A population study of the quality of life of the habitancy of the chukotka autonomous area

  • Authors: Ionova T.I.1,2,3, Kirin V.N.4, Sheidorova A.C.5, Porfirieva N.M.3, Nikitina T.P.1,2,3, Sukhonos Y.A.6, Gudkov A.B.7, Chashchin V.P.8,9
  • Affiliations:
    1. The Clinic of high medical technologies after N.I. Pirogov
    2. Saint-Petersburg State University
    3. The International Center for quality of life studies
    4. The Chukotka Regional office of Rospotrebnadzor
    5. The Chukotka Hygienic and Epidemiological Center
    6. Health board of the Department for social policies of the Government of the Chukotka Autonomous Area
    7. The Northern State Medical University
    8. The National Research University "Higher School of Economics"
    9. Arctic Human Health Expert Group of the Arctic Council
  • Issue: No 8 (2019)
  • Pages: 41-49
  • Section: Articles
  • URL: https://hum-ecol.ru/1728-0869/article/view/35082
  • DOI: https://doi.org/10.33396/1728-0862-8-41-49
  • Cite item

Abstract


The aim was to study the indicators of quality of life of the adult population of the Chukotka Autonomous Region (ChAO) and to identify characteristics specific to the remote arctic area. Methods: The study included 424 residents of the Chukotka Autonomous Region aged 18 to 77 years old (231 - women and 193 - men). Using the RAND SF-36 questionnaire, health-related quality of life indicators were evaluated. Results: The average indicators of the life quality of Chukotka population were the following: physical functioning - 87.1 ± 17.9 points; role-physical functioning - 79.0 ± 32.1 points; pain index - 76.2 ± 23.3 points; general health - 63.9 ± 20.0 points; viability - 65.1 ± 18.1 points; social functioning - 81.7 ± 19.3 points; role-emotional functioning - 79.9 ± 31.1 points; mental health - 69.7 ± 16.9 points. The life quality of women was significantly lower than that of men according to the following scales: physical functioning (84.0 versus 90.1 points), role-physical functioning (75.2 versus 82.6 points), role-emotional functioning (77.2 versus 82, 4 points), pain (72.5 versus 79.7 points) and social functioning (79.9 versus 83.3 points). The lowest vitality index (59.9 points), role-emotional functioning (68.6 points) and mental health (65.3 points) were stated in the age group of 55-64 years. Conclusion: The quality of life indicators in women living in Chukotka area are lower than in men according to the scales: physical functioning, role-physical and role-emotional functioning, pain index and social functioning. The scales: overall health, vitality, and mental health indices were similar in men and women. The highest indicators of quality of life were in residents aged 18-34 years. Urban residents had higher quality of life indicators than residents of rural areas and urban-type settlements. The quality of life of the indigenous population of Chukotka area was significantly lower than that of the non-indigenous population for all the indicators; no differences were found in the life quality indicators between the Chukchi and other indigenous ethnic groups of Chukotka. Widowed respondents showed the lowest indicators of quality of life.

Full Text

Библиографическая ссылка: Ионова Т. И., Кирин В. Н., Шейдорова А. С., Порфирьева Н. М., Никитина Т. П., Сухонос Ю. А., Гудков А. Б., Чащин В. П. Популяционное исследование качества жизни населения Чукотского автономного округа // Экология человека. 2019. № 8. С. 41-49. Ionova T. I., Kirin V. N., Sheidorova A. C., Porfirieva N. M., Nikitina T. P., Sukhonos Yu. A., Gudkov A. B., Chashchin V. P. A Population Study of the Quality of Life of The Habitancy of the Chukotka Autonomous Area. Ekologiya cheloveka [Human Ecology]. 2019, 8, pp. 41-49 Среди приоритетных направлений современного здравоохранения России - охрана и укрепление здоровья населения, улучшение показателей качества жизни людей [15]. В связи с тем, что в последнее время большое значение приобретают программы развития Арктики [7], актуальность приобретают вопросы охраны здоровья и повышения качества жизни населения, проживающего в регионе Северного морского пути [2, 12, 21]. Особого внимания заслуживает изучение различных аспектов качества жизни жителей Чукотского автономного округа: географическое положение территории в поясе Арктической зоны, его отдаленность от других регионов, суровые условия жизни оказывают влияние на физическое, психологическое и социальное благополучие людей, неблагоприятно сказываются на демографической ситуации в регионе. Изучение качества жизни является общепринятым в международной практике высокоинформативным, чувствительным и экономичным методом оценки состояния благополучия как населения в целом, так и отдельных его групп [1, 3-5, 8]. Качество жизни - интегральная характеристика физического, психологического и социального функционирования человека, основанная на его собственном восприятии [14]. В настоящее время качество жизни населения - важный критерий качества медицинской помощи. Метод позволяет дать количественную оценку ключевых характеристик жизнедеятельности человека и представляет собой инновационный подход регистрации, анализа и мониторинга его физического, психологического и социального благополучия, которые не могут быть идентифицированы другим способом. С его помощью можно реализовать персонализированный и проблемно-ориентированный принципы в современном здравоохранении и выявить факторы устойчивого демографического развития населения. Для различных институтов общества большую ценность представляют данные о результатах популяционных исследований качества жизни, так называемые популяционные нормы качества жизни [15-19, 22]. Под нормой в данном случае подразумевают значения показателей качества жизни населения той или иной страны, того или иного региона. Популяционные данные качества жизни имеются для разных регионов Российской Федерации [1, 8-11, 13, 16]. Для населения Чукотки такие данные отсутствуют. Информация о нормативных показателях качества жизни населения Чукотского автономного округа может быть использована для решения различных задач в здравоохранении и социальной сфере региона, для улучшения состояния здоровья жителей, относящихся к одной из самых уязвимых групп населения Арктической зоны Российской Федерации. Особый интерес представляет сравнение показателей качества жизни у коренных и некоренных жителей округа, а также изучение особенностей качества жизни жителей Чукотки в зависимости от места проживания, сравнение популяционных показателей их качества жизни с показателями в других регионах Арктической зоны. Цель исследования - изучить показатели качества жизни у взрослого населения Чукотского автономного округа и выявить их особенности в данном регионе. Методы Методология исследования соответствовала требованиям Международного проекта IQOLA, разработанного для проведения популяционных исследований качества жизни [23, 25]. В исследовании участвовали респонденты 18 лет и старше, проживающие в городах, селах и поселках городского типа в Чукотском автономном округе. Анализируемая выборка являлась репрезентативной по полу и возрасту населению Чукотского автономного округа. Качественная репрезентативность выборки была достигнута путем обеспечения ее соответствия по половому и возрастному признакам официальным данным статистики взрослого населения Чукотки [6]. Согласно статистическим данным, взрослое население Чукотского автономного округа в 2017 году включало 37 151 жителя в возрасте 18 лет и старше (51 % мужчины, 49 % женщины); распределение по возрасту было следующим: 3 492 жителя (9,4 %) 18-24 лет (51 % мужчины, 49 % женщины); 7 976 жителей (21,5 %) 25-34 лет (54 % мужчины, 46 % женщины); 8 758 жителей (23,6 %) 35-44 лет (53 % мужчины, 47 % женщины); 8 023 жителя (21,6 %) 45-54 лет (51 % мужчины, 49 % женщины); 6 643 жителя (17,9 %) 55-64 лет (49 % мужчины, 51 % женщины); 2 259 жителей (6,1 %) 65 лет и старше (42 % мужчины, 58 % женщины). Сбор данных осуществляли методом анкетирования на основе использования прямого опроса респондентов. После разъяснения цели исследования респонденты самостоятельно заполняли общий опросник оценки качества жизни RANDSF-36 и анкету, в которой указывали свой пол, возраст, место проживания, национальность, семейное положение и профессию. Опросник 42 Экология человека 2019.08 Социальная экология SF-36 может применяться как у здоровых людей старше 14 лет, так и при хронических заболеваниях [20, 24]. Инструмент состоит из 36 вопросов, которые формируют 8 шкал: Физическое функционирование (ФФ), Ролевое физическое функционирование (РФФ), Боль (Б), Общее здоровье (ОЗ), Жизнеспособность (Ж), Социальное функционирование (СФ), Ролевое эмоциональное функционирование (РЭФ) и Психическое здоровье (ПЗ). После проведения шкалирования (перевода необработанных данных в баллы качества жизни) результаты исследования выражаются в баллах от 0 до 100 по каждой из восьми шкал. Чем выше балл по шкале опросника SF-36, тем лучше показатель качества жизни. При анализе качества данных оценивали долю пропущенных ответов, долю респондентов, которые ответили не менее чем на 50 % вопросов каждой шкалы, а также долю логических противоречий в ответах респондентов. Интегральный показатель качества жизни (ИПКЖ) определяли на основании шкал опросника SF-36 методом интегральных профилей [13]. Данные опросника и анкеты, полученные в ходе самостоятельного заполнения респондентами, были внесены в базу данных для последующей статистической обработки с помощью программных пакетов Statistica10 и SPSS 23. Окончательная репрезентативная выборка была сформирована после апостериорного ремонта выборки в возрастных группах. При проведении сравнительного анализа показателей качества жизни в группах, учитывая, что пол и возраст влияют на качество жизни, на первом этапе проверяли наличие отличий между группами по полу и возрасту. Для этого использовали параметрический парный t-критерий Стьюдента или его непараметрический аналог - парный критерий Манна - Уитни, а также однофакторный дисперсионный анализ или его непараметрический аналог - тест Краскела - Уоллиса (сравнение распределения в группах согласно возрасту) и критерий х2 Пирсона (сравнение распределения в группах согласно полу). При отсутствии отличий сравнение проводили с помощью парного теста или однофакторного дисперсионного анализа. В случаях, когда были выявлены различия, использовали метод «общие линейные модели» (General Linear Models, GLM). Различия считали статистически значимыми при p < 0,05; при сравнении небольших групп (n < 30) принимали уровень значимости p < 0,1. Результаты Выборка исследования включала 424 жителя Чукотского автономного округа в возрасте от 18 до 77 лет (средний возраст - 41,2 года; стандартное отклонение - 13,9 года), 231 женщина (54 %) и 193 мужчины (46 %). Структура выборки в соответствии с распределением респондентов по полу, семейному статусу, месту проживания и национальности представлена в табл. 1. Национальный состав выборки представлен следующим образом: больше половины респондентов Таблица 1 Характеристика выборки населения Чукотского автономного округа Характеристика Респонденты Абс. число % Объем выборки 424 100 Пол мужчины 193 45,5 женщины 231 54,5 Семейный статус замужем (женат) 216 50,9 не замужем (холост) 149 35,1 разведен (а) 19 4,5 вдова (ец) 16 3,8 нет данных 24 5,7 Место проживания город 165 38,9 село 186 43,9 поселок городского типа 66 15,6 нет данных 7 1,7 Националь ность коренное население 221 52,1 некоренное население 182 42,9 нет данных 21 5,0 (52 %) составили коренное население Чукотки, 43 % - некоренное население; 5 % респондентов не указали национальность (не ответили на вопрос анкеты). Коренное население - чукчи (45,1 % от всей выборки), чуванцы (1,9 %), эскимосы (2,8 %), эвенки (ламуты) (2,4 %); некоренное население - русские (31,6 %), калмыки (2,1 %), украинцы (1,9 %), татары (1,4 %), якуты (0,7 %), а также представители ещё 13 национальностей и наций (5,3 %). Распределение выборки согласно занятости было следующим: 81 % - работающие, 12 % - пенсионеры, учащиеся, студенты и безработные, 7 % респондентов не предоставили соответствующую информацию. Сферы деятельности среди работающих были представлены следующим образом: обслуживание и управление - 27 % респондентов; образование - 18 %; финансовая сфера - 9 %; строительство - 7 %; транспорт - 7 %; здравоохранение - 6 %; другие - 7 %. Структура выборки по возрастным группам у мужчин и женщин представлена в табл. 2. Таблица 2 Распределение респондентов по возрастным группам согласно полу Возрастная группа, лет Респонденты Мужчины/женщины Абс. число % от объема выборки Абс. число % от кол-ва в группе 18-24 47 11,1 27/20 57,4/42,6 25-34 106 25,0 50/56 47,2/52,8 35-44 112 26,4 50/62 44,6/55,4 45-54 65 15,3 22/43 33,8/66,2 55-64 70 16,5 34/36 48,6/51,4 >65 24 5,7 10/14 41,7/58,3 43 Социальная экология Экология человека 2019.08 Анализ качества данных продемонстрировал удовлетворительные характеристики заполнения опросника SF-36 респондентами: доля пропущенных ответов для всех анкет - 3,8 %; доля респондентов, которые ответили не менее чем на 50 % вопросов каждой шкалы - 91,5 %; доля ответов на вопросы всех анкет без логических противоречий - 99,0 %. Вышеуказанные характеристики отвечают общепринятым требованиям к анализу качества данных в исследованиях качества жизни. Средние показатели качества жизни для репрезентативной выборки населения Чукотки представлены в табл. 3. Таблица 3 Средние показатели качества жизни населения Чукотки по шкалам опросника SF-36 Шкала SF-36 Общая выборка, n=396 Мужчины, n=202 Женщины, n=194 Средн. арифм. знач. Станд. откл. Средн. арифм. знач. Станд. откл. Средн. арифм. знач. Станд. откл. ФФ 87,13 17,90 90,12 15,99 84,03 19,24 РФФ 79,01 32,11 82,61 27,72 75,22 35,84 Б 76,24 23,30 79,79 21,71 72,53 24,37 ОЗ 63,99 20,04 63,59 20,62 64,41 19,44 Ж 65,15 18,19 65,71 17,76 64,56 18,66 СФ 81,70 19,37 83,37 16,98 79,96 21,49 РЭФ 79,91 31,15 82,40 28,78 77,25 33,37 ПЗ 69,77 16,91 69,71 16,46 69,83 17,41 ипкж 0,553 0,226 0,580 0,215 0,525 0,234 Как видно из данных таблицы, показатели 8 шкал опросника SF-36 колеблются в диапазоне от 63,99 (шкала общее здоровье) до 87,13 (шкала физическое функционирование); самые низкие значения характерны для шкалы общее здоровье, самые высокие - для шкалы физическое функционирование. Показатели качества жизни у мужчин, проживающих на Чукотке, выше, чем у женщин, по шкалам физическое функционирование, ролевое физическое функционирование, ролевое эмоциональное функционирование, боль и социальное функционирование. По шкалам общее здоровье, жизнеспособность и психическое здоровье показатели сходны. Статистически значимые различия выявлены только для шкал физическое функционирование (90,1 против 84,0, р < 0,001) и боль (79,8 против 72,5, р = 0,005). При этом значение ИПКЖ у мужчин статистически значимо выше, чем у женщин (0,580 против 0,525, р = 0,038). Также проанализированы показатели качества жизни населения Чукотки в различных возрастных группах: 1-я группа - 18-24 года (n = 47), 2-я группа - 25-34 года (n = 106), 3-я группа - 35-44 года (n = 112), 4-я группа - 45-54 года (n = 65), 5-я группа - 55-64 года (n = 70), 6-я группа - 65 лет и старше (n = 24). Средние показатели качества жизни по шкалам опросника SF-36 в данных возрастных группах представлены в табл. 4. Таблица 4 Средние показатели качества жизни населения Чукотки по шкалам опросника SF-36 в разных возрастных группах Шкала SF-36 Группа по возрастам Р 18-24 года 25-34 года 35-44 года 45-54 года 55-64 года > 65 лет ФФ 94,85 92,35 91,81 85,19 76,65 66,17 <0,001 РФФ 85,51 83,58 82,42 74,22 70,29 65,22 0,015 Б 81,09 83,62 78,25 70,83 68,90 61,30 <0,001 ОЗ 72,64 71,30 64,81 59,54 55,97 51,22 <0,001 Ж 67,34 66,70 63,60 67,76 59,93 64,13 0,104 СФ 81,38 82,43 80,80 80,19 79,11 78,65 0,953 РЭФ 79,71 79,09 81,23 84,11 68,60 79,37 0,085 ПЗ 69,94 72,04 66,27 70,84 65,36 73,83 0,058 ипкж 0,606 0,592 0,567 0,536 0,449 0,446 0,001 Для населения Чукотки обнаружены особенности изменения физического, психологического и социального функционирования в соответствии с возрастом. Как видно из данных таблицы, максимально высокие показатели качества жизни по всем шкалам SF-36 и по ИПКЖ обнаружены для возрастных групп 18-24 и 25-34 лет. С возрастом наблюдается постепенное снижение показателей по шкалам физическое функционирование, ролевое физическое функционирование, боль и общее здоровье (p < 0,05). Также выявлено постепенное снижение ИПКЖ (p = 0,001). Важно отметить, что в группе 55-64 лет выявлены самые низкие показатели ролевого эмоционального функционирования, жизнеспособностии психического здоровья; у респондентов старшей возрастной группы (> 65 лет) - самые низкие показатели физического функционирования по сравнению с респондентами остальных возрастных групп (p < 0,05). Отдельно проведен анализ показателей качества жизни у жителей Чукотки, проживающих в городе (n = 163), сельской местности (n = 184) и поселках городского типа (n = 66). Средние показатели качества жизни по большинству шкал опросника SF-36 выше у респондентов, проживающих в городе, чем у жителей сельской местности и поселков городского типа. По шкалам общее здоровье, жизнеспособность и психическое здоровье показатели сопоставимы в указанных группах. У жителей поселков городского типа показатели качества жизни выше, чем у сельских жителей, но ниже, чем у городских. Значимые различия обнаружены только для шкал ролевое физическое функционирование и боль между городскими и сельскими жителями: у городских жителей показатели ролевого физического функционирования и боли статистически значимо выше, чем у сельских (85,4 против 72,7 и 80,0 44 Экология человека 2019.08 Социальная экология против 73,1 соответственно, GLM, p = 0,043). По остальным шкалам различия между группами незначимы. На рис. 1 представлены средние показатели качества жизни у коренного (n = 221) и некоренного (n = 182) населения Чукотки. Как видно из рисунка, показатели качества жизни у коренного населения округа существенно ниже, чем у некоренного. Различия статистически значимы по всем шкалам опросника SF-36. Различия по ИПКЖ также статистически значимы (0,491 против 0,620, GLM, p < 0,001) Баллы 100 - 80 - ■ 60 - 1 40 - 1 20 - 1 фф РФФ Б 03 Ж СФ РЭФ ПЗ И Коренное население □ Некоренное население Рис. 1. Средние показатели качества жизни коренного и некоренного населения Чукотского автономного округа Примечание. ** - p < 0,001. Дополнительно было проведено сравнение показателей качества жизни у представителей наиболее многочисленной этнической группы Чукотки - чукчей (n = 191) и других этносов (n = 30). Средние значения качества жизни у чукчей и других коренных жителей округа представлены в табл. 5. Статистически значимые различия между указанными группами коренных этносов не выявлены (p > 0,1). Таблица 5 Средние показатели качества жизни у чукчей в сравнении с другими этносами, проживающими в Чукотском автономном округе Шкала SF-36 Чукчи, n=191 Остальные этносы, n=30 p Средн. арифм. знач. Оганд. откл. Средн. арифм. знач. &анд. откл. ФФ 85,23 18,86 87,11 17,40 0,584 РФФ 72,24 36,27 77,78 34,56 0,283 Б 73,29 23,62 78,00 24,52 0,301 ОЗ 60,89 20,68 66,35 18,29 0,181 Ж 62,05 18,48 64,00 16,84 0,587 СФ 77,16 20,82 83,75 16,46 0,131 РЭФ 73,35 35,48 77,78 34,28 0,492 ПЗ 66,46 17,57 65,77 16,64 0,840 ИПКЖ 0,495 0,225 0,548 0,211 0,230 На рис. 2 представлены средние показатели качества жизни в группах респондентов с разным семейным положением. Анализ был проведен в следующих группах: 1-я группа - женат/замужем (n = 505); 2-я группа - холост/незамужем (n = 251); 3-я группа - разведен(а) (n = 102); 4-я группа -вдова(ец) (n = 91). фф РФФ Б 03 Ж СФ РЭФ ПЗ ■ Женат(замужем) -1 аХолост(не замужем) - 2 ■ Разведен(а) - 3 □ Вдовец(вдова) - 4 Рис. 2. Показатели качества жизни населения Чукотки в зависимости от семейного положения Примечание. Значимость отличий: * - 4-й группы от остальных, p < 0,05; ** - 4-й группы от остальных, p < 0,001; & - 4-й группы от 1-й и 3-й, p < 0,05; && - 3-й группы от 1-й, p < 0,05. Самые низкие показатели качества жизни по всем шкалам обнаружены у овдовевших респондентов. Статистически значимые различия выявлены по шкалам физическое функционирование (p < 0,001) и ролевое физическое функционирование (p < 0,05) по сравнению с тремя другими группами, а также по шкале социальное функционирование по сравнению с группой респондентов, состоящих в браке, и группой разведенных респондентов (p < 0,05). Также установлено, что показатели качества жизни респондентов, состоящих в браке, статистически значимо ниже, чем у разведенных респондентов, по шкале социальное функционирование (p < 0,05). Также установлены статистически значимые различия между всеми группами по ИПКЖ (состоящие в браке - 0,570; не состоящие в браке - 0,537; разведенные - 0,594; овдовевшие - 0,424; GLM, p = 0,046). Обсуждение результатов Популяционные показатели качества жизни населения того или иного региона позволяют оценить уровень физического, психологического и социального функционирования его жителей и использовать полученные данные для решения актуальных для региона проблем в области здравоохранения, медико-демографического развития, социальной сферы. В рамках данного исследования впервые изучены показатели качества жизни населения Чукотского автономного округа. Исследование проведено в репрезентативной выборке жителей Чукотки в соответствии с международными стандартами, и полученные результаты можно рассматривать в качестве популяционных показателей физического, психологического и социального функционирования населения этого региона. Согласно полученным данным, показатели качества жизни жителей Чукотки колеблются в диапазоне от 65 до 87 баллов. Ниже других значения по шкале общее здоровье, выше - по шкале физическое 45 Социальная экология Экология человека 2019.08 функционирование. Это соотношение соответствует данным, полученным для других регионов России [1, 8, 16, 24]. При изучении популяционных показателей качества жизни населения Чукотки выявлены некоторые особенности, отражающие уникальный этнический состав населения и проживание в арктических условиях. Интересно, что по сравнению с результатами популяционного исследования, выполненного в другом регионе Арктики - Республике Саха [8], показатели качества жизни по большинству шкал и у мужчин, и у женщин, проживающих на Чукотке, выше. У женщин Чукотки показатели качества жизни выше, чем у женщин в Якутии, по всем шкалам кроме общего здоровья; у мужчин Чукотки аналогичные различия прослеживаются только для пяти шкал, показатели жизнеспособности, социального функционирования и психического здоровья у мужчин Чукотки ниже, чем у мужчин в Якутии. При этом у мужчин Чукотки качество жизни выше, чем у женщин, не по всем показателям. По шкалам общее здоровье, жизнеспособность и психическое здоровье показатели у мужчин и женщин сходны. Эти результаты принципиально отличаются от данных других многочисленных популяционных исследований, в соответствии с которыми показатели качества жизни у мужчин статистически значимо выше по всем шкалам [8, 9, 13]. Вероятно, это объясняется тем, что у женщин, проживающих в условиях Арктики, в большей степени, чем у мужчин, увеличиваются адаптационные возможности и усиливается стрес-соустойчивость. Исключительно важными представляются результаты сравнения показателей качества жизни у жителей Чукотки в зависимости от возраста. В целом снижение показателей качества жизни с возрастом, выявленное для населения Чукотки, совпадает с данными о качестве жизни населения другого арктического региона России - Якутии [8], а также с результатами других популяционных исследований [1, 9, 11, 13, 16]. Однако, в отличие от данных других исследований, согласно которым самые низкие показатели качества жизни характерны для старшей возрастной группы (>65 лет), для населения Чукотки самые низкие показатели выявлены у респондентов в возрасте 54-65 лет. В этой возрастной группе особенно снижены жизнеспособность, ролевое эмоциональное функционирование и психическое здоровье. Принимая во внимание, что эту группу составляют лица пенсионного и предпенсионного возраста, полученную информацию следует учесть при разработке социальных и медико-профилактических мероприятий в регионе. Самые высокие показатели по всем шкалам SF-36 выявлены у респондентов молодого возраста. Причем, в отличие от данных других регионов РФ, согласно которым самые высокие показатели характерны для лиц моложе 30 лет, для Чукотки показатели физического, психологического и социального функционирования являются сходными в широком возрастном диапазоне от 18 до 34 лет. Еще одной особенностью является то, что показатели социального функционирования жителей Чукотки с возрастом не меняются. В результате исследования обнаружено, что у коренного населения Чукотки показатели качества жизни существенно ниже, чем у некоренного. При этом сравнение показателей качества жизни между наиболее многочисленным этносом - чукчами и другими этническими группами не выявило каких-либо различий. Также интересными представляются результаты сравнения качества жизни жителей Чукотки в зависимости от места проживания и семейного положения. По аналогии с результатами других популяционных исследований, самые высокие показатели качества жизни выявлены у лиц, проживающих в городе. В большей степени различия показаны по шкалам физическое функционирование и ролевое физическое функционирование: у жителей сельской местности и поселков выражены ограничения физического и ролевого физического функционирования по сравнению с жителями городов. Что касается результатов анализа качества жизни в зависимости от семейного положения, самые низкие показатели качества жизни выявлены у овдовевших респондентов. Для этой группы характерны выраженные нарушения физического и ролевого физического функционирования. Полученные данные представляют интерес для различных учреждений в области здравоохранения и социальной политики Чукотского автономного округа и могут быть использованы для проведения научно обоснованных мероприятий по улучшению качества жизни жителей данного региона. Заключение В результате проведенного исследования впервые получены популяционные показатели качества жизни населения Чукотского автономного округа и изучены особенности качества жизни в разных его группах. Показатели качества жизни у женщин, проживающих на Чукотке, по шкалам физическое функционирование, ролевое физическое и ролевое эмоциональное функционирование, боль и социальное функционирование ниже, чем у мужчин. По шкалам общее здоровье, жизнеспособность и психическое здоровье показатели у мужчин и женщин сходны. Выявлены закономерности изменения качества жизни жителей Чукотки в разных возрастных группах. У жителей 18-34 лет самые высокие показатели качества жизни по всем шкалам. С возрастом эти показатели снижаются. В большей степени снижение качества жизни с возрастом выражено для шкал физическое функционирование, ролевое физическое функционирование, общее здоровье и боль. Показатели социального функционирования не меняются с возрастом. Самые 46 Экология человека 2019.08 Социальная экология низкие показатели жизнеспособности, ролевого эмоционального функционирования и психического здоровья в группе 55-64 лет. Установлены различия качества жизни в зависимости от места проживания: у городских жителей показатели качества жизни выше, чем у жителей сельской местности и поселков городского типа. Выявлены отличия показателей качества жизни между коренным и некоренным населением Чукотки: по всем показателям качество жизни коренного населения существенно ниже, чем у некоренного; различий показателей качества жизни между чукчами и другими коренными этносами Чукотки не обнаружено. Также установлены различия показателей качества жизни в зависимости от семейного положения: самые низкие показатели выявлены у овдовевших респондентов. Полученная информация о качестве жизни населения Чукотки может быть использована для проведения научно обоснованных мероприятий, направленных на улучшение качества жизни людей, проживающих в Чукотском автономном округе, и для принятия решений на федеральном и региональном уровнях в области здравоохранения, медико-демографического развития, миграционного оттока, социальной сферы округа. Авторство Ионова Т. И. внесла существенный вклад в концепцию, дизайн исследования, получение, анализ и интерпретацию данных, подготовила первый вариант статьи; Кирин В. Н. участвовал в получении и анализе первичных данных; Шей-дорова А. С. участвовала в получении первичных результатов и анализе данных; Порфирьева Н. М. участвовала в получении первичных данных и подготовке первого варианта статьи; Никитина Т. П. участвовала в наборе первичных данных, написании первого варианта статьи; Сухонос Ю. А. участвовал в интерпретации полученных результатов и подготовке первого варианта статьи; Гудков А. Б. переработал статью на предмет её важного интеллектуального содержания и подготовил первый вариант статьи; Чащин В. П. внёс существенный вклад в интеллектуальное содержание статьи и утвердил окончательный вариант. У авторов отсутствует конфликт интересов

About the authors

T. I. Ionova

The Clinic of high medical technologies after N.I. Pirogov; Saint-Petersburg State University; The International Center for quality of life studies

Saint Petersburg

V. N. Kirin

The Chukotka Regional office of Rospotrebnadzor

Anadyr

A. C. Sheidorova

The Chukotka Hygienic and Epidemiological Center

Anadyr

N. M. Porfirieva

The International Center for quality of life studies

Saint Petersburg

T. P. Nikitina

The Clinic of high medical technologies after N.I. Pirogov; Saint-Petersburg State University; The International Center for quality of life studies

Saint Petersburg

Yu. A. Sukhonos

Health board of the Department for social policies of the Government of the Chukotka Autonomous Area

Anadyr

A. B. Gudkov

The Northern State Medical University

Arkhangelsk

V. P. Chashchin

The National Research University "Higher School of Economics"; Arctic Human Health Expert Group of the Arctic Council

Email: valerych05@mail.ru
Moscow

References

  1. Абурахманов Г. М., Бекшокова П. A., Габибова П. И. Популяционное исследование качества жизни населения Дахадаевского района Республики Дагестан с использованием опросника SF-36 // Вестник Межнационального центра исследования качества жизни. 2015. № 25-26. С. 27-36.
  2. Бузинов Р. В., Кику П. Ф., Унгуряну Т. Н., Ярыгина М. В., Гудков А. Б. От Поморья до Приморья: социально-гигиенические и экологические проблемы здоровья населения: монография. Архангельск: Изд-во Северного государственного медицинского университета, 2016. 397 с.
  3. Грибанов А. В., Дёмин А. В., Гудков А. Б., Панков М. Н. Характеристика качества жизни городских женщин 55-64 лет // Успехи геронтологии. 2018. Т. 31, № 3. С. 387-393.
  4. Гудков А. Б., Дёмин А. В., Долгобородова А. А., Попова О. Н. Характеристика темпа старения, уровней тревожности и качества жизни у женщин пожилого возраста - жительниц Арктической зоны России // Вестник СурГУ. Медицина. 2018. № 4 (38). С. 33-37.
  5. Гудков А. Б., Дёмин А. В., Грибанов А. В., Попова О. Н. Характеристика темпа старения, уровней тревожности и качества жизни у женщин пожилого возраста, переживших стрессовую ситуацию (на примере женщин-погорельцев) // Медицина катастроф. 2018. № 1 (101) С. 30-33.
  6. Данные официальной статистики населения Чукотки: http://habstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/habstat/ru/statistics/chukot_stat/
  7. Журавлёв П. С., Зарецкая О. В., Подоплёкин А. О., Репневский А. В., Тамицкий А. М. Арктика в системе международного сотрудничества и соперничества / Сев. (Аркт.) федер. ун-т им. М. В. Ломоносова, Арханг. науч. центр УрО РАН. Архангельск, 2015. 168 с.
  8. Захарова Р. Н., Михайлова А. Е., Ионова Т. И, Тимофеев Л. Ф., Кривошапкин В. Г. Популяционные показатели качества жизни у населения Республики Саха (Якутия) // Вестник Межнационального центра исследования качества жизни. 2012. № 19-20. С. 16-32
  9. Кожокеева В. А. Показатели качества жизни взрослого населенияг. Бишкек: популяционное исследование с использованием опросника SF-36 // Вестник Межнационального центра исследования качества жизни. 2011. № 17-18. С. 42-57.
  10. Концевая А. В., Шальнова С. А., Баланова Ю. А. и др. Качество жизни российской популяции по данным исследования ЭССЕ-РФ // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2016. Т. 15, № 5. С. 84-90.
  11. Криуленко И. П., Ионова Т. И., Никитина Т. П., Курбатова К. А. Популяционное исследование качества жизни населения Костромы и Костромской области // Вестник Межнационального центра исследования качества жизни. 2009. № 13-14. С. 41-50.
  12. Никитин Ю. П., Хаснулин Ю. В., Гудков А. Б. Итоги деятельности академии полярной медицины и экстремальной экологии человека за 1995-2015 года: современные проблемы северной медицины и усилия учёных по их решению // Медицина Кыргызстана. 2015. Т. 1, № 2. С. 8-14.
  13. Новик А. А., Ионова Т. И., Гандек Б. и др. Показатели качества жизни населения Санкт-Петербурга // Проблемы стандартизации в здравоохранении. 2001. № 4. С. 22-31.
  14. Новик А. А., Ионова Т. И. Руководство по исследованию качества жизни в медицине (3-е изд., перераб. и дополн.) / под ред. академика РАМН Ю. Л. Шевченко. М.: Изд-во РАЕН, 2012. 528 с.
  15. О национальных целях и стратегических задачах развития РФ на период до 2024 года: Указ Президента РФ, май 2018. M., 2018.
  16. Симонова Г. И., Богатырев С. Н., Горбунова О. Г., Щербакова Л. В. Качество жизни населения Сибири (популяционное исследование) // Бюллетень СО РАМН. 2006. № 4 (122). С. 52-55.
  17. Сухонос Ю. А. Особенности популяционного исследования: дис.. канд. мед. наук. Санкт-Петербург, 2003. 158 с.
  18. Aaronson N. К., Miller M., Cohen P. D. A. et al. Translation, validation and norming of the Duch language version of the SF-36 Health Survey in community and chronic disease populations // J. Сlin. Epidem. 1998. Vol. 51(11). Р. 1055-1068.
  19. Apolone G., Mosconi P. The Italian SF-36 Health Survey: Translation, validation and norming // J. Сііп. Epidem. 1998. Vol. 51 (11). P. 1025-1036.
  20. Hays R. D., Sherbourne C. D., Mazel R. M. User’s Manual for Medical Outcomes Study (MOS) Core measures of health-related quality of life. RAND Corporation, 1995; MR-162-RC. Available at : www.rand.org (accessed: 17.03.2019).
  21. Sidorov P. I., Gudkov A. B., Tedder Yu. R. Physiologic aspects of optimization of expedition and shifted working schedules in Transpolar regions // Meditsina truda i promyshlennaia ekologiia. 1996. Iss. 6. P. 4-7.
  22. Sullivan M., Karlsson J. The Swedish SF-36 Health Survey III. Evaluation of criterion-based validity: Results from normative population // J. Clinic. Epidem. 1998. Vol. 51(11). P. 1105-1113.
  23. Wagner A. K., Gandek B., Aaronson N. K. et al. Cross-Cultural Comparisons of the Content of SF-36 translations across ten countries: results from the IQOLA Project // J. Сііп. Epidem. 1998. Vol. 51 (11). P. 925-932.
  24. Ware J. E., Kosinski M. A. SF-36 Physical and Mental Health Summary Scales: A Manual for Users of Version 1. 2nd Edition. Lincoln RI: QualityMetric Inc. 2001.
  25. WHOQOL Group, Division of Mental Health, World Health Organization. Study protocol for the World Health Organization: Organization to develop a Quality of Life assessment instrument (WHOQOL) // J. Quality Life Res. 1993. Vol. 2. P. 153-159.

Statistics

Views

Abstract - 30

Cited-By


PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2019 Ionova T.I., Kirin V.N., Sheidorova A.C., Porfirieva N.M., Nikitina T.P., Sukhonos Y.A., Gudkov A.B., Chashchin V.P.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies