ROLE OF PROGNOSTIC COMPETENCE AND INTUITIVITY IN MECHANISMS OF NEUROSOGENESIS

Abstract


The aim of the study was to detect the relationship of intuitivity and prognostic competence (PC) in neurotic and somatoform disorders. The results of a survey of 197 patients with neurotic and somatoform disorders and 66 healthy subjects were compared. The experiment included patients with phobic anxiety disorders (F40-41), obsessive-compulsive disorder (F42), adjustment disorder (F43), somatoform disorders (F45). Methods. Clinical psychological and experimental psychological research methods were used. The PC test by V. D. Mendelevich, the assessment technique of intuitivity level by E. A. Naumenko, the scale "Faith in Intuition" from the questionnaire "Rational Experiential" by S. Epstein in adaptation by T. V. Kornilova and S. A. Kornilov, the questionnaire "Life Style Index" by R. Plutchik, G. Kellerman and G. Conte (adapted version by E. S. Romanova, L. R. Grebennikova) were used. Results. A comparison of subjects and healthy individuals revealed lower values of intuitivity and PC in case of neurotic disorders on the scales: "intuitivity" (U = 4,416; p < 0.001), "intuitive ability" (U = 2,941; p < 0.001), "use of intuition "(U = 2 683; p < 0.001)," temporary PC "(U = 4 944; p < 0.004)," spatial PC "(U = 2031; p < 0.001)," general PC "(U = 3 141; p < 0.001). Patients with obsessive-compulsive disorder significantly differ from other subgroups with neurotic and somatoform disorders according to the "intuitivity" scale (the value of the Kruskall - Wallis test is H = 9.833 (p < 0.02)). Correlation and cluster analyzes have shown that anticipative failure and a reduced level of intuitivity play a significant role in the mechanisms of neurosis. Conclusions: intuitivity in neurotic and somatoform disorders is the link between PC and psychological defenses in the general system of coping.

Full Text

Актуальность изучения механизмов этиопатогенеза невротических и соматоформных расстройств обусловлена высоким уровнем заболеваемости и частотой рецидивирования [2, 4, 9, 13, 15, 17]. По результатам различных исследований [2, 8], эффективность and Intuitivity in Mechanisms of Neurosogenesis. Ekologiya cheтерапии данных расстройств не превышает 65 %, несмотря на то, что невротические расстройства относятся к функциональным (обратимым) нарушениям высшей нервной деятельности. Одной из основополагающих и доказанных является 40 Экология человека 2019.12 Ментальная экология антиципационная концепция неврозогенеза [9], которая в качестве основополагающих психологических параметров рассматривает преморбидное нарушение процессов антиципации и вероятностного прогнозирования. Считается, что невротические расстройства возникают вследствие несовершенства данных механизмов в условиях столкновения с неспрогнозируемым субъективно-значимым для личности событием, становящимся вследствие этого психотравмирующим [7, 8]. Доказано, что антиципационная состоятельность (прогностическая компетентность - ПК) входит в структуру системы совладания со стрессом, наряду с психологическими защитными механизмами и ко-пинг-стратегиями [1, 11]. Несмотря на достаточную разработанность антиципационной концепции не-врозогенеза и создание на ее основе психотерапевтической методики - антиципационного тренинга, до настоящего времени неизученной остается роль неосознаваемых антиципационных механизмов, таких как интуиция. Анализ литературных данных и клинических случаев позволяет предполагать, что наряду с антиципацион-ной несостоятельностью личности «потенциального невротика» этиопатогенетическое значение может играть интуитивность. Интуитивность - это свойство системной организации личности, при которой обработка информации происходит на неосознаваемом уровне и выражается в формировании интуитивного образа с последующей возможной его актуализацией в виде знания, отношения, поведения [12, 19]. Известно, что принятие любого решения (в том числе связанного с нейтрализацией психологических последствий психотравмы) невозможно без участия процессов антиципации, так как прогноз потребного будущего и предвидение возможных изменений условий деятельности являются наиболее существенными факторами, определяющими выбор альтернативы [6, 12, 17, 18]. Одной из наиболее существенных функций антиципации считается максимальное устранение неопределенности в ходе принятия решения. Однако при решении задач в условиях неопределенности особое значение приобретают именно интуитивные механизмы предвосхищения, использующие в этих условиях дополнительные источники информации (имплицитное научение), ранее использованные схемы (эвристики, экспертиза) или неартикулируемое знание (таситное знание) [3, 16]. Целью настоящего исследования являлось выявление взаимосвязи интуитивности и прогностической компетентности при невротических и соматоформных расстройствах. Методы Исследование было одобрено заседанием локального этического комитета Казанского государственного медицинского университета и проводилось в Республиканской клинической психиатрической больнице им. академика В. М. Бехтерева, Республика Татарстан (г. Казань). В основную группу вошли 197 пациентов с невротическими и соматоформными расстройствами - 42 мужчины (21,32 %) и 155 женщин (78,68 %). Возраст - от 18 до 78 лет, средний возраст (44 ± 1) год. Распределение по диагнозам было следующим: фобические тревожные расстройства (F40) - 1,5 %, паническое расстройство (F41.0) - 5,62 %, генерализованное тревожное расстройство (F41.1) - 1,5 %, смешанное тревожно-депрессивное расстройство (F41.2) - 39,64 %, обсессивно-компульсивное расстройство (F42) - 10,65 %, реакция на тяжелый стресс и расстройство адаптации (F43) - 23,34 %, соматоформное расстройство (F45) - 16,74 %. В контрольную группу вошли 66 здоровых испытуемых. Отбор производился среди добровольцев, пожелавших принять участие в исследовании. Критериями исключения были: наличие клинически выраженных признаков психических расстройств, в том числе невротического спектра, обращение на протяжении жизни к психиатрам или психотерапевтам для терапии психического расстройства. Возраст контрольной группы - от 19 до 78 лет, средний возраст (47,0 ± 1,8) года. Основными методами исследования являлись клинико-психологический и экспериментальнопсихологический. Психопатологический психологический метод использовался для диагностики и дифференциальной диагностики невротических и со-матоформных расстройств. Применялись следующие экспериментально-психологические методики: тест антиципационной состоятельности (прогностической компетентности) В. Д. Менделевича [7], методика оценки уровня интуитивности Е. А. Науменко [10], шкала «Доверие интуиции» из опросника С. Эпстайна «Рациональный-Опытный» в адаптации Т. В. Корниловой, С. А. Корнилова [5], опросник «Индекс жизненного стиля» Р. Плутчика, Г. Келлермана и Г. Конте (адаптированная версия Е. С. Романовой, Л. Р. Гребенникова) [14]. По каждому испытуемому были получены данные по таким 18 шкалам: «пространственная», «временная», «личностно-ситуативная» и «общая антиципационная состоятельность», «интуитивность», «гипнабельность», «достоверность»; «использование интуиции», «интуитивная способность»; «вытеснение (подавление)», «регрессия», «отрицание», «замещение», «компенсация», «реактивные образования», «проекция», «интеллектуализация», «общая напряженность». Статистический анализ проводился с использованием компьютерной программы Statistica 10.0. Результаты статистической обработки представлены в виде средних значений показателей и средней ошибки (M ± m), медианы (Ме). Нормальность распределения оценивали с помощью коэффициента Шапиро - Уилка. Поиск различий между основной и контрольной группой проводился с помощью критерия Манна - Уитни, между подгруппами пациентов с невротическими расстройствами - с использованием критерия Краскела - Уолисса. Поиск связей между изучаемыми параметрами - при помощи коэффи 41 Ментальная экология Экология человека 2019.12 циента ранговой корреляции Спирмена. Кластерный анализ осуществлялся иерархическим методом с использованием евклидова расстояния и метода полной связи. Различия и корреляции считались статистически значимыми при р < 0,05. Результаты В выборке здоровых лиц реже встречались все виды ПК, в том числе отсутствовали испытуемые с общей несостоятельностью. Между пациентами и здоровыми испытуемыми наблюдались статистически значимые различия (р < 0,05) по ряду шкал, представленные в таблице. Так, по шкалам «интуитивность» (р = 0,001), «интуитивная способность» (р = 0,001) и «использование интуиции» (р = 0,001) данные пациентов оказались ниже, чем у здоровых. Менее выраженными оказались и шкалы теста ПК, отражавшие временную (р = 0,004), пространственную (р = 0,001) и общую (р = 0,001) ПК. Значения по шкале «личностно-ситуативная ПК» у пациентов и здоровых испытуемых существенно не различались. Помимо этого различия обнаруживались по шкалам «вытеснение (подавление)» (р = 0,007) и «отрицание» (р = 0,001), имевшим большие значения среди здоровых, в то время как по «проекции» (р = 0,001) и «реактивным образованиям» значения более высоки у пациентов (р = 0,001). Особый интерес представлял сравнительный анализ изучавшихся параметров в группах пациентов с различными диагнозами невротических расстройств. Для этого основная группа была разбита на четыре подгруппы по нозологическому критерию: пациенты с тревож-но-фобическими расстройствами (F41), обсессивнокомпульсивным расстройством (F42), расстройством адаптации (F43), соматоформными расстройствами (F45). Поиск различий между подгруппами проводился с помощью критерия Краскела - Уоллиса. Статистически значимыми оказались различия по шкалам «интуитивность» (H = 9,833, р = 0,02) и «временная антиципационная состоятельность» (H = 8,301, р = 0,04). Результаты сравнения средних значений шкал, в которых были найдены различия, представлены на рис. 1. На основании полученных данных можно утверждать, что наибольшая «интуитивность» по значениям средних и медиан обнаружилась у пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством, а более высокие значения по шкале «временная антиципаци-онная состоятельность» встречались у пациентов с расстройством адаптации. Далее изучались корреляционные связи между исследуемыми шкалами. Наибольший интерес представляли корреляции между шкалами разных опросников. Среди обследованных пациентов прямые связи обнаруживались между шкалами «интуитивность» и «интуитивная способность» (г = 0,287, р < 0,05), «использование интуиции» (г = 0,208, р < 0,05) и «компенсация» (г = 0,199, р < 0,05). «Интуитивная способность» была прямо связана с «временной» (г = 0,319, р < 0,05), «пространственной» (г = 0,204, р < 0,05) и «общей ПК» (г = 0,256, р < 0,05), «отрицанием» (г = 0,169, р < 0,05) и «компенсацией» (г = 0,152, р < 0,05). «Временная ПК» также была прямо связана с «использованием интуиции» (г = 0,259, р < 0,05), «отрицанием» (г = 0,57, р < 0,05) и «интеллектуализацией» (г = 0,170, р < 0,05), а обратно - с «регрессией» (г = -0,151, р < 0,05). Различия показателей интуитивности, прогностической компетентности и психологических защит основной и контрольной групп Шкала, баллы M±m Me M±m* Me* U р Интуитивность 47,61+0,61 48 44,60+0,42 45 4416 0,001 Гипнабельность 27,98±0,40 28 27,36±0,33 27 5924 0,281 Интуитивная способность 38,00+0,57 38 32,42+0,41 33 2941 0,001 Использование интуиции 37,50+0,69 37 30,95+0,43 31 2683 0,001 Временная ПК 43,79+0,92 43 40,42+0,49 40 4944 0,004 Пространственная ПК 56,83+0,93 57 45,29+0,61 45 2031 0,001 Личностно-ситуативная ПК 169,95±1,46 169 167,26±1,00 167 6032 0,381 Общая ПК 270,58+1,93 271 253,01 + 1,49 254 3141 0,001 Вытеснение 38,79+2,37 40 31,07+1,34 30 5062 0,007 Регрессия 30,48±2,14 32 34,65±1,35 35 5674 0,122 Замещение 17,42±1,91 10 19,46±1,18 19 6045 0,395 Отрицание 57,99+2,16 55 44,47+1,33 45 4072 0,001 Проекция 36,99+2,50 38 57,89+1,80 66 3368 0,001 Компенсация 38,33±2,78 40 34,87±1,50 31 5919 0,277 Реактивные образования 23,48+2,10 20 39,48+1,64 39 3798 0,001 Интеллектуализация 52,65±1,89 50 49,68±1,28 50 5862 0,233 Общая напряженность 37,09±1,29 38 36,69±0,83 37 6491 0,986 Примечания: * обозначены средние значения и медиана основной группы; U - значение критерия Манна - Уитни; р - статистическая значимость; жирным шрифтом выделены статистически значимые различия. 42 Экология человека 2019.12 49.00 47.00 з | 45,00 чо о g 43.00 х т * 41,00 В 5 39,00 о 37.00 35,00 F 41, М F42.M F43.M F45.M 1 ф| ■ Интуитивность 44,81 47,13 44,21 42,91 • Временная ПК 39,81 39,95 42,91 38,85 Рис. 1. Средние значения интуитивности и временной прогностической компетенции в подгруппах пациентов с разными формами невротических расстройств. Примечание. F.. - нозологическая подгруппа, M - среднее значение в баллах. «Пространственная ПК» - обратно с «общей напряженностью» (r = -0,154, р < 0,05), «проекцией» (r = -0,203, р < 0,05), «реактивными образованиями» (r = -0,211, р < 0,05) и «регрессией» (r = -0,217 р < 0,05). «Личностно-ситуативная ПК» была прямо связана с «интеллектуализацией» (r = 0,152, р < 0,05), а обратно - с «регрессией» (r = -0,268, р < 0,05). «Общая ПК» была прямо связана с «интеллектуализацией» (r = 0,166, р < 0,05), а обратно - с «регрессией» (r = -0,286, р < 0,05). В выборке здоровых испытуемых «интуитивная способность» прямо связана с «общей» (r = 0,343, р < 0,05) и «личностноситуативной ПК» (r = 0,331, р < 0,05) и обратно с «вытеснением» (r = -0,465, р < 0,05). «Гипнабель-ность» была обратно связана с «пространственной» (r = -0,325, р < 0,05), «личностно-ситуативной» (r = -0,310, р < 0,05) и «общей ПК» (r = -0,471, р < 0,05). В целом необходимо отметить, что среди здоровых испытуемых и пациентов с невротическими расстройствами наблюдался разный спектр корреляционных взаимосвязей. В то же время тенденция к образованию связей интуитивности с ПК и защитными механизмами прослеживается в обеих выборках. Далее был проведен кластерный анализ иерархическим методом, полученная дендрограмма представлена на рис. 2. В кластерном анализе не участвовали шкалы общей напряженности и общей ПК, поскольку они являются интегративными из других шкал. Наиболее крупные группы образовывали между собой шкалы «ПК», «интуитивность», «использование интуиции» и «интуитивная способность». Отдельно группировались шкалы психологических защит. Наиболее близкое расстояние наблюдалось у шкал «интуитивная способность», «использование интуиции» и «временная ПК», что говорит о тесноте связи между ними. Шкалы «личностно-ситуативная» и «прогностическая ПК» также группировались вместе. Шкалы психологических защит образовали три кластерные группы: «вытеснение», «регрессия», «замещение»; «отрицание», «интеллектуализация», «компенсация»; «проекция» и «реактивные образования». Ментальная экология Рис. 2. Кластеризация шкал интуитивности, прогностической компетентности и психологических защит в основной подгруппе иерархическим методом с применением полной связи На следующем этапе была проведена кластеризация выборки пациентов методом К-средних, результаты которого представлены на рис. 3. Были выделены четыре кластера. 12 3 4 5 6 7 S 9 ю 11 12 13 14 15 Рис. 3. Средние значения в кластерах, образованных методом К-средних, среди испытуемых основной группы. Примечание. Обозначение шкал:1-«интуитивность», 2- «гипна-бельность», 3 - «интуитивная способность», 4-«использование интуиции», 5-«временная ПК», 6-«пространственная ПК», 7-«личностно-ситуативная ПК», 8-«вытеснение», 9-«регрессия», 10-«отрицание», 11-«замещение», 12-«компенсация», 13-«реактивные образования», 14-«проекция», 15- «интеллектуализация». Как продемонстрировано на рис. 3, кластеры представляют особенности взаимодействия интуитивности, ПК и психологических защит. Так, для лиц из кластера 1 характерны умеренные значения шкал интуитивности и ПК и повышенная напряженность шкал психологических защит. В кластер 2 вошли лица с более высокими значениями интуитивной способности, использования интуиции и временной ПК, одновременно у них более низкие значения регрессии и отрицания с умеренными значениями других психологических защит. В кластере 3 отмечались лица с наиболее низкими значениями интуитивной способности и ПК, и у них же были резко напряжены психологические защиты, особенно проекция. В 4 кластере сгруппированы лица с умеренными 43 Ментальная экология Экология человека 2019.12 значениями интуитивности, высокими значениями пространственной и личностно-ситуативной ПК, у которых также наблюдалась и наиболее низкая напряженность психологических защит. Обсуждение результатов Полученные результаты подтверждают значимость интуитивности и ПК при неврозогенезе. Сравнение со здоровыми испытуемыми выявило относительное снижение как интуитивных, так и антиципационных способностей у пациентов с невротическими расстройствами. Оказалось, что при низком уровне антиципационных способностей пациенты с невротическими расстройствами были неспособны строить реалистичные прогнозы, у них доминировали поливариантные прогнозы, которые лишь повышали чувство неопределённости. Кроме того, при низких значениях интуитивности личность обычно хуже переносила состояние неопределенности, с которым легче справлялись высокоинтуитивные личности. Это приводило к попытке ухода от неопределенности через моновариантное прогнозирование, ригидную оценку возможного будущего как непременно катастрофичного. В подобной ситуации у обследованных не оставалось возможности для своевременного и адекватного «включения» механизмов психологической защиты. Изучение различий внутри выборки пациентов с невротическими расстройствами, с одной стороны, продемонстрировало ее относительную однородность по большинству изучаемых свойств. Это говорит в пользу того, что механизмы развития заболевания имеют сходство для основных групп невротических и соматоформных расстройств. С другой стороны, пациенты с обсессивно-компульсивным расстройством имеют некоторые отличия от остальных подгрупп. Более высокие значения интуитивности при обсес-сивно-компульсивном расстройстве могут указывать на большую приверженность таких пациентов к их собственному, внутреннему «голосу», облегченному доверию, подобным прогнозам, что, однако, на фоне низких интуитивных и антиципационных способностей не может обусловить более успешную адаптацию. Полученные результаты корреляционного и кластерного анализа позволяют определить характер взаимодействия антиципационных, интуитивных процессов с психологическими защитами при невротических расстройствах. Оказалось, что в системе совладания со стрессом при невротических расстройствах интуитивные процессы являются важным посредником взаимодействия антиципации и психологических защит. Интуитивные и антиципационные процессы взаимодействуют в условиях невозможности применения аналитических прогнозов, что наблюдается при временном и пространственном прогнозировании. При снижении уровней доверия интуиции и интуитивных способностей нарушается реалистичность и адекватность предвосхищения развития событий, то есть антиципационной несостоятельности. В свою очередь,это приводит к тому, что пациенты с не вротическими расстройствами оказываются неподготовленными к стрессовой ситуации, переоценивают длительность и тяжесть психотравмы, что нарушает своевременность применения психологических защит и и их более значительное напряжение. Таким образом, полученные результаты клиникопсихологического и экспериментально-психологического исследований позволяют констатировать, что в механизмах неврозогенеза существенную роль играет антиципационная несостоятельность и сниженный уровень интуитивности. Кроме того, интуитивность при невротических и соматоформных расстройствах является связующим звеном между ПК и психологическими защитами в общей системе совладания личности со стрессом. Авторство Граница А. С. подготовил первый вариант статьи, участвовал в разработке концепции и дизайна исследования, внес существенный вклад в получение, анализ и интерпретацию данных; Менделевич В. Д. внес существенный вклад в концепцию и дизайн исследования, получение, анализ и интерпретацию данных, окончательно утвердил присланную в редакцию рукопись.

About the authors

V. D. Mendelevich

Kazan State Medical University

Email: mend@tbit.rn

A. S. Granitza

Kazan State Medical University


References

  1. Абитов И. Р. Антиципационная состоятельность в структуре совладающего поведения (в норме и при психосоматических и невротических расстройствах): автореф. дис.. канд. психол. наук. Казань, 2007. 21 с.
  2. Васильева А. В., Караваева Т. А., Полторак С. В. Затяжные формы невротических расстройств: клинико-психопатологические аспекты и вопросы терапии // Обозрение психиатрии и медицинской психологии. 2012. № 4. С. 81-87.
  3. Кармин А. С. Формы и механизмы интуитивного мышления. СПб.: Санкт-петербургский университет путей сообщения, 2009. С. 58-140.
  4. Колотильщикова Е. А. Психологические механизмы невротических расстройств: дис.. д-ра психол. наук. Санкт-Петербург, 2011. 600 с.
  5. Корнилова Т. В., Корнилов С. А. Интуиция, интеллект и личностные свойства (результаты апробации шкал опросника С. Эпстайна) // Психологические исследования. 2013. № 28. С. 5-7.
  6. Ломов Б. Ф., Сурков Е. Н. Антиципация в структуре деятельности. М.: Наука, 1980. 280 с.
  7. Менделевич В. Д. Антиципационные механизмы неврозогенеза. М.: Городец, 2018. 448 с.
  8. Менделевич В. Д. Тест антиципационной состоятельности и прогностической компетентности - экспериментально-психологической оценки готовности к невротическим расстройствам // Социально-клиническая психиатрия. 2003. № 1. С. 35-40.
  9. Менделевич В. Д., Соловьева С. Л. Неврозология и психосоматическая медицина. М.: Городец, 2016. 596 с.
  10. Науменко Е. А. Интуитивность как свойство личности: дис.. д-ра психол. наук. Санкт-Петербург, 2001. 364 c.
  11. Ничипоренко Н. П., Менделевич В. Д. Антиципационная состоятельность в структуре совладающего поведения личности // Неврологический вестник. 2010. № 3. С. 47-50.
  12. Орлов И. К. Специфика интуитивного процесса решения неопределённых задач: дис.. канд. психол. наук. Москва, 2004. С. 25-30.
  13. Родыгина Ю. К., Дерягина Л. Е., Соловьев А. Г. Психофизиологические маркеры профессиональной успешности сотрудников подразделений органов внутренних дел // Экология человека. 2005. № 10. С. 33-38.
  14. Романова Е. С., Гребенников Л. Р. Механизмы психологической защиты: генезис, функционирование, диагностика. Мытищи: Издательство «Талант», 1996. 144 с.
  15. Сидоров П. И., Соловьев А. Г., Новикова И. А. Социально-психологические аспекты качества жизни больных сахарным диабетом // Проблемы эндокринологии. 2002. Т. 48, № 1. С. 9-13.
  16. Фаликман М. В., Койфман А. Я. Виды прайминг-эффектов в исследованиях восприятия и перцептивного внимания // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. 2005. № 3. С. 86-97
  17. Chunping Ni, Lihua Ma, Bo Wang, Yan Hua, QianzhenHua, Gwenyth R. Wallen, Bo Gao, Yongping Yan, Yueqin Huang. Screening aod Conelates of Neurotic Disoriere Among General Medical Outpatients in Xi’an China // Perepect. Psychiatn Care. 2015. Vol. 51 (2). P. 128-135.
  18. Hodgkinson G. P., Langan-Fox J., Sadler-Smith E. Intuition: a fundamental bridging contact in the behavioural sciences // British Journal of Psychology. 2008. Vol. 99 (1). P. 1-27.
  19. Henden G. Intuition and its role in strategic thinking. BI Norwegian School of Management. 2004. 189 p.

Statistics

Views

Abstract - 29

PDF (Russian) - 9

Cited-By


PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Mendelevich V.D., Granitza A.S.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies