EMPLOYEES’ PRODUCTION RISK FACTORS FOR OCCUPATIONAL DISEASES DEVELOPMENT OF BASHKORTOSTAN REPUBLIC ENTERPRISES



Cite item

Abstract

Introduction: One of the main indicators, which characterize occupational health risk is occupational morbidity, directly depending on working conditions. In this regard, it is necessary to study working conditions, occupational diseases formation peculiarities at enterprises of various economic sectors, followed by the development and implementation of targeted measures to create safe working conditions and preserve employees’ health.

Aim: to study industrial risk factors, occupational pathology main forms and timing of its development among employees at enterprises of various economic sectors.

Methods: Studying the acts of occupational diseases’ investigation, sanitary and hygienic characteristics of working conditions, medical records of 339 patients who were diagnosed with occupational diseases by the Ufa Research Institute of Occupational Medicine and Human Ecology in 2015-2019.

Results: It was found that the most common occupational diseases were diagnosed among workers of manufacturing industries and enterprises engaged in mining with harmful working conditions (3.1-3.3) while conducting a retrospective in-depth analysis of occupational diseases cases. Musculoskeletal system and connective tissue disorders prevailed in the occupational diseases structure. The largest number of patients had 30-35 years work experience in harmful working conditions. Based on the conducted research, targeted measures have been developed to create safe working conditions and reduce the risk of occupational diseases.

Conclusions: 1. Retrospective in-depth analysis of occupational diseases cases, according to the available materials, showed that workers of manufacturing industries and enterprises engaged in mining had the greatest risk of disorders development (46.1 and 20.6%). 2. It was found that the development of occupational diseases depended on the exposure intensity of harmful production factors and exposure time. The risk of occupational diseases increased with increasing time of working in harmful working conditions (class 3.1–3.4). The greatest risk of occupational diseases was observed within work experience from 30 to 35 years. 3. The structure of the analyzed occupational diseases cases was dominated by diseases of the musculoskeletal system and connective tissue (43.4%), injuries, poisoning and some other consequences of external causes (17.5%), diseases of the ear and mastoid process (15%). 4. The analysis of cases of occupational diseases should be used as the basis for measures development aimed at reducing the risk of their development and preserving employee’s health.

Full Text

Введение

За прошедшие десятилетия были проведены многочисленные научные исследования по изучению факторов риска развития профессиональной патологии, рассмотрен обширный круг теоретических проблемных вопросов и перспективных научных направлений. Обобщенные накопленные материалы освещены в специальных монографиях, сборниках, руководствах [1-4].

К настоящему времени установлено, что распространенность различных видов профессиональной патологии зависит, прежде всего, от вида вредных факторов рабочей среды и трудового процесса, которые воздействуют на организм работников и определяются сферой деятельности, условиями работы, интенсивностью и временным периодом воздействия фактора [5-9].

Наиболее полно в отечественной и зарубежной литературе освещены вопросы диагностики, клинического течения и профилактики профессиональных заболеваний (ПЗ) [10-17]. Важная роль при оценке риска возникновения ПЗ, по мнению авторов, должна принадлежать выявлению источников образования вредных производственных факторов и их количественной оценке [18-21].

В настоящее время в связи с уменьшением уровней воздействия факторов рабочей среды наблюдается снижение уровня профессиональной заболеваемости, изменение ее структуры в зависимости от этиологического фактора, развитие легких, а также «стертых» форм профессиональной патологии [22-26].

Классическая специфическая клиническая картина профессиональной заболеваемости изменяется, часто приобретая черты неспецифического синдрома [27].

Данная тенденция прослеживается, прежде всего, на современных производствах, построенных с учетом последних достижений технического прогресса, а также на предприятиях, где проведена модернизация, техническое перевооружение, что привело к снижению уровней воздействия производственных факторов [28].

Кроме того, в результате научно-технического перевооружения производств, обеспечения непрерывности технологического процесса, герметизации оборудования, дистанционного управления отмечается перераспределение доли ПЗ, связанных с химической интоксикацией, в сторону заболеваний, вызванных такими вредными факторами условий труда, как шум, электромагнитные излучения, в том числе лазерные [29].

В настоящее время актуальной задачей является изучение современных форм профессиональной патологии, особенностей клинического течения с последующей разработкой адресных мероприятий по обеспечению безопасных условий труда и снижению уровней профессиональной заболеваемости [30-35].

В доступной литературе представлены данные о профзаболеваемости работников в различных отраслях экономики, как в субъектах Российской Федерации, так и за рубежом [36-39].

Вместе с тем, для каждого региона характерна своя специфика факторов риска развития ПЗ, связанная с отраслевой структурой экономики.

Изложенное определяет необходимость изучения особенностей профессиональной заболеваемости в отдельно взятом регионе - Республике Башкортостан. Полученные данные могут послужить основой для определения приоритетных направлений и адресных мер по обеспечению безопасных условий труда и сохранения здоровья, работающих в конкретных отраслях экономики.

Цель исследования - изучение производственных факторов риска, основных форм профессиональной патологии и сроков ее развития у работников предприятий различных отраслей экономики.

Методы

В ходе исследования изучены акты расследования случаев профессиональных заболеваний, санитарно-гигиенические характеристики условий труда, медицинские карты (формы №025/у «Медицинская карта пациента, получающего медицинскую помощь в амбулаторных условиях» и №003/у «Медицинская карта стационарного больного») 339 больных, ПЗ которым были установлены в клинике ФБУН «Уфимский НИИ медицины труда и экологии человека» за период с 2015 по 2019 годы.

Проведен анализ данных с учетом диагнозов, предприятий, на которых работали больные до установления заболевания, профессиональной принадлежности, вредных производственных факторов и их интенсивности, класса условий труда на рабочих местах, возраста больных, стажевой экспозиции и обстоятельств, способствующих возникновению ПЗ.

Полученные данные позволили сопоставить условия труда и показатели профессиональной заболеваемости работников, занятых на предприятиях различных видов экономической деятельности, в зависимости от диагноза по МКБ-10 и перечня ПЗ в соответствии с приказом Минздравсоцразвития РФ N 417н[1].

Проведено ранжирование предприятий различных отраслей экономики, представляющих наибольший риск для развития ПЗ у работников.

При обработке материала использованы общепринятые методы статистической обработки2.

Результаты

При проведении ретроспективного углубленного анализа 339 материалов установлено, что около 90% профессиональных больных работали во вредных условиях труда, в том числе подкласс 3.1 имели 32,0% работников, подкласс 3.2 – 41,3%, подкласс 3.3 – 14,4%, подкласс 3.4 – 1,2 %. Опасные условия труда на рабочем месте имели 1,2% больных. Только в 7,0% случаев условия труда больных соответствовали допустимому классу.

Показано, что обстоятельствами, способствующими возникновению ПЗ, послужили несовершенство технологических процессов (49,2% случаев), конструктивные недостатки машин, механизмов, оборудования, приспособлений и инструментов (16,8% случаев), а также несовершенство рабочих мест (14,4% случаев). Кроме того, причинами возникновения ПЗ стали нарушения режима труда и отдыха (6% случаев), несовершенство санитарно-технических установок (1,7% случаев) и средств индивидуальной защиты (0,5% случаев), другие (10,7% случаев).

Причиной практически каждого второго случая ПЗ явилось воздействие тяжелого физического труда. В частности, заболевания опорно-двигательного аппарата, связанные с тяжестью трудового процесса, составляли 43,8%. Воздействие на организм работника физических производственных факторов стало причиной каждого третьего случая ПЗ. На долю ПЗ химической этиологии приходилось 8,3%, биологической природы – 7,8% случаев.

Для определения отраслей экономики с наибольшим риском развития ПЗ нами было проведено соотнесение предприятий, на которых были заняты работники с установленными ПЗ, к конкретным видам экономической деятельности.

Установлено, что наибольший риск возникновения ПЗ зарегистрирован среди работников обрабатывающих производств, на долю которых приходилось 41,6% от всех случаев ПЗ, на втором месте – предприятия по добыче полезных ископаемых (20,6%), на третьем – сельское, лесное хозяйство (15,0%). На долю перечисленных отраслей экономики пришлось более 75,0% случаев ПЗ. Кроме того, ПЗ были зарегистрированы на предприятиях и учреждениях таких видов экономической деятельности, как здравоохранение (7,0%), транспортировка и хранение (4,0%), строительство (2,6%), прочие (10,0%).

Распределение больных в зависимости от стажа работы показало, что наибольший риск возникновения ПЗ отмечается при стаже работы во вредных условиях труда от 31 до 35 лет.

В ходе проведения периодических медицинских осмотров (ПМО) ПЗ выявлены в 53,3% случаев, при самостоятельном обращении в Центр профпатологии при ФБУН «Уфимский НИИ медицины труда и экологии человека» – в 46,7% случаев.

У пятой части больных, преимущественно работавших в обрабатывающих производствах и на предприятиях по добыче полезных ископаемых, зарегистрировано по два, в единичных случаях – по три ПЗ.

Наиболее часто у рассматриваемого контингента профессиональных больных встречались болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани М00-М99, представленные преимущественно радикулопатиями пояснично-крестцового уровня (M54.1), которые составляли 29,2% от всех диагностированных случаев;мышечно-тонический синдром пояснично-крестцового уровня (M54.5) выявлен в 3,7% случаев. На втором месте находились травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних причин (S00-Т98), среди которых основное место принадлежало вибрационной болезни (T75.2) – 16,4% случаев. Третье ранговое место занимали болезни уха и сосцевидного отростка (Н60-Н95), где во всех случаях установлен диагноз нейросенсорной тугоухости (H83.3), что составило 14,5% от всех случаев. Кроме того, были диагностированы болезни органов дыхания (J00 – J99) (11,4%), нервной системы (G00-G99) (9,1%), инфекционные и паразитарные болезни (А00-В99) (2,3%) (Рисунок 1).

Рисунок 1. Структура основных нозологических форм профессиональной патологии в соответствии с МКБ-10, %.

Как было отмечено выше, часто встречающейся нозологической формой в структуре профессиональных заболеваний явилась радикулопатия пояснично-крестцового уровня вследствие физических перегрузок и функционального перенапряжения в пояснично-крестцовом отделе позвоночника. Наиболее подвержены риску ее возникновения работники таких профессий, как водители передвижных и транспортных средств (водители автомобилей, бульдозеров, трактористы, машинисты экскаваторов) – 40,2%, волочильщики проволоки – 11,6%, работники сельского хозяйства – 7,1%, проходчики – 3,6%. Данный диагноз устанавливался преимущественно лицам мужского пола трудоспособного возраста (82,1%). Отмечено увеличение частоты возникновения радикулопатии с увеличением возраста и стажа работы больного во вредных условиях труда. Так, в возрасте 51–55 и 56–60 лет радикулопатия регистрировалась в 34,7% и 33,9% случаев соответственно, при стаже работы во вредных условиях труда 21–30 и 31–40 лет – в 32,9% и 41,1% случаев. При стаже работы до 10 лет указанное заболевание развивалось лишь в 6,3% случаев.

Диагноз вибрационная болезнь установлен 63 больным, преимущественно мужчинам трудоспособного возраста (90,4%). Высокий риск развития вибрационной патологии выявлен в профессиях, связанных с вождением различных транспортных средств – 31,7%, а также у полировщиков лопаток – 19,0%, проходчиков – 12,6%, обрубщиков – 11,1%. Случаи заболевания начинали регистрироваться в стажевом промежутке до 10 лет (9,5%) при воздействии вибрации, показатели которой превышали предельно-допустимый уровень (ПДУ) от 9 до 12 дБ, что соответствовало классу условий труда 3.3 – 3.4. Но, в большинстве случаев стаж работы в условиях воздействия вибрации, превышающей ПДУ на момент установления диагноза, колебался от 11 до 30 лет в 69,8% случаев.

Как выраженность синдромов вибрационной болезни, так и ее клинические особенности завесили от профессиональной принадлежности больных. В профессиях тракторист, водитель автомобиля, машинист экскаватора, на рабочих местах которых имело место воздействие общей вибрации, вибрационная болезнь чаще всего проявлялась сочетанием полинейропатии конечностей с радикулопатией пояснично-крестцового уровня. На обрубщиков, полировщиков лопаток, проходчиков оказывала воздействие локальная вибрация и у них, в большинстве случаев, диагностировались полинейропатия верхних конечностей в сочетании с периферическим ангиодистоническим синдромом. Стаж работы в условиях превышения ПДУ вибрации до момента постановки вибрационной болезни напрямую зависел от интенсивности воздействия и стажевой экспозиции. Так, при превышении ПДУ вибрации до 3дБ средний стаж работы на момент установления заболевания составлял 24±2,5 года, а при превышении до 12дБ сокращался до 13 ±2,7 лет. Более половины впервые выявленных случаев вибрационной болезни диагностированы при проведении обязательных ПМО – 61,5%, при самостоятельном обращении – 38,5%.

Нейросенсорная тугоухость (НСТ) установлена 56 больным. Высокий риск развития НСТ выявлен в профессиях, связанных с вождением различных транспортных средств – 24,3%, среди работников агропромышленного комплекса – 22,1%, проходчиков – 9,4%, слесарей механосборочных работ – 8,5%, бурильщиков – 5,0%.

В 60,1% случаев НСТ отмечалась среди мужчин в возрасте 51–60 лет. В группе работников старше 60 лет НСТ диагностировалась в 27,0% случаев. У большинства больных НСТ стаж работы в условиях шума, превышающего ПДУ, составлял от 21 до 40 лет (78,6%). При значительном превышении допустимого уровня шума (от 15 до 25 дБА), диагноз устанавливался и при меньшем стаже работы. Чаще диагностировали НСТ с легкой (первой) степенью снижения слуха – 76,6%; умеренная (вторая) и выраженная (третья) степени снижения слуха установлены в 18,2% и 5,2% случаев соответственно.

Случаи НСТ чаще диагностировались во время проведения ПМО (69,5%), чем при самостоятельном обращении работников за медицинской помощью в связи с ухудшением здоровья (30,5%).

Анализ распределения случаев ПЗ в зависимости от профессиональной принадлежности выявил, что чаще заболевали представители таких рабочих профессий, как тракторист, волочильщик проволоки, проходчик, работники сферы здравоохранения.

Далее приводится характеристика условий труда работников перечисленных выше профессий и выявленные у них ПЗ.

В обязанности тракториста входит управление, обслуживание и ремонт колесных или гусеничных тракторов. При выполнении работ на данную категорию работников возможно воздействие таких вредных производственных факторов, как химический (продукты сгорания топлива при работе двигателя), шумо-вибрационный фактор, а также физических перегрузок.

ПЗ трактористам чаще всего устанавливали в возрасте 55±1,6 лет при среднем стаже работы 30±2,8 лет. Наиболее часто у работников данной профессии диагностировались радикулопатия пояснично-крестцового уровня – 63,8%, НСТ – 19,4%, вибрационная болезнь – 13,9%. Наличие двух диагнозов ПЗ у трактористов отмечено в 11,1% случаев.

Волочильщик проволоки выполняет работы по обработке металлической проволоки под давлением на волочильных станках. Вредными производственными факторами, влияющими на формирование ПЗ у них, являются: подъем и перемещение значительных тяжестей в сочетании с наклонами корпуса, нахождение в позе стоя до 80% времени смены. Среди представителей данной профессиональной группы ПЗ устанавливалось как мужчинам (в 77,3% случаев), так и женщинам (в 22,7% случаев) и чаще всего в возрасте 51±2,6 года при среднем стаже работы по профессии 27,6±3,4 лет. Наиболее часто встречались болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани, в структуре которых превалировала радикулопатия пояснично-крестцового уровня (63,6% больных). Болезни нервной системы установлены 59% больных преимущественно в виде полинейропатии верхних конечностей – 45,5%. У большинства волочильщиков проволоки диагностировалось по два ПЗ (59,1%).

Проходчики выполняют комплекс работ по проходке шахт и рудников при добыче полезных ископаемых.При этом приоритетными вредными производственными факторами на их рабочих местах являются общая и локальная вибрация. Кроме этого, труд проходчиков характеризуется подъемом и перемещением значительных тяжестей руками, статической нагрузкой, частыми наклонами корпуса, нахождением в неудобной фиксированной позе более 50% времени, вынужденным положением тела до 25% рабочего времени.

У проходчиков ПЗ чаще устанавливались в возрасте 52±2,1 года при среднем стаже работы 30±2,2 лет. Каждому второму проходчику установлен диагноз вибрационной болезни. Кроме того, у 28,6% больных данной профессиональной группы диагностировались радикулопатия пояснично-крестцового уровня, НСТ и полинейропатия верхних конечностей. По два ПЗ имело 35,7 % больных.

Профессиональные заболевания у медицинских работников (средний и младший медицинский персонал) формировались в возрасте 42,7±2,4 года при среднем стаже работы 18,5±1,9 лет. Аллергические заболевания составляли 43,7% случаев и были представлены бронхиальной астмой и аллергическим ринитом. Инфекционные заболевания установлены в 56,3% случаев, при этом туберкулез легких составил 85,7 % случаев от всех диагностированных случаев данной группы заболеваний. Если профессиональные инфекционные заболевания регистрировали при стаже работы по специальности до 10 лет, то аллергические заболевания развивались в более поздние сроки, при среднем стаже 29,7±1,7 лет. В 18,7 % случаев у медицинских работников диагностировалось одновременно два ПЗ.

Обсуждение результатов.

При ретроспективном углубленном анализе материалов установлено, что вредные производственные факторы, воздействующие на работников, определяют нозологическую форму ПЗ и сроки его формирования.

Лидирующее место по количеству случаев профзаболеваний приходилось на обрабатывающие производства и предприятия добычи полезных ископаемых, на долю которых приходилось 46,1 и 20,6% соответственно от всех установленных случаев.

Наибольший риск возникновения ПЗ отмечался при стаже работы во вредных условиях труда от 30 до 35 лет.

Следует обратить внимание на тот факт, что практически каждое второе ПЗ (46,7%), установленное ФБУН «Уфимский НИИ медицины труда и экологии человека», выявлялось при самостоятельном обращении больного, что свидетельствует о недостаточном качестве проведения ПМО. В настоящее время в качественном проведении медосмотра не заинтересованы ни работодатель, ни сам работник. Переход на систему закупок при выборе медицинской организации для проведения ПМО, когда основным критерием является стоимость медицинских услуг, а также ежегодная смена медицинских организаций снижают качество осмотров. Также имеет место сокрытие работниками жалоб на ухудшение своего состояния из-за боязни потери работы.

Работодатель выбирает организацию, имеющую лицензию, на основании торгов, где основным фактором для подведения итогов закупочной процедуры является стоимость услуги, а не квалификация и опыт работы специалистов. Имеются случаи формального подхода к проведению медицинских осмотров, только некоторые предприятия имеют закрепленные за ними медицинские организации, которые кроме медосмотра ведут динамическое наблюдение и диспансеризацию работников, что позволяет выявить ранние признаки профессиональной патологии.

Работник так же не заинтересован в выявлении у него ПЗ, поскольку он теряет рабочее место, и, соответственно, заработную плату. Вопрос трудоустройства остается открытым, поскольку работодатель не всегда может предоставить соответствующее рабочее место.

На основании проведенных исследований установлены отрасли экономики с наиболее высоким профессиональным риском нарушения здоровья: обрабатывающие производства, добыча полезных ископаемых, где в первую очередь должны быть разработаны мероприятия по обеспечению безопасных условий труда и сохранению здоровья работников.

Безопасные условия труда должны обеспечиваться за счет проведения организационных, технических, санитарно-гигиенических и иных мероприятий, основными из которых являются: совершенствование технологических процессов и применение современного оборудования, механизация и автоматизация, дистанционное управление, применение средств коллективной и индивидуальной защиты.

Срочность проведения мероприятий по снижению риска развития ПЗ должна определяться в зависимости от класса условий труда работников, перечня вредных и опасных факторов трудового процесса и уровня профессиональной заболеваемости.

Важным элементом в совершенствовании системы профилактики ПЗ является внедрение в практику методов современной диагностики, в том числе, генетической предрасположенности возникновения того или иного ПЗ, учет рисков формирования профессиональной патологии на этапе проведения предварительного медицинского осмотра работника при трудоустройстве.

Проведение ПМО должно соответствовать всем требованиям действующих нормативных документов. По результатам ПМО осуществляется формирование групп диспансерного наблюдения и определение объема необходимых лечебно-оздоровительных мероприятий.

Необходимо создать условия для соблюдения принципа преемственности при проведении медицинских осмотров и дальнейшем медицинском сопровождении работников.

Эффективность мер по укреплению здоровья и созданию безопасных условий труда повышается при сотрудничестве администрации предприятия и самих работников.

Результатом проводимой работы должно стать улучшение условий труда, снижение показателей профессиональной заболеваемости, выхода на инвалидность работников предприятия.

Выводы

  1. При ретроспективном углубленном анализе случаев ПЗ по имеющимся материалам установлено, что наибольший риск их развития имели работники обрабатывающих производств и предприятий, занятых добычей полезных ископаемых (46,1 и 20,6% соответственно от всех анализируемых случаев).
  2. Установлено, что развитие ПЗ зависело от интенсивности воздействия вредного производственного фактора и стажевой экспозиции. Риск возникновения ПЗ возрастал с увеличением стажа работы во вредных условиях труда (класс 3.1–3.4). Наибольший риск возникновения профессиональных заболеваний отмечался при стаже работы от 30 до 35 лет.
  3. В структуре анализируемых случаев ПЗ преобладали болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани (43,4%), травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних причин (17,5%), болезни уха и сосцевидного отростка (15%).
  4. Анализ случаев ПЗ должен явиться основанием для разработки мероприятий, направленных на снижение риска их развития и сохранение здоровья работников.

 

[1] Приказ Минздравсоцразвития России от 27.04.2012 N 417н "Об утверждении перечня профессиональных заболеваний"

2 Медик В.А. и др. Статистика в медицине и биологии. В 2-х томах. Том 1. Теоретическая статистика. Том 2. Прикладная статистика здоровья / В.А. Медик, М.С. Токмачев, Б.Б. Фишман. –М.: Медицина. Т.1 – 2000, -412 с., ил., Т.2 – 2001–352 с.

×

About the authors

Liliya K. Karimova

Ufa Research Institute of Occupational Health and Human Ecology

Author for correspondence.
Email: iao_karimova@rambler.ru
ORCID iD: 0000-0002-9859-8260

professor, Chief Researcher of the Department of Occupational Medicine

Russian Federation, 94 Kuvykina St., Ufa, Russia, 450106

Elmira R. Shaikhlislamova

Ufa Research Institute of Occupational Health and Human Ecology

Email: shajkh.ehlmira@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-6127-7703

Associate Professor, Deputy Director for Scientific, organizational and methodological work

Russian Federation, 94 Kuvykina St., Ufa, Russia, 450106

Nadezhda A. Muldasheva

Ufa Research Institute of Occupational Health and Human Ecology

Email: muldasheva51@gmail.com
ORCID iD: 0000-0002-3518-3519

Researcher of the Department of Occupational Medicine

Russian Federation, 94 Kuvykina St., Ufa, Russia, 450106

Inna V. Shapoval

Ufa Research Institute of Occupational Health and Human Ecology

Email: shapoval-inna@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-3258-2477

Researcher of the Department of Occupational Medicine

Russian Federation, 94 Kuvykina St., Ufa, Russia, 450106

Alfiya D. Volgareva

Ufa Research Institute of Occupational Health and Human Ecology

Email: ad-volgareva@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-4875-1247

Senior Researcher of the Department of Occupational Medicine

Russian Federation, 94 Kuvykina St., Ufa, Russia, 450106

Alina Z. Fagamova

Ufa Research Institute of Occupational Health and Human Ecology

Email: aprillina@ya.ru
ORCID iD: 0000-0002-6861-6886

Junior Researcher of the Department of Occupational Medicine

Russian Federation, 94 Kuvykina St., Ufa, Russia, 450106

Evgeniy G. Stepanov

Ufa Research Institute of Occupational Health and Human Ecology;
Ufa State Petroleum Technological University

Email: doctorse@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-1917-8998

Senior Researcher of the Department of Occupational Medicine;
Professor of the Department of Environmental Protection and Rational Use of Natural Resources

Russian Federation, 94 Kuvykina St., Ufa, Russia, 450106 1 Kosmonavtov St., Ufa, Russia, 45064

Elvira F. Kabirova

Ufa Research Institute of Occupational Health and Human Ecology

Email: idehlvira@yandex.ru

Head of the Department of Professional Allergology and Immunorehabilitation

Russian Federation, 94 Kuvykina St., Ufa, Russia, 450106

References

  1. Izmerov I.F. Professional'naya patologiya: natsional'noe rukovodstvo [National manual "Occupational pathology"] edited by Izmerov I.F. M.: GEOTAR-Media, 2011. 794 p. [In Russian]
  2. Serebryakov P.V. Professional'nye zabolevaniya organov dykhaniya: natsional'noe rukovodstvo [Occupational respiratory diseases: national guidelines] edited by Izmerov I.F., Chuchalin A.G. M.: GEOTAR-Media, 2015. 792 p. [In Russian]
  3. Pankova V.B., Fedina I.N., Volgareva A.D. Professional'naya neirosensornaya tugoukhost': diagnostika, profilaktika, ekspertiza trudosposobnosti [Professional sensorineural hearing loss: diagnosis, prevention, examination of working capacity]. M.: «Dashkov i K» 2017. 330 p. [In Russian]
  4. Pankova V.B., Fedina I.N.. Professional'nye zabolevaniya LOR-organov: rukovodstvo [Occupational diseases of ENT organs: a guide] edited by Bukhtiyarov I.V., Daikhes N.A. M.: GEOTAR-Media, 2021. 554 p. [In Russian]
  5. Lomakina, E. B. Vliyanie uslovii truda na sostoyanie zdorov'ya zhenshchin, rabotayushchikh vo vrednykh usloviyakh [The impact of working conditions on the health of women working in harmful conditions]. Mediko-biologicheskie, klinicheskie i sotsial'nye voprosy zdorov'ya i patologii cheloveka: Materialy V Vserossiiskoi nauchnoi konferentsii studentov i molodykh uchenykh s mezhdunarodnym uchastiem, Ivanovo, 09–11 aprelya, 2019 [Biomedical, clinical and social issues of human health and pathology: Materials of the V All-Russian Scientific Conference of Students and Young Scientists with International Participation, Ivanovo, April 09-11, 2019]. Ivanovo: Ivanovskaya gosudarstvennaya meditsinskaya akademiya, 2019. pp. 610–615. [In Russian]
  6. Hulshof CTJ, Pega F, Neupane S, van der Molen HF, Colosio C, Daams JG, Descatha A, Kc P, Kuijer PPFM, Mandic-Rajcevic S, Masci F, Morgan RL, Nygård CH, Oakman J, Proper KI, Solovieva S, Frings-Dresen MHW. The prevalence of occupational exposure to ergonomic risk factors: A systematic review and meta-analysis from the WHO/ILO Joint Estimates of the Work-related Burden of Disease and Injury. Environ Int. 2021 Jan. 146:106157. doi: 10.1016/j.envint.2020.106157.
  7. Melent'ev A.V. Vliyanie proizvodstvennykh faktorov na iskhodnyi uroven' kardiovaskulyarnogo riska u rabotayushchikh vo vrednykh usloviyakh truda [The influence of production factors on the initial level of cardiovascular risk in workers in harmful working conditions]. Zdorov'e i okruzhayushchaya sreda: Sbornik materialov mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, Minsk, 19–20 noyabrya, 2020 [Health and Environment: Collection of materials of the International Scientific and practical conference, Minsk, November 19-20, 2020]. Editorial board: S.I. Sychik (main editor) [et. al.]. Minsk: Belorusskii gosudarstvennyi universitet, 2021. pp. 209–210. [In Russian]
  8. Valeeva E.T., Galimova, R.R., Bakirov A.B. [et al.]. Professional'nye onkologicheskie zabolevaniya u rabotayushchikh vo vrednykh i opasnykh usloviyakh truda Respubliki Bashkortostan [Occupational oncological diseases in workers in harmful and dangerous working conditions of the Republic of Bashkortostan]. Sanitarnyi vrach [Sanitary doctor]. 2020, 7, pp. 27–36. doi: 10.33920/med-08-2007-03. [In Russian]
  9. Carles C, Verdun-Esquer C, Leclerc I, Baldi I. Les cancers professionnels: risques et prévention [Occupational cancers: Risks and prevention]. Bull Cancer. 2019 Jul-Aug, 106(7-8), pp. 665-677 (in French). doi: 10.1016/j.bulcan.2018.10.010.
  10. Sergeeva Yu.A., Myl'nikova T.V., Polozova A.V. Vliyanie vrednykh usloviyakh truda na dinamiku razvitiya professional'nykh zabolevanii [The influence of harmful working conditions on the dynamics of the development of occupational diseases]. Novaya nauka: Problemy i perspektivy [New Science: Problems and prospects]. 2017, 1–2, pp. 172–175. [In Russian]
  11. Khudaiberdina D.M., Polozova A.V. Vliyanie vrednykh usloviyakh truda na dinamiku razvitiya professional'nykh zabolevanii [The influence of harmful working conditions on the dynamics of the development of occupational diseases]. Sovremennye problemy i perspektivnye napravleniya innovatsionnogo razvitiya nauki: sbornik statei po itogam Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, Orenburg, 24 dekabrya, 2017 [Modern problems and promising directions of innovative development of science: collection of articles on the results of the International Scientific and Practical Conference, Orenburg, December 24, 2017]. Orenburg: Obshchestvo s ogranichennoi otvetstvennost'yu "Agentstvo mezhdunarodnykh issledovanii". 2017, pp. 165–168. [In Russian]
  12. Perlman DM, Maier LA. Occupational Lung Disease. Med Clin North Am. 2019, 103(3), pp. 535-548. doi: 10.1016/j.mcna.2018.12.012.
  13. Mirza R, Kirchner DB, Dobie RA, Crawford J. ACOEM Task Force on Occupational Hearing Loss. Occupational Noise-Induced Hearing Loss. J Occup Environ Med. 2018, 60(9), pp. e498-e501. doi: 10.1097/JOM.0000000000001423.
  14. Li B, Zou GX, Kuang JJ, Chen Y. [Analysis of new occupational diseases in Hengyang from 2006 to 2017]. Zhonghua Lao Dong Wei Sheng Zhi Ye Bing Za Zhi. 2019, 37(3), pp. 194-197 (in Chinese). doi: 10.3760/cma.j.issn.1001-9391.2019.03.007.
  15. Chen KH, Su SB, Chen KT. An overview of occupational noise-induced hearing loss among workers: epidemiology, pathogenesis, and preventive measures. Environ Health Prev Med. 2020, 25(1), pp. 65. doi: 10.1186/s12199-020-00906-0.
  16. Vvedenskii A.I. Korporativnye programmy profilaktiki professional'nykh zabolevanii [Corporate programs for the prevention of occupational diseases]. Problemy sotsial'noi gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny [Problems of social hygiene, healthcare and the history of medicine]. 2020, vol. 28, 2, pp. 202–206. doi: 10.32687/0869-866X-2020-28-2-202-206. [In Russian]
  17. Denisenko A.F., Lyashenko E.G., Boeva I. A. [et al.]. Professional'nye zabolevaniya. Problemy i puti resheniya [Occupational diseases. Problems and solutions]. Vestnik gigieny i epidemiologii [Bulletin of Hygiene and Epidemiology]. 2020, vol. 24, 2, pp. 164–170. [In Russian]
  18. Zhao WL, Liao PT, Kou ZX, He YH, He XG, Shao GJ, Xu J, Li H. [Epidemiological study of occupational diseases in Gansu province, China in 2010-2017]. Zhonghua Lao Dong Wei Sheng Zhi Ye Bing Za Zhi. 2019, 37(10), pp. 789-792 (in Chinese). doi: 10.3760/cma.j.issn.1001–9391.2019.10.016.
  19. Velichko L.G., Pashkov A. N., N. A. Shchetinkina et al. Rol' proizvodstvennykh faktorov v razvitii professional'nykh zabolevanii [The role of production factors in the development of occupational diseases]. Vysokie tekhnologii i innovatsii v nauke: sbornik izbrannykh statei Mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii, Sankt-Peterburg, 28 yanvarya, 2021 [High Technologies and Innovations in Science: a collection of selected articles of the International Scientific Conference, St. Petersburg, January 28, 2021]. Sankt-Peterburg: GNII «Natsrazvitie», 2021, pp. 10–12. [In Russian]
  20. Bukhtiyarov I.V., Chebotarev A.G., Prokhorov V.A. Problemy ozdorovleniya uslovii truda, profilaktiki professional'nykh zabolevanii rabotnikov predpriyatii gorno-metallurgicheskogo kompleksa [Problems of improving working conditions, prevention of occupational diseases of employees of mining and metallurgical enterprises]. Gornaya promyshlennost' [Mining industry]. 2015, 6(124), pp. 14–20. [In Russian]
  21. Loginova V.A., Onishchenko G.G. Gigienicheskaya otsenka uslovii formirovaniya faktorov riska dlya rabotayushchikh na zheleznodorozhnom transporte i naseleniya (na primere Yugo-Vostochnoi zheleznoi dorogi) [Conditions which cause risk factors for railroad transport workers and population: hygienic assessment (on the example of south-eastern railway)] Analiz riska zdorov'yu [Health risk analysis]. 2018, 1, pp. 78-88. [In Russian]
  22. Masyagutova L. M., Abdrakhmanova E. R., Gabdulvaleeva E. F., Perminova V. A. Risk formirovaniya professional'noi, proizvodstvennoobuslovlennoi i obshchesomaticheskoi patologii u rabotnikov metallurgicheskikh proizvodstv [The risk of formation of professional, production-related and general somatic pathology in workers of metallurgical industries] Vestnik Avitsenny [Avicenna Bulletin]. 2021, vol. 23, 2, pp. 280–290. doi: 10.25005/2074–0581-2021-23-2-280-290. [In Russian]
  23. Syurin S.A., Sorokin G.A. Otsenka vozrastnoi i stazhevoi dinamiki riska narushenii zdorov'ya u gornyakov Arkticheskoi zony Rossii [Assessment of age and experience dynamics of the risk of health disorders among miners of the Arctic zone of Russia] Gigiena i sanitariya [Hygiene and sanitation]. 2018, vol. 97, 12, pp. 1198–1202. doi: 10.18821/0016-9900-2018-97-12-1198-1202. [In Russian]
  24. Bukhreeva Z.M., Pugacheva O.A., Safina K.R. Sluchai netipichnogo silikoza v klinicheskoi praktike [Atypical cases of silicosis in clinical practice] Vestnik sovremennoi klinicheskoi meditsiny [Bulletin of Modern Clinical Medicine]. 2017, 10(5), pp. 16-22. [In Russian]
  25. Mazitova N.N. Professional'nye respiratornye zabolevaniya: epidemiologicheskii analiz prichin gipodiagnostiki na primere respubliki Tatarstan [Occupational respiratory diseases: an epidemiological analysis of underdiagnostic's causes on the example of the Republic of Tatarstan]. Prakticheskaya meditsina [Practical medicine]. 2010, 1(40), pp. 58–62. [In Russian]
  26. Lyubchenko P.N., Stashuk G.A., Terpigorev S.A. [et al.] Sluchai netipichnykh legochnykh zabolevanii pri vozdeistvii promyshlennykh aerozole [Cases of atypical pulmonary diseases under influence of industrial aerosols] Meditsina truda [Occupational medicine]. 2014, 10, pp. 31-35. [In Russian]
  27. Al'shits E.A., Kul'kova I.A. Rezul'tativnost' predupreditel'nykh mer po sokrashcheniyu proizvodstvennogo travmatizma i professional'nykh zabolevanii [Effectiveness of preventive measures to reduce occupational injuries and occupational diseases]. Upravlenets [The manager]. 2018, 9(2), pp. 18–25. [In Russian]
  28. Klyaritskaya I. L., Maksimova E.V., Zhukova N.V., Grigorenko E.I., Moshko Yu.A. Professional'nye zabolevaniya meditsinskikh rabotnikov [Occupational diseases of medical workers]. Krymskii terapevticheskii zhurnal [Crimean Therapeutic Journal]. 2019, 3, pp. 5–11. [In Russian]
  29. Bogdanov D. A. Osnovnye vrednye i opasnye faktory uslovii truda Stolyara. Vozmozhnye professional'nye zabolevaniya [The main harmful and dangerous factors of Carpenter's working conditions. Possible occupational diseases]. Colloquium-journal. 2020, 3–1(55), pp. 26–27. [In Russian]
  30. Trushkova E. A., Omel'chenko E. V., Suslova T. A., Savchenko A. A. Issledovanie vliyaniya faktorov professional'nogo riska na sostoyanie zdorov'ya rabotnikov Volzhskogo avtomobil'nogo zavoda [Investigation of the influence of occupational risk factors on the health status of employees of the Volga Automobile Plan] Nauchnye osnovy sozdaniya i realizatsii sovremennykh tekhnologii zdorov'esberezheniya: Materialy VI mezhregional'noi nauchno-prakticheskoi konferentsii, Rostov-na-Donu, 15 oktyabrya, 2019 [Scientific foundations of the creation and implementation of modern health-saving technologies: Materials of the VI Interregional Scientific and Practical Conference, Rostov-on-Don, October 15, 2019]. Rostov-na-Donu: Obshchestvo s ogranichennoi otvetstvennost'yu "SFERA". 2019, pp. 303–310. [In Russian]
  31. Trushkova E. A., Martyshchenko D. O. Analiz vliyaniya faktorov proizvodstvennoi sredy na uroven' professional'noi patologii rabotnikov pishchevoi promyshlennosti [Analysis of the influence of factors of the production environment on the level of occupational pathology of food industry workers]. Molodezh' i sistemnaya modernizatsiya strany: sbornik nauchnykh statei 5-i Mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii studentov i molodykh uchenykh, Kursk, 19–20 maya, 2020 [Youth and systemic Modernization of the country: Collection of scientific articles of the 5th International Scientific Conference of Students and Young Scientists, Kursk, May 19-20, 2020.]. Kursk: Yugo-Zapadnyi gosudarstvennyi universitet. 2020, pp. 83–88. [In Russian]
  32. Chudinova Ya. N. Analiz uslovii truda i professional'noi zabolevaemosti v obrabatyvayushchikh proizvodstvakh [Analysis of working conditions and occupational morbidity in manufacturing industries]. Nauchnye issledovaniya v sovremennom mire: teoriya, metodologiya, praktika: Sbornik statei po materialam mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, Ufa, 25 oktyabrya, 2019 [Research in the contemporary world: theory, methodology, practice: proceedings of the international scientific-practical conference, Ufa, October 25, 2019]. Ufa: Obshchestvo s ogranichennoi otvetstvennost'yu "Nauchno-izdatel'skii tsentr "Vestnik nauki". 2019, pp. 141-149. [In Russian]
  33. De Matteis S., Consonni D. Nuove e vecchie sfide per la prevenzione delle malattie respiratorie occupazionali [New and old challenges for prevention of occupational diseases]. Epidemiol Prev. 2018, 42(2), pp. 106-107 (in Italian). doi: 10.19191/EP18.2.P106.033.
  34. Sakowski P., Marcinkiewicz A. Health promotion and prevention in occupational health systems in Europe. Int J Occup Med Environ Health. 2019, 32(3), pp. 353-361. doi: 10.13075/ijomeh.1896.01384.
  35. Syurin S.A. Vliyanie prodolzhitel'nosti trudovoi deyatel'nosti na sostoyanie zdorov'ya gornyakov Kol'skogo Zapolyar'ya [Effect of seniority duration on miners’ health in the Kola Arctic region]. Zdorov'e naseleniya i sreda obitaniya [Public health and habitat]. 2017, 11, pp. 29–31. [In Russian]
  36. Kochetova O.A., Mal'kova N.Yu. Izuchenie uslovii truda u lits s professional'noi polinevropatiei verkhnikh konechnostei [Study of working conditions in patients with occupational polyneuropathy of upper extremities]. Gigiena i sanitariya [Hygiene and sanitation]. 2017, 96(7), pp. 636–641. [In Russian]
  37. Popova A.Yu. Sostoyanie uslovii truda i professional'naya zabolevaemost' v Rossiiskoi Federatsii [Working conditions and occupational morbidity in the Russian Federation] Meditsina truda i ekologiya cheloveka [Occupational medicine and human ecology]. 2015, 3, pp. 7–13. [In Russian]
  38. Xiang J, Hansen A, Pisaniello D, Bi P Extreme heat and occupational heat illnesses in South Australia, 2001-2010. Occup Environ Med. 2015, 72(8), pp. 580-586.

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) Karimova L.K., Shaikhlislamova E.R., Muldasheva N.A., Shapoval I.V., Volgareva A.D., Fagamova A.Z., Stepanov E.G., Kabirova E.F.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies