DYNAMICS OF SUBJECTIVE STUDENT WELL-BEING DURING THE COVID-19 PANDEMIC



Cite item

Abstract

Due to the fact that the COVID-19 pandemic continues for a long time, it becomes necessary to consider the dynamics of various mental phenomena during this period. The purpose of the study is to identify the dynamics of the emotional component of the subjective well-being of the personality of students at various time stages of the COVID-19 pandemic. Methods. The study involved students of psychological and pedagogical areas of Tyumen State University, Kurgan State University, Ural Federal University. B.N. Yeltsin, a total of 911 people. The research method is the scale of subjective well-being by G. Perruet-Badu, adapted by M.V. Sokolova. Measurements were taken in April 2020, May 2021, October 2021, January 2022. Results. In April 2020, at the beginning of the pandemic, the lowest indicators of the emotional component of the subjective well-being of the individual were observed among university students. A year later, by May 2021, there was an increase in subjective well-being, which, however, did not reach a statically significant level. The trend of improvement in subjective well-being continued six months later (October 2021), reaching a statistically significant value compared to the period when the pandemic began. The fourth measurement (January 2022) of subjective well-being revealed its stabilization, which indicates the adaptation of students to the conditions of the pandemic. Conclusions. The emotional component of the subjective well-being of the personality of students is subject to dynamics during the COVID-19 pandemic, which is fixed at a statistically significant level. During the two years of the pandemic, university students have adapted to the stressful situation of the pandemic, which is reflected in the improvement and stabilization of the emotional component of subjective well-being. Subjective well-being increases and stabilizes very slowly.

Full Text

Одним из самых значимых стрессогенных факторов последних лет для всего населения, стала пандемия COVID-19. Повышенной стрессогенностью обладает не только факт собственного заболевания, но и болезнь, и смерть близких людей, и ограничения социального характера. Кроме того, произошли существенные изменения в условиях обучения школьников и студентов. Переход обучения на дистанционный формат снизил количество непосредственных коммуникаций. Длительность пандемии оказалось более продолжительной, чем ожидалось. Социальные институты (образование, медицина) до сих пор продолжают испытывать трудности в функционировании, несмотря на предпринятые организационные меры по преодолению пандемии [1].
В связи с социальной значимостью проблемы увеличилось количество исследований, описывающих влияние пандемии на различные психологические характеристики [2; 3; 4]. Появление новых факторов пандемии: мутации вируса, изменения противоэпидемиологических правил для населения меняет и психологические ориентиры.
Пандемия оказалась длительной, и изучить ее влияние на психологические параметры недостаточно. Необходимо оценить динамику психических феноменов в течение пандемии для построения прогноза и планирования психологической интервенции. Кроме того, исследование расширяет наши представления об устойчивости тех или иных психологических особенностей во времени. В данном случае исследуется устойчивость во времени субъективного благополучия личности и его динамика, не связанная с развитием в онтогенезе. Исследования в этой области проводятся, но пока носят скорее фрагментарный характер.
В начале пандемии исследователи описывали динамику острой стрессовой реакции, указывая на то, что, несмотря на субъективно оцениваемую катастрофичность ситуации, динамика реагирования отрицательная [5].
Некоторыми авторами исследовалась динамика психологических параметров на начальном этапе пандемии [6]. Динамика эмоциональных переживаний [7] исследовалась в первые полгода пандемии. Показано, что психологическая адаптация населения не произошла, не смотря на объективное снижение заболеваемости в тот период. Наша задача состояла в том, чтобы исследовать не только начальный период, но и длительную динамику.
В некоторых работах рассматривается динамика субъективного благополучия в онтогенезе, в процессе социализации личности [8]. Представляя субъективное благополучие личности как системное явление, Р.М. Шамионов [8] отмечает его уровни в зависимости от личностных регуляторов развития. Эмоциональный компонент значим на уровне базовых потребностей, когда имеет место недостаток личностных регуляторов. Он является одним из базовых индикаторов субъективного благополучия на ранних стадиях социогенеза личности. Мы предполагаем, что в ситуации сильного стресса и существенных изменений в образе жизни, условиях учебы в короткий срок эмоциональный компонент приобретает высокую значимость.
В некоторых исследованиях рассматриваются близкие к субъективному благополучию психологические факторы в период пандемии, например: удовлетворенность студентов в условиях самоизоляции и перехода на дистанционные формы обучения [9]. Некоторые авторы указывают, что пандемия является вызовом именно субъективному благополучию личности [10; 11].
В психологическом конструкте субъективного благополучия, как правило, выделяют эмоциональный и когнитивный компоненты. В настоящем исследовании рассматривается эмоциональный компонент субъективного благополучия личности. Под эмоциональным компонентом подразумевается устойчивое позитивное настроение, ощущение бодрости, положительное эмоциональное отношение к выполняемой деятельности, хороший сон, спокойствие, удовольствие от общения с окружающими и т.д. Цель - исследование динамики субъективного благополучия студентов университетов во время пандемии COVID-19. Гипотеза исследования: субъективное благополучие студентов с момента начала пандемии будет возрастать по мере адаптации к ситуации.
Методы
Характеристика участников исследования. Опрошено 911 студентов Тюменского государственного университета, Курганского государственного университета, Уральского Федерального университета им. Б.Н. Ельцина.
Процедура формирования выборки. Участвовали студенты психолого-педагогических направлений, уровень бакалавриата и магистратуры. Участие испытуемых в исследовании было добровольным и не финансировалось. Сбор данных реализован посредством заполнения google-формы. Процедура формирования выборки состояла в привлечении как можно большего количества участников через рассылку на корпоративную почту студентов письма с приглашением к исследованию. Исследование проходило в анонимном формате. Замеры проводились в апреле 2020 г., мае 2021 г., октябре 2021 г., январе 2022 г.
Схема проведения исследования. Форма дизайна исследования реализована в виде опроса:
1. Заполнение анкеты со скрининговыми данными (пол, возраст, аффилированность к тому или иному вузу и направлению обучения).
2. Метод исследования – шкала субъективного благополучия Г. Перруэ-Баду в адаптации М.В. Соколовой [12].
3. Поскольку было установлено, что эмпирическое распределение данных не соответствует закону нормального распределения, то обработка результатов проводилась посредством множественных сравнений (H-критерий Краскела-Уоллиса).
Результаты
В таблице результатов отражены все параметры субъективного благополучия, измеряемые методикой Г. Перруэ-Баду в адаптации М.В. Соколовой [12]; и те, по которым установлены статистически значимые различия в разные временные периоды пандемии, и те параметры, по которым такие различия не были установлены. Это позволило нам описать все разнообразие динамики компонентов субъективного благополучия.
Табл.
Обсуждение результатов
Динамика субъективного благополучия в целом, которая отражается в изменении общего балла по шкале, заключается в постепенном увеличении этого показателя. В итоге, по прошествии полутора лет, увеличение субъективного благополучия личности студентов в период пандемии COVID-19 достигает статистически значимой величины. На протяжении первого года общий показатель субъективного благополучия возрастает, но статистической значимости не достигает. Это согласуется с результатами некоторых исследований психоэмоционального состояния студентов в начальный период пандемии [13].
В последующие несколько месяцев общий показатель субъективного благополучия стабилизируется на этом статистически значимо более высоком уровне. Таким образом, улучшение субъективного благополучия естественным образом, без специальных коррекционных психологических программ, происходит медленно. Медленная динамика восстановления субъективного благополучия и параметров связанных с ним [14; 15].
Первое измерение исследуемых параметров осуществлялось в самом начале пандемии, и мы не располагаем данными о выраженности субъективного благополучия в предшествующий период в исследуемой группе студентов. Можно предполагать, что субъективное благополучие снизилось в результате стресса, связанного с пандемией и в связи с существенными изменениями в условиях обучения и жизни.
Динамика элементов субъективного благополучия в соответствии со шкалами неоднородна. Изменения настроения и значимость социального окружения повторяют динамику общего показателя субъективного благополучия с некоторыми особенностями. Улучшение субъективного благополучия по этим параметрам в сравнении с первым замером в начальном периоде пандемии, достигает статистической значимости несколько раньше, нежели это наблюдается у общего показателя. Это происходит через год после начала пандемии, в мае 2021 года; стабилизация наступает в октябре 2021 года и продолжается в январе 2022 года. Таким образом, кривая улучшения параметров субъективного благополучия: изменения настроения и значимости социального окружения, идет вверх более круто, стадия плато наступает раньше и сохраняет устойчивость. Это согласуется с данными других исследований [16], посвященных динамике эмоциональных состояний студентов в период пандемии.
Динамика показателя напряженность и чувствительность отличается от общего показателя субъективного благополучия. На протяжении первого года пандемии наблюдается ухудшение субъективного благополучия по этому параметру, хотя и не достигающее статистически значимых величин. Улучшение по показателю «напряженность и чувствительность» происходит резко в период с мая по октябрь 2021 года, затем наступает стабилизация этого показателя. Мы не видим в этом случае принципиального изменения динамики и наблюдаем возрастание субъективного благополучия и его стабилизацию. Только это возрастание наступает несколько позже общего показателя. Таким образом, в сравнении с динамикой общего показателя субъективного благополучия в шкалах изменения настроения и значимости социального окружения наблюдается подъем раньше, а по шкале напряженность и чувствительность позже. По шкалам самооценки здоровья и признакам, сопровождающим психоэмоциональную симптоматику, динамика не выражена. Разница между четырьмя замерами по данным шкалам не достигает статистической значимости. Таким образом, динамика отдельных компонентов субъективного благополучия носит неравномерный и гетерохронный характер. В динамике прослеживается общая тенденция на улучшение субъективного благополучия с его последующей стабилизацией.
Полагаем, это динамика объясняется следующим: происходит адаптация студентов к стрессу, вызванному самим фактом пандемии, изменением условий обучения и жизнедеятельности в целом в период пандемии и действием копинг-механизмов. Наши эмпирические данные показывают, что психологическая адаптация к ситуации пандемии происходит приблизительно в течение одного года. Психологическая интервенция позволит сократить период психологической адаптации. Гипотеза исследования в целом подтвердилась, однако эмпирические данные показывают, что нарастание субъективного благополучия носит нелинейный характер.
Выводы
1. Естественный процесс психологической адаптации к ситуации пандемии и новым условиям обучения и жизнедеятельности, которые с этим связаны по параметрам субъективного благополучия личности, занимает примерно один год.
2. Субъективное благополучие является одним из индикаторов разворачивания успешного процесса адаптации студентов.
3. Динамика компонентов субъективного благополучия студентов в период пандемии по Covid-19 носит неравномерный и гетерохронный характер. Субъективное благополучие возрастает в первый год, а в дальнейшем наступает стабилизация.

Таблица
Динамика компонентов субъективного благополучия студентов во время пандемии

Multiple Comparisons p values (2-tailed); субъективное благополучие (Spreadsheet1) Independent (grouping) variable: этап исследования

Kruskal-Wallis test: H (3, N= 911) =14,98987 p =0,0018

Субъективное благополучие

Апрель 2020 г.

Май

2021 г.

Октябрь 2021 г.

Январь 2022 г.

Средний ранг по периоду

R:493,29

R:435,95

R:417,15

R:427,22

Апрель 2020 г.

 

0,414

0,023*

0,007*

Май 2021 г.

0,414

 

1

1

Октябрь 2021 г.

0,023*

1

 

1

Январь 2022 г.

0,007*

1

1

 

Multiple Comparisons p values (2-tailed); напряженность и чувствительность (Spreadsheet1) Independent (grouping) variable: этап исследования

Kruskal-Wallis test: H (3, N= 911) =9,450284 p =0,0239

Напряженность и чувствительность

Апрель 2020 г.

Май

2021 г.

Октябрь 2021 г.

Январь 2022 г.

Средний ранг по периоду

R:451,77

R:531,93

R:421,57

R:455,72

Апрель 2020 г.

 

0,066

1

1

Май 2021 г.

0,066

 

0,016*

0,117

Октябрь 2021 г.

1

0,016*

 

1

Январь 2022 г.

1

0,116

1

 

Multiple Comparisons p values (2-tailed); признаки, сопровождающие психоэмоциональную симптоматику (Spreadsheet1) Independent (grouping) variable: этап исследования Kruskal-Wallis test: H (3, N= 911) =4,782963 p =0,1884

Признаки, сопровождающие психоэмоциональную симптоматику

Апрель 2020 г.

Май

2021 г.

Октябрь 2021 г.

Январь 2022 г.

Средний ранг по периоду

R:435,28

R: 481,40

R: 464,63

R:473,81

Апрель 2020 г.

 

0,861

1

0,344

Май 2021 г.

0,861

 

1

1

Октябрь 2021 г.

1

1

 

1

Январь 2022 г.

0,344

1

1

 

Multiple Comparisons p values (2-tailed); изменения настроения (Spreadsheet1) Independent (grouping) variable: этап исследования Kruskal-Wallis test:

H (3, N= 911) =49,80303 p =0,0000

Изменения настроения

Апрель 2020 г.

Май

2021 г.

Октябрь 2021 г.

Январь 2022 г.

Средний ранг по периоду

R:524,24

R:404,85

R:399,32

R:400,89

Апрель 2020 г.

 

0,001*

0,000*

0,000*

Май 2021 г.

0,000*

 

1

1

Октябрь 2021 г.

0,000*

1

 

1

Январь 2022 г.

0,000*

1

1

 

Multiple Comparisons p values (2-tailed); значимость социального окружения (Spreadsheet1) Independent (grouping) variable: этап исследования Kruskal-Wallis test:

H (3, N= 911) =54,89990 p =0,0000

Значимость социального окружения

Апрель 2020 г.

Май

2021 г.

Октябрь 2021 г.

Январь 2022 г.

Средний ранг по периоду

R:527,71

R:405,75

R:390,37

R:399,88

Апрель 2020 г.

 

0,001*

0,000*

0

Май 2021 г.

0,001*

 

1

1

Октябрь 2021 г.

0,000*

1

 

1

Январь 2022 г.

0

1

1

 

Multiple Comparisons p values (2-tailed); самооценка здоровья (Spreadsheet1)

Independent (grouping) variable: этап исследования

Kruskal-Wallis test: H ( 3, N= 911) =,5157037 p =0,9154

Самооценка здоровья

Апрель 2020 г.

Май

2021 г.

Октябрь 2021 г.

Январь 2022 г.

Средний ранг по периоду

R:459,43

R:437,79

R:460,07

R:454,60

Апрель 2020 г.

 

1

1

1

Май 2021 г.

1

 

1

1

Октябрь 2021 г.

1

1

 

1

Январь 2022 г.

1

1

1

 

Multiple Comparisons p values (2-tailed); степень удовлетворенности повседневной деятельностью (Spreadsheet1) Independent (grouping) variable: этап исследования Kruskal-Wallis test: H (3, N= 911) =12,97648 p =0,0047

Степень удовлетворенности повседневной деятельностью

Апрель 2020 г.

Май

2021 г.

Октябрь 2021 г.

Январь 2022 г.

Средний ранг по периоду

R:487,07

R:388,13

R:438,25

R:440,20

Апрель 2020 г.

 

0,010*

0,379

0,124

Май 2021 г.

0,010*

 

1

0,662

Октябрь 2021 г.

0,379

1

 

1

Январь 2022 г.

0,124

0,662

1

 

×

About the authors

Inna Vasileva

ФГАОУ ВО Тюменский государственный университет;
ФГКОУ ДПО «Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВД России»

Author for correspondence.
Email: innavitalievnavasilieva@gmail.com
ORCID iD: 0000-0003-0740-7260

доктор психологических наук, доцент, заведующий кафедры общей и социальной психологии;

профессор кафедры философии, иностранных языков, гуманитарной подготовки сотрудников ОВД

Russian Federation

Michail Viacheslavovich Chumakov

Email: mihailchv@mail.ru

References

  1. Belyakov N.A., Trofimova T.N., Simakina O.E., Rassokhin V.V. The dynamics of the COVID-19 pandemic and formation of the post-covid period in Russia. HIV Infection and Immunosuppressive Disorders. 2021; 13 (2): 7–19. (In Russ.). doi.org/10.22328/2077-9828-2021-13-2-7-19
  2. Gerasimova A. A., Kholmogorova A. B. Coping strategies, psychological well-being and problematic use of the Internet during a pandemic. Psychological Science and Education. 2020; 25(6): 31–40. (In Russ.). doi.org/10.17759/pse.2020250603
  3. Kharlamova T. M. The specificity of the mental state and coping strategies of students in distance learning in the context of the COVID-19 pandemic. Bulletin of the Perm State Humanitarian and Pedagogical University. Series No. 1. Psychological and pedagogical sciences. 2020; 1: 26–39. (In Russ.) https://doi.org/10.24411/2308-7218-2020-10103
  4. Chumakov M.V., Vasil'eva I.V. The relationship between the sense of security, self-organization and subjective well-being of students in a pandemic. In the collection: Actual problems of extreme and crisis psychology. Materials of the III All-Russian Scientific and Practical Conference. Ed. I. A. Ershova; Ural Federal University named after the first President of Russia B. N. Yeltsin. 2021, pp. 126-128. (In Russ.)
  5. Wang C., Pan R., Wan X., Tan Y., Xu L., McIntyre R. S., Ho C. A Longitudinal Study on the Mental Health of General Population during the COVID-19 Epidemic in China. Brain, Behavior, and Immunity. 2020; 87:40–48. https://doi.org/10.1016/j.bbi.2020.04.028
  6. Enikolopov S. N., Boyko O. M., Medvedeva T. I., Vorontsova O. Yu., Kazmina O. Yu. Dynamics of psychological reactions at the initial stage of the COVID-19 pandemic. Psychological and pedagogical research. 2020; 12(2): 108-126. (In Russ.). doi.org/10.17759/psyedu.2020120207
  7. Kozlov V.V. Dynamics of the psychological content of the pandemic crisis. News of the Irkutsk State University. Series: Psychology. 2020; 34:40-57. (In Russ.). doi.org/10.26516/2304-1226.2020.34.40
  8. Shamionov R.M. Subjective well-being of the individual: variability and determination // In the collection: Yaroslavl psychological school: history, modernity, prospects. Materials of the All-Russian scientific conference. YarSU, October 8–10, 2020 Ed. A. V. Karpov. Yaroslavl: YarGU; Filigree, 2020, pp.579-583. (In Russ.)
  9. Sokolovskaya I. E. Socio-psychological factors of student satisfaction in the context of digitalization of education during the COVID-19 pandemic and self-isolation. Digital Sociology. 2020; 2:46–54. (In Russ.) https://doi.org/10.26425/2658-347X-2020-2-46-54
  10. Rasskazova E. I., Leontiev D. A., Lebedeva A. A. Pandemic as a challenge to subjective well-being: Anxiety and coping. Counseling Psychology and Psychotherapy. 2020; 28(2): 90–108. (In Russ.). doi.org/10.17759/cpp.2020280205
  11. Ushakov D.V., Yurevich A.V., Nestik T.A., Yurevich M.A. Socio-psychological aspects of the COVID-19 pandemic: results of an expert survey of Russian psychologists. Psychological Journal. 2020; 41(5):5-17. (In Russ.) https://doi.org/10.31857/S020595920011074-7
  12. Sokolova M. V. SHkala sub`ektivnogo blagopoluchiya. Rukovodstvo. Yaroslavl: NPC «Psihodiagnostika», 1996. (In Russ.).
  13. Zimina S. N., Khafizova A. A., Yudina A. M., Sineva I. M. Dynamics of the anxiety level of Moscow students during the educational process against the backdrop of the COVID-19 pandemic. Prospects of Science and Education. 2021; 2 (50): 325-339. (In Russ.). doi.org/10.32744/pse.2021.2.22
  14. Popova Yu. I., Fomenko E. N. Dynamics of psychological well-being and personal tolerance to uncertainty during the COVID-19 pandemic. Society: sociology, psychology, pedagogy. 2021; 12(92):198-203. (In Russ.). doi.org/10.24158/spp.2021.12.29
  15. Volodina K. A., Ragulina A. A., Rusyaeva I. A. Psychological state of students in distance learning during the COVID-19 pandemic. Personality in a changing world: health, adaptation, development. 2022; 1 (36):59-72. (In Russ.). doi.org/10.23888/humJ202210159-72
  16. Galoi N. Yu. Pandemic a year later: the dynamics of the mental state in conditions of uncertainty. Bulletin of the State University of Management. 2021; 12:185-194. (In Russ.). doi.org/10.26425/1816-4277-2021-12-185-194

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) Vasileva I., Chumakov M.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС 77 - 78166 от 20.03.2020.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies