RISK PREDICTORS OF CORONARY HEART DISEASE IN MEN OF OLDER AGE GROUPS LIVING IN THE CONDITIONS OF FAR NORTH

Abstract


Permanent residence in extreme climatic and geographical conditions provides the stress of adaptation reserves of the whole human body and the work of homeostatic systems in the new conditions. The aim of the study was to analyze the frequency of atherosclerosis risk factors and their relationship with coronary heart disease (CHD) in elderly and senile men living in Far North. Methods. An analytical study of the frequency of metabolic risk factors of atherogenesis was conducted among men (n = 505) with verified coronary heart disease (case group, n = 244) and without signs of coronary heart disease (control group, n = 261) 60 years and older, living in Far North, taking into account age and ethnicity. To assess the results of the study, the odds ratio (OR) and 95 % confidence intervals for OR were calculated. Results. High cardiovascular risk was noted in the group of patients with coronary artery disease compared with the group of patients without coronary artery disease (p < 0.001). Patients with coronary artery disease haв higher body mass index, waist-to-hip ratio, and blood pressure. In the absence of significant differences in the content of total cholesterol, the lipid profile in men with coronary heart disease haв more atherogenic nature (p < 0.001). When ethnicity was taken into account, a relationship was found between smoking, arterial hypertension, central type obesity and an increased risk of coronary heart disease among non-indigenous men (p < 0.001). A more favorable metabolic profile was noted in male indigenous ethnic groups (the Yakuts). Conclusions. A comparative analysis of the risk factors of coronary heart disease revealed high rates of hypertension and obesity in the group of patients with coronary heart disease living in extreme conditions of the Far North, in comparison with the control group without ethnicity, while hypercholesterolemia was more often observed in the Yakut group, and hypertriglyceridemia and smoking in a non-indigenous ethnic group (p < 0.001).

Full Text

Циркумполярная медицина По данным статистического прогноза, в Российской Федерации к 2030 году доля лиц старше трудоспособного возраста увеличится до 29 % от общей численности населения на фоне увеличения средней продолжительности жизни до 80 лет [4]. Это, несомненно, приведет к увеличению доли сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ) в структуре общей заболеваемости. Ретроспективное исследование, проведенное в 2000-2012 годах, показало более высокую частоту инфаркта миокарда среди мужчин старших возрастных групп (35-38 % в возрасте 60-79 лет) по сравнению с группой мужчин 50-59 лет (28 %) [2]. Более 80 % случаев смерти от ишемической болезни сердца (ИБС) происходит в возрасте старше 65 лет [20]. Одной из особенностей старшей возрастной когорты лиц является одновременное наличие множества факторов риска у одного пациента, которые усиливаются не только под воздействием друг друга, но и под влиянием неблагоприятных факторов внешней среды. Примером этого могут служить показатели здоровья населения в экстремальных, дискомфортных для проживания и производственной деятельности человека условиях Крайнего Севера [6, 10, 14, 17, 18]. В Республике Саха (Якутия) ССЗ также занимают лидирующее место среди всех причин смертности, составляя примерно 50 % от показателя общей смертности [5]. Оценка метаболических параметров на уровне популяций открывают возможности для идентификации факторов риска (ФР) заболеваемости населения и разработки профилактических мероприятий, которые бы учитывали особенности пожилого возраста. Цель исследования - проанализировать частоту факторов риска атеросклероза и их связи с ИБС у мужчин пожилого и старческого возраста, долгожителей, проживающих в условиях Крайнего Севера. Методы Аналитическое исследование типа «случай - контроль» было проведено на базе Республиканского гериатрического центра ГБУ «Республиканская больница № 3» Республики Саха (Якутия). Для исследования были отобраны 505 мужчин в возрасте > 60 лет коренной и некоренной этнической принадлежности, проживающих в республике. Согласно классификации возрастных периодов (ВОЗ) обследуемых разделили на три группы: 60-74 года, 75-89 лет, 90 лет и старше. В ходе исследования все пациенты были разделены на две клинические группы: группа «случай» и группа «контроль». Группу «случай» составили 244 мужчины с верифицированной ИБС, группу «контроль» - 261 мужчина без наличия ИБС. Работа выполнена в рамках совместной программы ФГБУ «НИИ терапии» СО РАМН и Якутского научного центра комплексных медицинских проблем (ЯНЦ КМП) «Атеросклероз: эпидемиология, этиопатогенез и разработка мер профилактики, диагностики и лечения у жителей Крайнего Севера на примере населения Якутии». Протокол исследования был одобрен локальным этическим комитетом ЯНЦ КМП (выписка из протокола № 26 от 30.04.2015 г.). От всех пациентов было получено информированное согласие на участие в исследовании. Распределение клинических групп осуществлялось на основе традиционного комплекса клинико-лабораторного обследования. Критерии включения в группу «случай» (n = 244): наличие верифицированной ИБС подтверждалось наличием в анамнезе инфаркта миокарда; регистрации ЭКГ (Q-позитивные изменения миокарда, наличие аневризм сердца, признаки ишемии миокарда); ЭхоКГ (идентификация нарушений региональной сократимости); холтеровского мониторирования ЭКГ (регистрация безболевой ишемии миокарда); оценки претестовой вероятности ишемии миокарда (ПТВ) - основанной на данных возраста, пола и клинической классификации болей в грудной клетке (типичная, атипичная, неангинальная); либо ангиографическим подтверждением сужения одной или нескольких коронарных артерий по крайней мере на 70 % для пациентов с ПТВ от 54 до 65 % (56 пациентов, 23 %). Функциональный тест с физической нагрузкой не проводился с учетом ПТВ у пациентов 84 % и более. Критерии включения в группу «контроль» (n = 261): отсутствие клинических симптомов, ЭКГ и ЭхоКГ-признаков ИБС. Критерии исключения: наличие клинических, лабораторно-инструментальных признаков острого воспаления или обострения хронических воспалительных заболеваний артериальной гипотонией (систолическое давление в положении сидя < 110 мм рт. ст.), почечной недостаточностью (креатинин > 150 мкмоль/л), уровня калия в сыворотке крови > 5,5 ммоль/л. А также больные, принимавшие гиполипидемические препараты (статины) и антикоагулянты последние 12 месяцев в обеих клинических группах на момент рандомизации. К представителям коренного населения Якутии были отнесены якуты (100 %), некоренного - русские (68 %), украинцы (26 %) и белорусы (6 %), проживающие в республике, вне зависимости от стажа проживания. Программа обследования включала опрос, измерение уровня артериального давления (АД), антропометрическое, биохимическое, инструментальное (ЭКГ, ЭхоКГ) исследование. Измеряли АД трижды с интервалом в две минуты на правой руке с точностью до 2 мм рт. ст. В анализ включали среднее значение трех измерений. Артериальную гипертензию (АГ) устанавливали при уровне систолического АД (САД) > 140 мм рт. ст. и / или диастолического АД (ДАД) > 90 мм рт. ст. или приеме антигипертензивных препаратов. В группу с АГ включали также лиц, принимавших гипотензивные препараты в период обследования или прекративших их прием менее чем за 2 недели до обследования, вне зависимости от измеренного уровня АД (ESH/ESC, 2013 г.). Антропометрическое обследование включало изме 5 Циркумполярная медицина Экология человека 2020.02 рение роста, массы тела, окружности талии и бедер. Окружность талии (ОТ) измеряли в положении стоя на середине расстояния от нижнего края реберной дуги до гребня подвздошной кости, с точностью до 0,1 см. Окружность бедер (ОБ) измеряли в положении стоя на уровне больших вертелов бедренных костей. Для диагностики ожирения использовали следующие критерии: индекс массы тела > 30 кг/ м2; значение отношения окружности талии к окружности бедер более 0,9. Абдоминальное ожирение (АО) устанавливали при величине окружности талии более 94 см (IDF, 2006 г.) [14]. Определение содержания общего холестерина (ОХС), триглицеридов (ТГ), холестерина липопро-теидов высокой плотности (ХС ЛПВП) в венозной крови, взятой в утренние часы натощак спустя 10-12 ч после приема пищи, проводили на автоматическом анализаторе «RocheCobasmiraPlus» (США). Концентрацию холестерина липопротеидов низкой плотности (ХС ЛПНП) рассчитывали по формуле Фридвальда при уровне триглицеридов в крови менее 4,5 ммоль/л. Индекс атерогенности (ИА) рассчитывали по формуле: И А = (ОХС - ХСЛПВП) / ХСЛПВП) усл. ед. Гипертриглицеридемию (ГТГ) устанавливали при содержании триглицеридов > 1,7 ммоль/л; гипоальфахолестеринемию - при концентрации ХС ЛПВП < 1,0 ммоль/л; гипер-холестеринемию (ГХС) при ОХС > 5,0 ммоль/л. Определение реологических параметров крови у наблюдаемого контингента проводили по исследованию показателя международного нормализованного отношения (МНО) крови для определения концентрации протромбина, полученной из цитратной венозной крови с использованием пункционных вакуумных систем Vacuette (Италия), содержащих 0,1М цитрата натрия, и фотометрического метода на аппарате «Autoclot». Для определения калибровок и контроля качества измерительной системы применяли три уровня контрольных материалов. При использовании п/автоматического коагулометра доля отклонения составила 1,4 %, а воспроизводимость не более 1,65 %. Кроме этого подсчитывали общее количество тромбоцитов крови на гемоанализаторе. Статистическая обработка материала проведена с использованием прикладных программ IBM SPSS STATISTICS 22. Проверка нормальности распределения количественных признаков проведена с использованием критерия Шапиро - Уилка. Данные представлены в виде медианы (Ме), первого и третьего квартилей (Q;; Q3) (см. табл. 1 и 4). При сравнении независимых групп по количественным признакам применяли непараметрический критерий Манна - Уитни. Сравнение групп по качественным признакам проводилось с использованием критерия X2. Для оценки результатов исследования рассчитывалось отношение шансов (ОШ) и 95 % доверительные интервалы (ДИ) для ОШ. Критическое значение уровня статистической значимости (р) принималось равным 0,05. Результаты Средний возраст мужчин в группе «случай» составил 74,6 (SD = 8,6) года, в группе «контроль» - 76,4 (SD = 10,0) года (р = 0,065) (табл. 1). Пациенты в обеих обследованных группах были сопоставимы по этнической принадлежности и возрастной динамике 60-74, 75-89 лет. Различие наблюдалось только среди мужчин 90 лет и старше. Так, в группе «контроль» было отмечено преобладание пациентов в сравнении с группой «случай» (11,9 и 4,5 % соответственно). Таблица 1 Распределение мужчин в зависимости от этнической принадлежности, возраста и статуса ишемической болезни сердца (n = 505) Подгруппа пациентов ИБС(+) (n = 244) ИБС(-) (n = 261) X2 P n % n % По этнической принадлежности Якуты (n = 262) 123 46,9 139 53,1 Мужчины некоренного этноса (n = 243) 121 49,8 122 50,2 0,53 0,291 По возрасту 60-74 года (n = 228) 115 47,1 113 43,3 75-89 лет (n = 235) 118 48,4 117 44,8 8,98 0,011 90 лет и старше (n = 42) 11 4,5 31 11,9 В табл. 2 представлены основные антропометрические, гемодинамические и лабораторные показатели в группах сравнения. В группе «случай» медианное значение показателей индекса массы тела, отношения окружности талии к окружности бедер и уровней САД, ДАД было статистически значимо выше, чем у мужчин группы «контроль» (р < 0,001). Высокие уровни АГ согласуются с более длительным анамнезом АГ у пациентов с ИБС. Медиана холестерина сыворотки крови в обеих группах находилась в пределах референсных значений. Между тем среднее содержание ХС ЛПНП, ХС ЛПВП, ТГ крови у мужчин группы «случай» было значимо выше в сравнении с группой «контроль», что отражает более выраженный атерогенный характер липидного профиля крови (р < 0,001). В группе «случай» показатель МНО крови статистически значимо ниже, а концентрация тромбоцитов значимо выше, чем в группе «контроль» (р < 0,001). Из данных табл. 3 видно, что значимо чаще при наличии ИБС встречаются следующие факторы риска: артериальная гипертензия, центральное ожирение (ОТ/ОБ) и курение. С учетом дизайна исследования риск развития заболевания оценивался по значению ОШ. У мужчин с ИБС шансы иметь артериальную гипертензию повышены в 7 раз, ожирение центрального типа - в 10 раз, курение в прошлом или в настоящее время в 1,7 раза выше, чем у мужчин контрольной группы. Таким образом, показатели нарушения липидного профиля крови наряду с курением, висцеральным ожирением и повышенным 6 Экология человека 2020.02 Циркумполярная медицина Таблица 2 Основные антропометрические, гемодинамические и лабораторные показатели в группах сравнения, Me (Qp Q3) Показатель ИБС(+) (n = 244) ИБС(-) (n = 261) P Индекс массы тела, кг/м2 27,2 (25,1; 30,5) 24,3 (22,6; 26,2) <0,001 Окружность талии, см 98,0 (92,0; 107,8) 90,0 (85,0; 96) 0,005 Окружность бедер, см 96,0 (90; 102,0) 93,0 (89,5; 98,0) <0,001 ОТ/ОБ 1,04 (1,0; 1,1) 0,96 (0,83; 1,0) <0,001 САД, мм рт. ст. 155,0 (140,0; 165,0) 140,0 (130,0; 152,5) <0,001 ДАД, мм рт. ст. 90,0 (80,0; 100,0) 80,0 (75,0; 90,0) <0,001 ПАД, мм рт. ст. 65,0 (55,0; 75,0) 60,0 (45,0; 70,0) <0,001 Общий холестерин, ммоль/л 4,6 (4,0; 5,4) 4,5 (3,9; 5,2) 0,052 Триглицериды, ммоль/л 1,3 (0,9; 1,7) 1,0 (0,8; 1,3) <0,001 ХС ЛПНП, ммоль/л 3,0 (2,5; 3,7) 2,8 (2,2; 3,4) <0,001 ХС ЛПОНП, ммоль/л 0,6 (0,4; 0,8) 0,5 (0,4; 0,6) <0,001 ХС ЛПВП, ммоль/л 0,9 (0,7; 1,1) 1,2 (1,0; 1,4) <0,001 Индекс атерогенности 4,1 (3,1; 5,5) 2,7 (2,1; 3,4) <0,001 МНО крови 1,0 (0,8; 1,2) 1,2 (1,0; 1,4) <0,001 Тромбоциты крови х 109/л 257,0 (213,0; 324,8) 249,0 (198,0; 294,0) 0,002 Примечание. САД, ДАД - систолическое, диастолическое артериальное давление; ПАД - пульсовое артериальное давление; ОТ/ОБ - отношение окружности талии к окружности бедер; ХС ЛПВП, ХС ЛПНП, ХС ЛПОНП - холестерин липопротеидов высокой, низкой, очень низкой плотности; МНО - международное нормализованное отношение. Таблица 3 Частота факторов риска при наличии ишемической болезни сердца, n (%) Фактор риска ИБС(+) (n = 244) ИБС(-) (n = 261) ОШ (95 % ДИ) P Артериальная гипертензия 238 (97,5) 221 (84,7) 7,2 (3,0; 17,3) <0,001 Ожирение по индексу массы тела 37 (15,2) 47 (18,0) 0,8 (0,5; 1,3) 0,391 Ожирение по ОТ/ ОБ 241 (98,8) 230 (88,1) 10,8 (3,3; 35,9) <0,001 Гипертриглицеридемия 40 (16,4) 42 (16,1) 1,0 (0,6; 1,6) 0,927 Гиперхолестеринемия 164 (67,2) 161 (61,7) 1,3 (0,9; 1,8) 0,195 Гипоальфахолестеринемия 125 (51,2) 131 (50,2) 1,0 (0,7; 1,5) 0,816 Курит в настоящее время 42 (17,2) 37 (14,2) 1,3 (0,8; 2,0) 0,348 Курил в прошлом или курит в настоящее время 198 (81,1) 186 (71,3) 1,7 (1,1; 2,6) 0,009 артериальным давлением увеличивают риск развития ИБС в данной популяции. В группе больных ИБС не выявлено различий по возрасту между мужчинами якутами и муж чинами некоренной этнической принадлежности (средний возраст 75,6 и 73,6 года соответственно, р = 0,110). При этом подгруппы различались по всем параметрам, кроме содержания тромбоцитов и пульсовому артериальному давлению (табл. 4). Медиана холестерина сыворотки крови находилась в пределах референсных значений независимо от этнической принадлежности. При этом атерогенные сдвиги в липидном профиле в виде значимо повышенных уровней ХС ЛПОНП, ТГ и низкого уровня ХС ЛПВП отмечались у больных группы «случай» некоренной этнической принадлежности. У пациентов некоренного этноса в сравнении с якутами был выявлен также статистически значимо высокий уровень индекса массы тела, центрального ожирения, артериальной гипертензии. Показатель МНО крови в группе якутов определялся значимо меньше, чем в группе некоренного этноса. Оценка концентрации тромбоцитов между двумя этническими группами не выявила значимых различий. Таким образом, в группе при наличии ИБС метаболический профиль у мужчин якутов был более благоприятным, чем у мужчин некоренной этнической принадлежности. Таблица 4 Антропометрические, гемодинамические и лабораторные показатели у больных ишемической болезнью сердца в зависимости от этнической принадлежности, Me (Qp Q3) Показатель Якуты (n = 123) Мужчины некоренного этноса (n = 121) P Индекс массы тела, кг/м2 26,8 (24,5; 29,3) 28,0 (25,9; 32,3) 0,005 Окружность талии, см 94 (90; 102) 104 (97; 112) <0,001 Окружность бедер, см 92 (87; 100) 98 (92; 106) <0,001 ОТ/ОБ 1,0 (1,0; 1,0) 1,1 (1,0; 1,1) <0,001 САД, мм рт. ст. 150 (135; 165) 160 (145; 170) 0,002 ДАД, мм рт. ст. 85 (80; 95) 95 (80; 100) <0,001 ПАД, мм рт. ст. 60 (55; 70) 65 (55; 75) 0,085 Общий холестерин, ммоль/л 4,5 (3,9; 5,0) 4,8 (4,0; 5,6) 0,007 Триглицериды, ммоль/л 1,2 (0,9; 1,5) 1,4 (1,0; 2,0) 0,003 ХС ЛПНП, ммоль/л 2,9 (2,4; 3,5) 3,2 (2,6; 4,0) 0,016 ХС ЛПОНП, ммоль/л 0,5 (0,4; 0,7) 0,6 (0,5; 0,9) 0,002 ХС ЛПВП, ммоль/л 1,0 (0,7; 1,2) 0,9 (0,7; 1,1) 0,040 Индекс атероген-ности 3,9 (2,8; 5,4) 4,4 (3,5; 5,7) 0,005 МНО крови 0,9 (0,8; 1,0) 1,1 (1,0; 1,3) <0,001 Тромбоциты крови х 109/л 260,0 (223,0; 318,0) 255,0 (209,5; 343,0) 0,964 Примечание. САД, ДАД - систолическое, диастолическое артериальное давление; ПАД - пульсовое артериальное давление; ОТ/ОБ - отношение окружности талии к окружности бедер; ХС ЛПВП, ХС ЛПНП, ХС ЛПОНП - холестерин липопротеидов высокой, низкой, очень низкой плотности; МНО - международное нормализованное отношение. 7 Циркумполярная медицина Экология человека 2020.02 Таблица 5 Частота факторов риска при наличии ишемической болезни сердца, n (%) Фактор риска ИБС(+) (n = 244) ИБС(-) (n = 261) ОШ (95 % ДИ) P Артериальная гипертензия Якуты (n = 262) 118 (95,9) 107 (77,0) 7,1 (2,7; 18,8) <0,001 Мужчины некоренного этноса (n = 243) 120 (99,2) 114 (93,4) 8,4 (1,0; 68,4) 0,018 Ожирение по индексу массы тела Якуты (n = 262) 19 (15,4) 23 (16,5) 0,9 (0,5; 1,8) 0,809 Мужчины некоренного этноса (n = 243) 18 (14,9) 24 (19,7) 0,7 (0,4; 1,4) 0,323 Ожирение по ОТ/ОБ Якуты (n = 262) 123 (100) 123 (88,5) 2,0 (1,8; 2,3) <0,001 Мужчины некоренного этноса (n = 243) 118 (97,5) 107 (87,7) 1,8 (1,4; 2,2) 0,003 Гипертриглицеридемия Якуты (n = 262) 12 (9,8) 26 (18,7) 0,5 (0,2; 1,0) 0,040 Мужчины некоренного этноса (n = 243) 28 (23,1) 16 (13,1) 2,0 (1,01; 3,9) 0,042 Гиперхолестеринемия Якуты (n = 262) 93 (75,6) 87 (62,6) 1,9 (1,1; 3,2) 0,023 Мужчины некорен- 0,9 (0,6; 1,5) ного этноса (n = 243) 71 (58,7) 74 (60,7) 0,753 Гипоальфахолестеринемия Якуты (n = 262) 59 (48,0) 70 (50,4) 0,9 (0,6; 1,5) 0,699 Мужчины некоренного этноса (n = 243) 66 (54,5) 61 (50,0) 1,2 (0,7; 2,0) 0,478 Курит в настоящее время Якуты (n = 262) 15 (12,2) 16 (11,5) 1,1 (0,5; 2,3) 0,864 Мужчины некоренного этноса (n = 243) 27 (22,3) 21 (17,2) 1,4 (0,7; 2,6) 0,318 Курил в прошлом или курит в настоящее время Якуты (n = 262) 96 (78,0) 99 (71,2) 1,4 (0,8; 2,5) 0,206 Мужчины некорен- 2,2 (1,2; 4,1) ного этноса (n = 243) 102 (84,3) 87 (71,3) 0,015 Для дальнейшего анализа определения наибольшего вклада факторов риска в предрасположенность развития ИБС изучили ОШ с учетом этнической принадлежности между группами пациентов с наличием ИБС и без ИБС (табл. 5). ОШ в группе «случай» по сравнению с группой «контроль» выявило, что артериальная гипертензия и ожирение по центральному типу увеличивают риск развития ИБС вне зависимости от этнической принадлежности. Наряду с этим у мужчин коренной этнической принадлежности гиперхолестеринемия, а у мужчин некоренного этноса - гипертриглицеридемия и факт курения были статистически значимо связаны с риском развития ИБС. По результатам исследования, наибольший вклад в развитие ИБС у мужчин исследуемых групп вносят артериальная гипертензия и ожирение по центральному типу независимо от этнической принадлежности, тогда как дислипидемия и курение ассоциируются с этнической принадлежностью. Обсуждение результатов Полученные результаты свидетельствуют о весомом вкладе в развитии ССЗ наличия двух и более риск-факторов, кумулятивно повышающих риск заболеваемости ИБС, в группе мужчин 60-99 лет. В ходе исследования выявлено, что у мужчин с ИБС 60 лет и старше, проживающих в условиях Крайнего Севера, статистически значимо большее значение имеют артериальная гипертензия и ожирение по центральному типу (ОТ/ОБ) независимо от этнической принадлежности. Полученные данные согласуются с результатами других исследователей, согласно которым увеличение общей жировой массы и разрастание висцеральной части жировой массы приводят к повышению уровня артериального давления и изменению липид-транспортной системы крови [1, 7, 13, 15, 20]. В группе пациентов с ИБС установлены статистически значимо повышенные уровни СДД и ДАД (р < 0,001), которые приводят к ускорению повреждения артерий и ассоциируются с поражением органов мишеней [11, 17], увеличивая риск инфаркта миокарда в 2 раза [2, 16]. В сравниваемых группах «случай - контроль» выявлена ассоциация дислипидемии и курения с этнической принадлежностью пациентов. По всей видимости, наличие висцерального ожирения и артериальной гипертензии вносит изменение в липид-транспортную систему крови у лиц старшей возрастной группы, проживающих в экстремальных условиях Крайнего Севера, с учетом адаптационных процессов. Так, полученные результаты свидетельствуют, что отклонения в липидных показателях крови идут по определенному алгоритму: у мужчин некоренного этноса уровень ТГ возрастает одновременно с уровнем ХС ЛПНП крови, а у якутов наблюдается повышение содержания общего холестерина крови. Аналогичные особенности липидного профиля крови отмечались, по литературным данным, у жителей Аляски, Канады, Норвегии, Новосибирска, Чукотки, Якутии, Ямало-Ненецкого округа, обитающих в сопоставимых климатических условиях [1, 3, 6, 8, 9, 12, 17, 19, 20]. Очевидно, что у пациентов коренного этноса атеропротективные свойства ХС ЛПВП в большей степени, чем у лиц некоренной этнической принадлежности, не только обусловлены их участием в обратном транспорте холестерина, но и обладают антивоспалительными, антитромбогенными и цито-протективными свойствами. Полученные в нашей 8 Экология человека 2020.02 Циркумполярная медицина работе результаты согласуются с данными ряда других исследований [5-7, 15, 18, 19]. Аналогичные результаты были отмечены и при анализе показателей МНО и тромбоцитов крови: у якутов значимо больше определялся низкий показатель МНО крови в группе с ИБС, чем в группе без ИБС, что, возможно, также является важным предиктором развития сердечно-сосудистых осложнений в сравнении с больными ИБС некоренной этнической принадлежности. Учитывая полученные результаты, можно прийти к заключению о необходимости более раннего выявления компонентов метаболического нарушения у пациентов для проведения своевременной коррекции висцерального ожирения, уровня артериального давления для снижения риска развития ИБС, увеличения продолжительности жизни людей. Этому может способствовать применение наиболее ранних методов активных немедикаментозных мероприятий, таких как увеличение физической активности, модификация образа жизни, изменение питания, способов приготовления пищи, с учетом особенностей метаболических процессов организма лиц, проживающих в условиях длительного воздействия суровых климатических особенностей Крайнего Севера. Вместе с тем в данном исследовании не проведена в полном объеме оценка состояния гемостаза для определения гиперкоагуляции. В дальнейших исследованиях для сравнительного анализа важно учитывать пациентов, принимающих гиполипидеми-ческие препараты (статины) и антикоагулянты, для изучения пороговых значений факторов риска и ОШ риска развития кардиоваскулярных нарушений. Таким образом, наиболее значимыми предикторами риска ИБС у мужчин 60 лет и старше явились нарушения липидного профиля крови, курение, висцеральное ожирение и артериальная гипертензия. При одновременном воздействии выявленные факторы риска усиливают действие друг друга, что ведет в конечном итоге к росту суммарного риска развития ИБС. Повышение риска развития ИБС по ОШ артериальной гипертензии и висцерального ожирения не выявило зависимости от этнической принадлежности пациентов. Наиболее значимыми предикторами, ассоциирующимися с этнической принадлежностью, явились дислипидемия и курение. Так, у мужчин некоренного этноса гипертриглицеридемия и факт курения статистически значимо повышали риск развития ИБС. Метаболический профиль у мужчин якутов был более благоприятным, чем у мужчин некоренного этноса. Возможно, климатогеографические, экологические, социальные, биогеохимические, психологические и другие факторы риска, учитывающие особенности метаболических процессов проживания в условиях Крайнего Севера, способствуют метаболической дисрегуляции, которая, в свою очередь, приводит к формированию хронических неинфекционных заболеваний, в частности патологии органов кровообра щения. Учитывая региональные особенности Севера, необходимо как можно раньше выявлять и корррек-тировать основные предикторы сердечно-сосудистого риска, повышать приверженность пациентов проводимой гиполипидемической терапии, физической активности, отказу от курения для снижения риска развития ИБС, воздействуя тем самым на увеличение продолжительности жизни людей. Выводы Сравнительный анализ факторов риска ИБС без учета этнической принадлежности пациентов выявил: • значимо более высокие показатели ИМТ, ОТ/ ОБ, уровни САД, ДАД в группе «случай» по сравнению с группой «контроль» (р < 0,001); • значимо более высокие уровни ХС ЛПНП, ХС ЛПВП, ТГ крови (р < 0,001), концентрации тромбоцитов (р < 0,001) и значимо более низкий показатель МНО крови в группе «случай» по сравнению с группой «контроль»; • значимо чаще в группе «случай» встречаются АГ, центральное ожирение (ОТ/ОБ) и курение. По значению ОШ у мужчин этой группы шансы иметь АГ, ожирение центрального типа, курить в прошлом или в настоящее время существенно выше, чем у мужчин группы «контроль». Сравнительный анализ факторов риска ИБС с учетом этнической принадлежности пациентов установил: • в группе «случай» атерогенные сдвиги в липидном профиле в виде значимо повышенных уровней ХС ЛПНП, ТГ и низкого уровня ХС ЛПВП, высокого уровня индекса массы тела, центрального ожирения, АГ среди пациентов некоренного этноса в сравнении с якутами. Показатель МНО крови в группе якутов определялся значимо меньше, чем в группе некоренного этноса. Оценка концентрации тромбоцитов в обеих этнических группах не выявила значимых различий; • изучение ОШ в группах «случай» и «контроль» выявило ФР, которые наиболее часто связаны с риском развития ИБС. В группе «случай» по сравнению с группой «контроль» это АГ и ожирение по центральному типу вне зависимости от этнической принадлежности пациентов; гиперхолестеринемия в группе коренного этноса, гипертриглицеридемия и факт курения в группе некоренного этноса. Благодарность Выражаем благодарность заведующей Республиканского гериатрического центра ГБУ «Республиканская больница № 3» Гороховой Зое Прокопьевне за поддержку при проведении данного исследования. Авторство Попова Е. К. внесла существенный вклад в концепцию и дизайн исследования, получение, анализ и интерпретацию результатов исследования, окончательно утвердила присланную в редакцию статью; Архипова Н. С. участвовала в анализе и интерпретации результатов исследования, подготовке первого варианта статьи; Попов И. О. принимал 9 Циркумполярная медицина Экология человека 2020.02 активное участие в подготовке первого варианта статьи, в статистическом анализе и интерпретации результатов данных, в переводе статьи.

About the authors

E. K. Popova

M. K. Ammosov North-Eastern Federal University

Email: ecapopova@yandex.ru

N. S. Arkhipova

Yakut Scientific Center of Complex Medical Problems


I. O. Popov

M. K. Ammosov North-Eastern Federal University


References

  1. Акашева Д. У., Покшубина И. А., Плохова Е. В., Ткачева О. Н. Роль нарушений углеводного обмена в старении сердца // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2017. Т. 16, № 3. С. 81-86.
  2. Бетуганова Л. В., Эльгаров А. А., Байсултанова М. Б., Эльгаров М. А., Калмыкова М. А. Инфаркт миокарда: частота, половозрастные, профессиональные и клинические особенности // СагШоСоматика. 2014. № 2. С. 10-74.
  3. Воевода М. И., Рагино Ю. И., Чернявский А. М., Цымбал С. Ю., Семаева Е. В., Полонская Я. В., Иванова М. В. Высокая распространенность метаболического синдрома у мужчин с коронарным атеросклерозом в Сибири // Российский кардиологический журнал. 2010. Т. 15, № 1. С. 65-69.
  4. Демографический ежегодник России: статистический сборник. Росстат, 2017. 265 с.
  5. Здравоохранение в Республике Саха (Якутия) за 2005-2015 гг. Якутск: Саха (Якутия) стат, 2015. 162 с.
  6. Манчук В. Т., Надточий Л. А. Состояние и тенденции формирования здоровья коренного населения Севера и Сибири // Бюллетень СО РАМН. 2010. Т. 30, № 3. С. 24-32
  7. Метельская В. А., Шальнова С. А., Деев А. Д., Перова Н. В., Гомыранова Н. В., Литинская О. А., Евстифеева С. Е., Артамонова Г. В., Гатагонова Т. М., Гринштейн Ю. И., Дупляков Д. В., Ефанов А. Ю., Жернакова Ю.В., Ильин В. А., Либис Р. А., Минаков А. В., Невзорова В.А., Недогода С. В., Романчук С. А., Ротарь О. П., Трубачева И. А., Шляхто Е.В., Бойцов С. А. от имени участников исследования ЭССЕ-РФ. Анализ распространенности показателей, характеризующих атерогенность спектра липопротеинов у жителей РФ (по данным исследования ЭССЕ-РФ) // Профилактическая медицина. 2016. Т. 19, № 1. С. 15-23.
  8. Никитин Ю. П., Макаренкова К. В., Малютина С. К., Щербакова Л. В. Основные липидные параметры крови жителей Новосибирска // Атеросклероз. 2012. Т. 8, № 2. С. 14-20.
  9. Орлова Г. М., Небесных А. Л. Метаболический синдром в Прибайкалье: этнические особенности дислипидемии // Атеросклероз и дислипидемия. 2015. Т. 19, № 2. С. 30-34.
  10. Панин Л. Е. Гомеостаз и проблемы приполярной медицины (методологические аспекты адаптации) // Бюллетень СО РАМН. 2010. Т. 30, № 3. С. 6-11.
  11. Поликарпов Л. С., Деревянных Е. В., Яскевич Р. А., Хамнагадаев И. И., Гоголашвили Н. Г., Балашова Н. В. Особенности процесса реадаптации к новым климатическим условиям больных с артериальной гипертонией, проживающих длительное время в условиях Крайнего Севера // Современные проблемы науки и образования. 2014. № 3. С. 485.
  12. Arkhipova N., Popova E., Ariev A. Arterial hypertension and electrocardiographic diagnosis of left ventricular hypertension in the group of geriatric patients with coronary heart disease living in the far north // Health. 2013. Vol. 5, N 6A2. Р. 122-127.
  13. Alberti K. G., Zimmet P., Shaw J. IDF Epidemiology Task Force Consensus Group. The metabolic syndrome-a new worldwide definition // The Lancet. 2005. Vol. 366, N 9491. Р. 1059-1062.
  14. International Diabetes Federation: IDF consensus worldwide definition of the metabolic syndrome [article online], 2006. URL: http://www.idf.org/webdata/docs/ IDF_Meta_def_final.pdf (accessed: 15 March 2015).
  15. Kones R. Molecular sources of residual cardiovascular risk, clinical signals, and innovative solutions: relationship with subclinical disease, undertreatment, and poor adherence: implications of new evidence upon optimizing cardiovascular patient outcomes // Vasc Health & Risk Management. 2013. N 9. Р. 617-670.
  16. Leifheit-Limson E. C., Spertus J. A., Reid K. J., et al. Prevalence of traditional cardiac risk factor and secondary prevention among patients hospitalized for acute miocardal infarction (AMI): variation by age, sex and race // J. Womens Health (Larchmt). 2013. Vol. 22, N 8. Р. 659-666.
  17. Levy S. B., Leonard W. R., Tarskaia L. A., et al. Lifestyle mediates seasonal changes in metabolic health among the yakut (sakha) of northeastern Siberia // American Journal of Human Biology. 2016. Vol. 28, N 6. P 868-878.
  18. Mitchell G. F. Effects of central arterial aging on the structure and function of the peripheral vasculature: implications for end-organ damage // J Appl Physiol. 2008. N 105. P 1652-1660.
  19. Nichols M., Townsend N., Scarborough P., et al. Cardiovascular disease in Europe 2014: epidemiological update // Eur Heart J. 2014. Vol. 35, N 42. Р 2950-2959.
  20. Odden M. C., Coxson P. G., Moran A., et al. The impact of the aging population on coronary heart disease in the United States // Am J Med. 2011. Vol. 124, N 9. Р. 827-833.

Statistics

Views

Abstract - 80

PDF (Russian) - 7

Cited-By


PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2020 Popova E.K., Arkhipova N.S., Popov I.O.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies