раза чаще, чем у мужчин (соответственно 70,00 и 45,45%; p < 0,001). У оленеводов Заполярья средний уровень клеток Œ71 + составил (0,47±0,07)-109 кл/л, у женщин значимо выше, чем у мужчин (соответственно (0,65±0,09) и (0,28± 0,04)-109 кл/л; p=0,045). Среди обследуемых выявляются аномально высокие концентрации CD71 + в среднем в 6,67% случаев, причем все у женщин. Пониженные концентрации зафиксированы у 60,0% местных жителей Заполярья, причем у женщин в 3,5 раза реже (соответственно 26,67 и 93,33%; p < 0,001). У 92-100% местных (оседлых) жителей приполярного района выявлен значительный дефицит содержания всех Т-клеток СD5+; у 33,70% лиц отмечены повышенные концентрации клеток СD10+ без существенной разницы по полу (соответственно 32,79 и 34,61%), что подтверждает наличие большого пула недифференцированных клеток у обследованных северян. Более высокий, чем в среднем, уровень содержания лимфоцитов CD10+ характеризует значительную лимфопролиферацию у местных (оседлых) жителей. Указанное явление широко распространено (в среднем 15,10%, в том числе 21,05% у женщин и 9,10% у мужчин). У оленеводов Заполярья содержание лимфоцитов с рецепторами CD10+ в среднем (0,42±0,07)-109 кл/л, при этом для малодифференцированных клеток повышенное содержание зафиксировано у женщин (0,56±0,08)-109 кл/л, что косвенно отражает высокую лимфопролиферативную активность, при этом у мужчин содержание указанного параметра фиксировалось на нижней границе нормы (0,28± 0,06)-109 кл/л, p <0,001, (рис. 1). Процессы значительной лимфопролиферации установлены в среднем у 17,62% обследуемых оленеводов, при этом у женщин указанные процессы встречаются в 4 раза чаще (28,57%) по сравнению с мужчинами (6,67%), p < 0,001. Установлено, что среднее содержание цитоток- Рис. 1. Средние данные показателей иммунных процессов диф-ференцировки и лимфопролиферации у оленеводов Заполярья Примечание. ** - p<0,01, * - p<0,05 при сравнении группы мужчин с группой женщин. сических клеток ^DS^ СD16+), а также хелпе-ров-индукторов ^D4+) крайне велико у всех групп обследуемых лиц: у местных (оседлых) жителей При-полярья уровень содержания Т-лимфоцитов хелперов/ индукторов СD4+ находится в пределах общепринятых физиологических норм, причем у женщин значимо ниже, чем у мужчин (соответственно (0,49±0,03) и (0,71±0,09)-109 кл/л, p<0,001). Дефицит Œ4+ встречался в 2,5 раза чаще (35,06%), чем его повышенные концентрации (14,54%), особенно у женщин (39,34 и 9,84% p < 0,001). Важно отметить, что среднее содержание СD8+ в 1,5 раза превышает установленные физиологические нормы у 61,92% обследуемых лиц. Средний уровень хелперно/супрессорного коэффициента СD4+/СD8+ равен 1,02 ± 0,07 без существенной разницы по полу. Высокие уровни СD8+ в среднем встречались у 61,92% лиц, при этом у 62,30 % женщин и 61,54 % мужчин данный показатель составил (0,59±0,07)-109 кл/л. Недостаточность в содержании клеток с рецепторами к СD8+ выявлена у 8,20% женщин и в 3,85% случаев у мужчин. Уровень содержания Т-клеток естественных киллеров СD16+ у обследуемой группы в среднем (0,59± 0,07)-109 кл/л (у женщин и мужчин соответственно (0,56±0,04) и (0,62±0,10)-109 кл/л). Уровни содержания естественных киллеров СD16+ в 47,10% случаев зафиксированы ближе к верхней границе нормы, особенно у женщин (соответственно 55,74 и 38,46%). Кроме того, среди кочующих оленеводов Приполярья ни у женщин, ни у мужчин ни разу не был зафиксирован дефицит хелперов/индукторов. Значение хелперно/супрес-сорного коэффициента выявлено в 2 раза ниже общепринятых физиологических норм и в среднем составило 0,9 за счет повышенных концентраций клеток с рецепторами к СD8+. Уровень содержания Т-супрессоров СD8+ у лиц, ведущих кочевой образ жизни, в 1,5 раза превышает верхнюю границу общепринятых физиологических норм: (0,60±0,10)-109 кл/л. Уровень содержания естественных киллеров СD16+ в среднем составляет (0,53±0,07)-109 кл/л (0,55±0,06) и (0,51±0,08)-109 кл/л соответственно). Дефицит Œ4+ встречался в 2,5 раза чаще (41,67%), чем его повышенные концентрации (16,67 %), особенно у мужчин (33,33 и 50,00% p<0,001). Высокие уровни цитотоксических лимфоцитов СD8+ в среднем встречались у 62,50% обследуемых лиц, при этом у 66,67% женщин и 58,33% мужчин данный показатель составил (0,60±0,10) -109 кл/л. Недостаточность в содержании клеток с рецепторами к СD8+ выявлена у 8,33% мужчин, а у женщин дефицит клеток с рецепторами к СD8+ выявлен не был. Уровни содержания естественных киллеров СD16+ в 45,84% случаев зафиксированы ближе к верхней границе нормы, особенно у женщин (соответственно 50,00 и 41,67%). У местных (оседлых) жителей Заполярья среднее содержание CD4+ (0,48±0,05) -109 кл/л (у 17 Экологическая физиология Экология человека 2016.08 женщин и мужчин соответственно (0,40±0,04) и (0,55±0,06)-109 кл/л), причем у мужчин значимо выше (р < 0,001). Уровень содержания СD16+ в среднем (0,48 ± 0,05) • 109кл/л (0,44 ± 0,04) и (0,52±0,05)-109 кл/л соответственно). Высокие уровни цитотоксических лимфоцитов CD8+ в среднем встречались у 45,34 % обследуемых, при этом у 31,58 % женщин и 59,10 % мужчин данный показатель составил (0,41 ± 0,05) -109кл/л. Наши исследования показали, что у местных (оседлых) жителей Заполярья содержание клеток CD16+ крайне велико у 40,00 % обследуемых, при этом у мужчин в 2 раза чаще, чем у женщин (30,00 и 50,00 % соответственно). У кочевых оленеводов Заполярья анализ уровня концентраций хелперов/индукторов (CD4+) показал, что данный показатель находится в пределах физиологической нормы (0,49 ± 0,09) •109 кл/л, со значимой разницей у женщин (0,64 ± 0,12) -109 кл/л и у мужчин (0,34 ± 0,05) -109 кл/л (р < 0,001). Средний уровень содержания цитотоксических лимфоцитов CD8+ (0,48 ± 0,04) -109 кл/л. Уровень Т-клеток естественных киллеров CD16+ в среднем (0,48 ± 0,06) -109 кл/л, со значимой разницей у женщин и мужчин (соответственно (0,64 ± 0,08) и (0,32 ± 0,04) -109кл/л, р < 0,001). У людей, ведущих кочевой образ жизни, содержание клеток CD16+ крайне велико у 36,67 % обследуемых, при этом у женщин в 10 раз чаще, чем у мужчин (66,67 и 6,67 % соответственно), р < 0,001. Анализируя физиологическую значимость содержания цитотоксических лимфоцитов ^D8+, СD16+) в периферической крови в зависимости от возраста (19-40 и 41-60 лет) у лиц, проживающих на территории Европейского Севера, выявили, что в группе 19-40 лет количество клеток CD8+ (0,51 ± 0,05) •109 кл/л, с небольшой значимой разницей по полу (0,56 ± 0,04) и (0,45 ± 0,05) -109 кл/л, р < 0,001, соответственно у женщин и мужчин). Пониженные уровни цитотоксических лимфоцитов CD8+ в среднем встречались у 7,02 % лиц. Повышенные значения указанного параметра встречались в 57,33 % случаев, чаще у женщин, чем у мужчин (соответственно 63,04 и 51,61 %). Уровень содержания CD16+ в среднем (0,51 ± 0,04) -109 кл/л, причем у женщин значимо выше, чем у мужчин (0,56±0,03) и (0,45 ± 0,04) •109 кл/л, р < 0,001). Среди возрастной группы 19-40 лет пониженное содержание клеток CD16+ было зафиксировано у 12,36 % обследуемых, причем у женщин значимо реже, чем у мужчин (2,13 и 22,58 % соответственно). Частота распространения высоких средних значений естественных киллеров (CD16+) отмечается в 43,79 % случаев, со значимой разницей по полу (у женщин - 55,32 % и у мужчин - 32,26 %, р < 0,001). Выявили, что у лиц возрастной группы 41-60 лет среднее содержание Т-лимфоцитов (цитотоксических клеток) СD8+ в среднем составляет (0,48 ± 0,05) •109 кл/л. Пониженные концентрации СD8+ зафиксированы у 15,29 %. Крайне высокие концентрации указанного параметра встречались в 59,04 % случаев, с небольшой разницей между женщинами и мужчинами (56,00 и 62,07 % соответственно). Уровень содержания естественных киллеров ^D16+) в среднем (0,52 ± 0,05) -109 кл/л, без существенных различий у женщин и мужчин (соответственно (0,50±0,03) и (0,54 ± 0,06) -109 кл/л,) (рис. 2). В возрастной группе 41-60 лет пониженное содержание клеток CD16+ зафиксировано у 12,59 % обследованных, без выявленной разницы по полу (14,47 и 10,71 % соответственно). Частота распространения высоких средних значений естественных киллеров (CD16+) отмечается в 44,27 % случаев (у женщин 42,10 % и у мужчин 46,43 %). CD4+, ‘109 кл/л CD8+, -109 кл/л CD16+,-109 кп/л О женщины. п=73 О мужчины, п=29 Рис. 2. Средние данные цитотоксических клеток у жителей Европейского Севера в возрасте 19-40 лет Примечание. *** - р < 0,001 при сравнении группы мужчин с группой женщин. Таким образом, у взрослых людей на Севере европейской территории РФ регистрируется повышенное содержание цитотоксических лимфоцитов, связанное не только с образом жизни и районом проживания (у 30-50 % местных (оседлых) жителей и у 36-67 % оленеводов Заполярья; у 38-55 % местных (оседлых) жителей и у 40-50 % оленеводов Приполярья), но и с возрастом. Обсуждение результатов Сравнительный анализ полученных результатов относительно пониженного содержания цитотокси-ческих клеток у обследуемых лиц свидетельствует о том, что указанная недостаточность была выявлена от 8 до 40 % у кочующих оленеводов, особенно в Заполярье ^D8+, СD16+) и от 6 до 10 % у местных (оседлых) жителей независимо от района проживания. Рассматривая выявленные закономерности иммунных дисбалансов, следует отметить, что среди обследуемых лиц, проживающих в районах Крайнего Севера, значителен уровень напряжения клеточного звена иммунитета с повышенным и в отдельных случаях крайне высоким содержанием отдельных показателей (например, СD8+, СD16+, СD20+, СD71+ и др.). Цитотоксические клетки CD8+, CD16+ ассоциируются с повышенным уровнем активированных Т- и В-клеток в 5 % случаев у лиц приполярного района и 9-16 % случаев у лиц Заполярья. Установлено, что у лиц до 40 лет выше уровни 18 Экология человека 2016.08 Экологическая физиология лимфопролиферации CD10+, особенно в Приполярье (24 %); в 2 раза чаще встречается дефицит зрелых функционально активных Т-клеток (91 %) и имеется высокий уровень корреляций (r = 0,89). Установлено снижение концентраций лимфоцитов CD8+ и CD16+ в периферической крови у лиц старшей возрастной группы (41-60 лет), проживающих на Севере европейской территории РФ. Особенностью иммунологической активности периферической крови у жителей приполярного региона является повышенная активность лимфоидных субпопуляций супрессоров-киллеров CD8+ и естественных киллеров CD16+, выполняющих, по нашему мнению, компенсаторную и защитную роль. Выявленный механизм компенсации является резервным механизмом иммунной защиты, активизируется в условиях экстремальных климатоэкологических, профессиональных факторов и образа жизни человека на Севере. Значимость механизма клеточно-опосредованной цитотоксической активности сочетается с повышением лимфопролиферации и апоптоза, с возрастом и условиями жизни. Полученные результаты и сравнение их с немногочисленными литературными данными позволяют считать, что иммунологическая активность у жителей Севера обусловлена содержанием цитотоксических лимфоцитов (CD8+, CD16+) на фоне выраженного Т-клеточного дефицита.
×

About the authors

L S Shchegoleva

Institute of Environmental Physiology Russian Academy of Sciences Ural Branch

T B Sergeeva

Institute of Environmental Physiology Russian Academy of Sciences Ural Branch

E J Shashkova

Institute of Environmental Physiology Russian Academy of Sciences Ural Branch

Email: eli1255@ya.ru

O E Filippova

Institute of Environmental Physiology Russian Academy of Sciences Ural Branch

E V Popovskaya

Institute of Environmental Physiology Russian Academy of Sciences Ural Branch

References

  1. Добродеева Л.К., Суслонова Г.А. Аутоантитела у практически здоровых людей // Иммунология. 1990. № 2. С. 52-55.
  2. Добродеева Л.К., Сергеева Е.В. Состояние иммунной системы в процессе старения. Екатеринбург, 2014. 136 с.
  3. Ефремов А.А., Ткачев А.В. О существующих подходах к районированию северных территорий России // Материалы всероссийской конференции «Стратегия развития северных регионов России». Архангельск, 2003. С. 48-58.
  4. Пашина Н.А. Физиологические особенности иммунного статуса коренного (малочисленного) населения Ямало-Ненецкого автономного округа: автореф. дис.. канд. биол. наук. Надым, 2009.
  5. Сергеева Т.Б., Шашкова Е.Ю., Щёголева Л.С. Резервные возможности иммунного гомеостаза жительниц Приполярья // Российский иммунологический журнал. 2013. Т. 7 (16), № 2-3. С. 267-268.
  6. Сергеева Т.Б., Некрасова М.В., Щёголева Л.С., Меньшикова М.В. Соотношение хелперных, супрессорных и киллерных клеток у человека в условиях полярного региона // Вестник Уральской медицинской академической науки. 2012. № 4. С. 231.
  7. Сергеева Т.Б. Физиологическая значимость содержания цитотоксических лимфоцитов (CD8+, CD16+) в периферической крови у человека на Севере: автореф. дис.. канд. биол. наук. Архангельск, 2015. 18 с.
  8. Сергеева Т.Б. Физиологическая роль клеток CD4+, CD8+ и CD16+ у жителей Европейского Севера в возрасте 19-40 лет // Российский иммунологический журнал (Челябинск). 2014. Т. 8 (17), № 2 (1). С. 140-142.
  9. Филиппова О.Е. Соотношение фенотипов лимфоцитов периферической крови у людей в процессе физиологической регуляции иммунного ответа: автореф. дис.. канд. биол. наук. Архангельск, 2015. 18 с.
  10. Флетчер Р., Флетчер С., Вагнер Э. Клиническая эпидемиология. Основы доказательной медицины. М.: Медиа-Сфера, 1998. 352 с.
  11. Щёголева Л.С. Резервные возможности иммунного гомеостаза у человека на Севере: автореф. дис.. д-ра биол. наук. Архангельск, 2005. - 37 с.
  12. Щёголева Л.С. Иммунные реакции у взрослых-северян в условиях стандартной антигенной нагрузки // Экология человека. 2010. № 5. С. 11-16.
  13. Щёголева Л.С., Сергеева Т.Б. Содержание клеток CD8+ и CD16+ у жителей разных возрастных групп, проживающих в Арктической зоне // Вестник Северного (Арктического) федерального университета, 2015. № 1. С. 76-83.
  14. Щёголева Л.С. Формирование иммунологической недостаточности человека на Севере: автореф. дис.. канд. биол. наук. Архангельск, 1996. 14 с.
  15. Barhum M., Stein M., Rosenblatt E. Impaired cytokine production in whole blood cell cultures of patients with gynaecological carcinomas in different clinical stages // Br. J. Cancer. 1993 Jul. Vol. 68 (1). P. 32-36.
  16. Farag S. S., Caligiuri M. A. Human natural killer cell development and biology // Blood Rev. 2006. Vol. 20 (3). P. 123-137.
  17. Gardiner C.M. Killer cell immunoglobulin-like receptors on NK cells: the how, where and why // Int J Immunogenet. 2008. Vol. 35 (1). P. 1-8.
  18. Kindig D.A. Understanding population health terminology. Milbank Q 2007; Vol. 85 (1). P. 139-61.
  19. Lancavecchia A. Mechanisms of antigen uptake for presentation // Curr. Opin. Immunol. 1996. Vol. 8. P. 348-354.

Copyright (c) 2016 Human Ecology



This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies