FEEDING HABITS OF THE NORTHERNERS (LITERATURE REVIEW)



Cite item

Abstract

Geopolitical strategy of the state is aimed at the development of the Northern regions of the country, so one of the most important tasks of modern medicine is the preservation of health and working capacity of the population in extreme environmental conditions. Human activity in the North is associated with certain negative climatic and geophysical factors (prevailing negative air temperature, a sudden drop of the air-pressure, instability of the magnetosphere, natural photoperiodism, etc.), adaptation to which is achieved at the cost of significant morphofunctional stress. Long-term residence in such conditions leads to an increase in functional loads on the body, resulting in a risk of disruption and loss of health. The objective health indicators of northerners are worse than those of the residents of the more southern regions. Preservation of health in a harsh climate is only possible with adequate and balanced nutrition. In this regard, the urgent task is the creation of functional foods for the northerners, which due to fortification with necessary but insufficient or scarce in high latitudes components will ensure the normal course of the most physiological processes in the body and pathology prevention. These ingredients include vitamins; micro- and macronutrients; fats and polyunsaturated fatty acids, structured lipids; dietary fiber (pectin), etc. Taking into account the existence of four main population groups in the North, it is advisable to create functional products for each of them.

Full Text

Российская Федерация входит в число немногих стран, которые можно считать северными: порядка 2/3 ее территории относится к зоне экстремальных природно-климатических условий с повышенным риском для ведения хозяйственной деятельности человека. Регионы Крайнего Севера и приравненные к ним местности занимают территорию в 11 млн км2, здесь проживает примерно 10,7 млн человек. Население северных территорий представлено четырьмя основными популяциями жителей: 1) коренное аборигенное население в составе различных этнических групп; 2) коренное европейское население (во втором и более поколениях); 3) мигранты, живущие в регионе относительно недавно (на протяжении 1-2 поколений - последние 40-50 лет); 4) работники вахтового труда, работающие от одного до нескольких лет в периодических режимах [7]. Экстремальные климатические условия Севера характеризуются целым рядом неблагоприятных для человека факторов среды (абиогенность ландшафта; преобладание низких температур воздуха; усиленная циклоническая деятельность; резкие колебания температуры и влажности воздуха, атмосферного давления и скорости ветра; своеобразный микроэлементный 20 Экология человека 2018.11 Экологическая физиология состав основных природных сред - почвы и воды и пр.), а также определенными, не имеющими места в средних широтах циклическими изменениями ряда факторов (особенности естественного фотопериодизма; изменения солнечной активности и геомагнитного поля Земли) [12, 25]. Зависимость состояния здоровья человека от климатогеографических и экологических особенностей места проживания доказана и не вызывает сомнений. Важный медико-статистический показатель, который определяет совокупность нарушений, зарегистрированных среди жителей определенной территории, - это заболеваемость, которая одновременно является и критерием оценки здоровья населения. Как общая, так и первичная заболеваемость всего населения в целом в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях на протяжении многих лет стабильно выше среднероссийской (с наиболее высоким уровнем для общей заболеваемости в Ненецком автономном округе, Республике Коми и для первичной - в Ненецком, Ямало-Ненецком и Чукотском автономных округах). Дискомфортный климат формирует своеобразный региональный уровень жизнеобеспечения, соответствующий только данным конкретным условиям [6, 26]. Длительное проживание человека в условиях Севера приводит к увеличению функциональных нагрузок на организм, вследствие чего появляется риск нарушения и утраты здоровья [5, 10, 23]. В суровых климатических условиях наблюдается «омоложение» заболеваний, неспецифичность их клинической картины, раннее развитие и большая частота осложненных форм течения по сравнению с другими географическими зонами [8]. Адаптация человека к экстремальным климатическим и гелиогеофизическим факторам Севера определяется особенностями организма, которые появляются в зависимости от внешних воздействий, закрепляются эволюционно и индивидуально проявляются в онтогенезе [1]. К особенностям северного организма можно отнести «синдром полярного напряжения», определяющий быструю перестройку и мобилизацию психофизиологических параметров, и «полярный метаболический тип». «Синдром полярного напряжения» является ведущим патогенетическим механизмом возникновения и развития заболеваний в условиях Севера [14]. В высоких широтах происходит перестройка всех регуляторных процессов, в первую очередь - нейроэндокринного звена [12, 20, 30]; получены данные о наличии генетически обусловленных программ реагирования нейроэндокринной системы на действие экологических факторов Севера [30]. Л. Е. Паниным в 1978 г. создана концепция о формировании «полярного метаболического типа» у северян [28], который связан с переходом на новый уровень энергообеспечения, необходимый для проживания в экстремальных условиях среды [33]. Известно, что основной обмен у коренных жителей Севера повышен до 30 % по сравнению с жителями умеренных широт [31, 42, 44-46]. Увеличение основного обмена является физиологической адаптацией к «северному» стрессу, обусловленному влиянием метеорологических и гелио-геофизических факторов [13, 34, 45]. Высокий уровень энергетического обмена, в свою очередь, сопровождается значительным потреблением липидов. Важность активации жирового обмена на Севере определяется и тем, что липиды (фосфолипиды, жирные кислоты и холестерин) играют ведущую регуляторную роль в адаптации к низким температурам окружающей среды путем изменения вязкости мембран клеток [19]. Сохранение здоровья в условиях сурового климата возможно лишь при наличии полноценного питания, которое оказывает непосредственное влияние как на состояние организма в целом, так и на активность его отдельных функциональных систем. В этой связи питание, как долговременно воздействующий на здоровье фактор, заслуживает повышенного внимания: оно должно быть не только полноценным, сбалансированным, соответствующим физической активности, полу, но и учитывать климатогеографические условия проживания, национальные особенности и привычки [24, 35]. Биохимический состав употребляемой пищи и продуктов ее метаболизма оказывает важное влияние на состояние биологических мембран. Рыбные продукты играют большую роль в питании населения Севера: их регулярное употребление является одним из основных источников энергии [43]. В местной продукции животноводства значительно больше, чем в южных и центральных регионах страны, полиненасыщенных жирных кислот, необходимых для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний и катастроф. Свежее и охлажденное мясо - источник белка высокого качества и биологической ценности, витаминов и эс-сенциальных минералов; местные дикоросы (клюква, брусника, морошка, черника) являются одновременно и лекарственными растениями [11]. Однако в настоящее время структура питания коренного населения севера стала носить выраженный углеводно-липидный характер со сниженным содержанием витаминов, минералов, пищевых волокон и других важнейших нутриентов. По мнению отдельных авторов, это нашло отражение в распространенности факторов риска формирования сердечно-сосудистых заболеваний и алиментарно-зависимой патологии [9, 22]. Традиционной белково-липидный рацион северян обладает антистрессовым эффектом [28], и отказ от него может способствовать повышению влечения к алкоголю. Уменьшение количества жиров в рационе увеличивает концентрацию кортикостероидов и повышает уровень тревожности, снизить которую человек пытается употреблением спиртных напитков. Эндогенный этанол является функционально важным соединением: он участвует в поддержании жидкокристалического состояния липидного слоя 21 Экологическая физиология Экология человека 2018.11 мембран, регулирует перекисное окисление липидов, активирует синтез холестерина. Входя в виде микродобавок в гидратно-липидную оболочку мембранных белков, он вызывает конформационные перестройки, приводящие к изменениям количественных характеристик их рецепторных и ферментативных функций. Таким образом, этанол опосредованно участвует в функционировании регуляторных систем клетки и организма в целом [37, 38, 40]. Экзогенный этанол обеспечивает получение энергии в цикле трикарбоновых кислот по короткому шунтовому пути. Снижение напряжения происходит не только вследствие его опосредованного действия на опиоидные рецепторы, но и за счет пополнения энергетического запаса. Возникновению алкоголизма может способствовать длительное психоэмоциональное напряжение на фоне экстремальных природных условий, приводящее к истощению адаптивных ресурсов [18, 29]. Алкоголизм - важная причина высокой смертности населения в трудоспособном возрасте (преимущественно мужского) и снижения ожидаемой продолжительности жизни, а также рождения детей с умственной отсталостью и/или врожденными пороками развития. В районах Севера с преобладанием коренного монголоидного и/или палеоазиатского населения, несмотря на меньшее потребление алкоголя по сравнению с регионами, где преобладает европеоидное население, болезненность алкоголизмом выше [4, 18, 41]. Это объясняется этногенетическими особенностями ферментативных систем, осуществляющих метаболизм этанола у народов Севера [39]. Поскольку основной причиной нейро- и соматотоксического действия алкоголя и формирования алкогольной зависимости является ацетальдегид, устойчивость к алкоголю снижается при уменьшении способности организма окислять этанол без повышения концентрации ацетальдегида [16, 27, 32, 36]. Такая способность зависит от соотношения активности и изоферментных спектров алкогольдегидрогеназ (АДГ) и альдегиддегидрогеназ (АльДГ). Популяционная чувствительность к алкоголю является следствием фенотипических особенностей изоферментных спектров этих энзимов [2, 15, 17, 41, 47]. Повышенная чувствительность коррелирует с наличием в фенотипе «атипичных» изоформ АДГ (АДГ2 - наиболее активных в реакциях окисления этанола) или/и с отсутствием АльДГ; (наиболее активных в реакциях окисления ацетальдегида). Кроме того, алкоголь на начальных стадиях его употребления, вовлекаясь в метаболизм, оказывает антистрессорный эффект. Поэтому в условиях хронического действия на человека стресс-факторов среды, к которыми в условиях Севера можно отнести природно-климатические, техногенные и психосоциальные, это может приводить к ускорению формирования алкоголизма и более злокачественному его течению. Также следует упомянуть тенденцию снижения популяционной устойчивости к алкоголю в поколениях, установленную ещё в 80-90-е годы ХХ века [15-17, 41]. Отсутствие свежих продуктов действует на человека угнетающе и ухудшает его трудоспособность. Цельное молоко, мясо, рыба, яйца, свежие овощи как источники полноценного белка, витаминов, микроэлементов и других макро- и микронутриен-тов незаменимы в рациональном питании жителей Севера [11]. Однако во многих доставляемых из других регионов продуктах вследствие длительного хранения и транспортировки зачастую снижено количество эссенци-альных минералов и витаминов, что имеет значение в условиях особого витаминно-минерального состава местных пищевых продуктов и маломинерализованных питьевых вод [3]. Следует учитывать и то, что продукты, выращенные в личных подсобных хозяйствах, добытые при охоте и рыбалке, а также грибы и ягоды, собранные в лесу, не попадают под санитарно-эпидемиологический и гигиенический контроль. В условиях Севера такая ситуация может приводить к неблагоприятным для здоровья последствиям в популяциях местных жителей: даже небольшое загрязнение среды, безопасное в теплом климате, здесь усиливается, и не только по причине холода, тормозящего процессы химического разложения, но и вследствие наличия нефильтрующих почв, из-за которых, например, миграция тяжелых металлов и их вымывание из ландшафта резко замедляется. Это ведет к накоплению опасных веществ в «местных» пищевых цепях [21]. Поэтому актуальной задачей представляется создание функциональных продуктов для северян, которые за счет обогащения необходимыми, но недостаточными или дефицитными в условиях высоких широт компонентами позволят обеспечить нормальное течение большинства физиологических процессов в организме и профилактику заболеваний. Технологии производства хлебобулочных изделий и круп, обогащенных Ca, I, Fe, Se, витаминами группы В и ß-каротином, могут способствовать снижению уровня холестерина, уменьшению риска развития сердечно-сосудистых заболеваний. Добавлением жирорастворимых витаминов (D, E, А и прокаратиноидов) и микроэлементов (I, Fe, F, Mg), а также пищевых волокон (пектины), микроорганизмов (бифидобактерии) могут быть обогащены молочные продукты, что послужит возможностью профилактики развития остеопороза, патологии желудочно-кишечного тракта и сердечно-сосудистой патологии. В состав масложировых продуктов, прежде всего растительных масел как ведущего источника моно- и полиненасыщенных жирных кислот, способствующих профилактике атеросклероза, могут быть включены жирорастворимые витамины, отдельные триглицериды и структурированные липиды, усиливающие их профилактический эффект. Обогащать возможно и безалкогольные напитки, кондитерские изделия, рыбо- и мясопродукты, 22 Экология человека 2018.11 Экологическая физиология а также приправы, что особенно перспективно в связи с употреблением их разными группами населения и преимущественно после кулинарной обработки пищи. Учитывая существование разных групп населения на Севере, перспективным направлением является разработка функциональных продуктов для каждой из них для профилактики последствий проживания в условиях дискомфортной среды. Выполнено при финансовой поддержке гранта РФФИ 18-013-00311 А; Минобрнауки РФ в рамках проведения прикладных научных исследований и экспериментальных разработок по теме «Исследование и разработка сквозной технологии производства функциональных пищевых продуктов для обеспечения пищевой безопасности северных территорий РФ» (идентификатор проекта - RFMEFI57717X0264). Авторство Никифорова Н. А. участвовала в анализе литературных данных, подготовила первый вариант статьи, работала над окончательной версией рукописи статьи; Карапетян Т. А. участвовала в анализе литературных данных, перерабатывала первый вариант статьи, работала над окончательной версией рукописи статьи, окончательно утвердила присланную в редакцию рукопись; Доршакова Н. В. участвовала в анализе литературных данных, перерабатывала первый вариант статьи, работала над окончательной версией рукописи статьи.
×

About the authors

N A Nikiforova

Petrozavodsk State University

Email: nadusha_nikifor@mail.ru
SPIN-code: 6885-8457

T A Karapetyan

Petrozavodsk State University

SPIN-code: 2135-4043

N V Dorshakova

Petrozavodsk State University

SPIN-code: 2670-4383

References

  1. Агаджанян Н. А., Ермакова Н. В. Экологический портрет человека на Севере. М.: КРУК, 1997. 208 с
  2. Агарвал Д. П., Гедде Х. В. Генетические и биохимические исследования чувствительности к алкоголю и склонности к развитию алкоголизма // Алкоголизм и наследственность: матер. межд. симпозиума, Л., 1988. С. 14-19
  3. Бобун И. И., Иванов С. И., Унгуряну Т. Н., Гудков А. Б., Лазарева Н. К. К вопросу о региональном нормирование химических веществ в воде на примере Архангельской области // Гигиена и санитария. 2011. № 3. С. 91-95
  4. Воевода М. И., Авксентюк А. В., Иванова А. В. и др. Молекулярно-генетические исследования в популяции коренных жителей Чукотки. Анализ полиморфизма митохондриальной ДНКигенов алкогольметаболизирующих ферментов // Сибирский экологический журнал. 1994. № 2. С. 149-162
  5. Гудков А. Б., Мосягин И. Г., Иванов В. Д. Характеристика фазовой структуры сердечного цикла у новобранцев учебного центра ВМФ на Севере // Военно-медицинский журнал. 2014. Т. 335, № 2. С. 58-59
  6. Добродеева Л. К. Иммунологическое районирование. Сыктывкар, 2001. 110 с
  7. Доршакова Н. В., Карапетян Т. А. Особенности патологии жителей Севера // Экология человека. 2004. № 6. С. 48-52
  8. Доршакова Н. В., Карапетян Т. А., Жестяников А. Л., Никитина К. А. Реализация роли экологических факторов в процессе развития патологии и старения человека, живущего на севере // Сборник научных трудов II Российского симпозиума «Световой режим, старение и рак». Петрозаводск, 17-19.10.2013. Петрозаводск, 2013. С. 95-101
  9. Еганян Р. А., Карамнова Н. С., Гамбарян М. Г. Особенности питания жителей Крайнего Севера России // Профилактика заболеваний и укрепление здоровья. 2005. № 5. С. 34-40
  10. Живогляд Р. Н., Живаева Н. В., Бондаренко О. А., Смагина Т. В., Данилов А. Г., Хадарцева К. А. Биоинформационный анализ саногенеза и патогенеза при гирудорефлексотерапии на севере РФ // Вестник новых медицинских технологий. 2013. Т. 20, № 2. С. 464-467
  11. Иванов В. А., Иванова Е. В. Арктическая специфика продовольственного обеспечения и развития сельского хозяйства Европейского Северо-Востока России // Арктика: экология и экономика. 2017. № 2 (26). С. 117-130
  12. Казначеев В. П. Клинические аспекты полярной медицины. М., 1986. 208 с
  13. Казначеев В. П. Механизмы адаптации человека в условиях высоких широт. Л.: Медицина, 1980. 200 с
  14. Казначеев В. П. Современные проблемы синтетической экологии: «Синдром полярного напряжения» // Бюллетень СО РАМН. 1997. № 1. С. 6-10
  15. Кершенгольц Б. М., Алексеев В. Г., Гаврилова Е. М., Ли Н. Г. Некоторые причины уменьшения активности АльДГ печени и крови крыс при хронической алкогольной интоксикации // Вопросы медицинской химии. 1985. № 1. С. 47-51
  16. Кершенгольц Б. М., Ильина Л. П. Биологические аспекты алкогольных патологий и наркоманий. Якутск: Изд-во ЯГУ, 1998. 150 с
  17. Кершенгольц Б. М., Турнин Х. Х. Полиморфизм АДГ и АльДГвгруппах населения Якутии и прогноз популяционной устойчивости к алкоголю // Ученые записки ЯГУ. 1994. С. 138-149
  18. Кершенгольц Б. М., Чернобровкина Т. В., Колосова О. Н. Этногенетические особенности устойчивости к алкоголю в популяциях народов Севера // Вестник СВФУ им. М. К. Аммосова. 2012. Т. 9, № 1. С. 22-28
  19. Коломийцева И. К. Липиды в гибернации и искусственном гипобиозе млекопитающих (обзор) // Биохимия. 2011. Т. 76, № 12. С. 1604-1614
  20. Лелькин М. К., Селятицкая В. Г., Лутов Ю. В., Пальчикова Н. А. Нарушения тиреоидного статуса у работающих мужчин и женщин в зависимости от длительности проживания на севере // Бюллетень СО РАМН 2009. № 5 (139). С. 9-14
  21. Лыжина А. В., Бузинов Р. В., Унгуряну Т. Н., Гудков А. Б. Химическое загрязнение продуктов питания и его влияние на здоровье населения Архангельской области // Экология человека. 2012. № 12. С. 3-9
  22. Мартынов А. С., Виноградов В. Г. Северные особенности питания // Окружающая среда и население России. М., 1998. С. 14-16
  23. Мироновская А. В., Бузинов Р. В., Гудков А. Б. Прогнозная оценка неотложной сердечно-сосудистой патологии у населения северной урбанизированной территории // Здравоохранение Российской Федерации. 2011. № 5. С. 66-67
  24. Никанов А. Н., Кривошеев Ю. К., Гудков А. Б. Влияние морской капусты и напитка «Альгапект» на минеральный состав крови у детей - жителей г. Мончегорска // Экология человека. 2004. № 2. С. 30-32
  25. Никитин Ю. П., Хаснулин Ю. В., Гудков А. Б. Итоги деятельности академии полярной медицины и экстремальной экологии человека за 1995-2015 года: современные проблемы северной медицины и усилия учёных по их решению // Медицина Кыргызстана. 2015. Т. 1, № 2. С. 8-14
  26. Нифонтова О. Л., Гудков А. Б., Щербакова А. Э. Характеристика параметров ритма сердца у детей коренного населения Ханты-Мансийского автономного округа // Экология человека. 2007. № 11. С. 41-44
  27. Островский Ю. М., Садовник М. Н. Пути метаболизма этанола и их роль в развитии алкоголизма // Итоги науки и техники. Серия: Токсикология. 1984. Т. 13. С. 93-150
  28. Панин Л. Е. Энергетические аспекты адаптации. Л.: Медицина, 1978. 189 с
  29. Панин Л. Е., Усенко Л. Е., Усенко Г. А. Тревожность, адаптация и донозологическая диспансеризация. Новосибирск: СО РАМН, 2004. 316 с
  30. Селятицкая В. Г. Глюкокортикоидные гормоны: от процессов адаптации к экологическим факторам Севера до метаболических нарушений при диабете // Бюллетень СО РАМН. 2012. Т. 32, № 1 С. 13-20
  31. Снодграсс Д., Леонард В., Тарская Л. А., Климова Т. М., Федорова В. И., Балтахинова М. Е., Кривошапкин В. Г. Метаболическая адаптация якутов (САХА) // Якутский медицинский журнал. 2011. № 2. С. 11-14
  32. Ткаченко В. В., Пащенков С. З. О некоторых молекулярно-биологических и генетических аспектах алкоголизма // Обзор ВНИИМИ. М., 1981. 156 с
  33. Хаснулин В. И. Введение в полярную медицину. Новосибирск: СО РАМН, 1998. 337 с
  34. Хаснулин В. И., Хаснулина А. В. Этнопсихофизи-ологические механизмы выживания коренных жителей Севера в экстремальных климатогеографических условиях // Проблемы здравоохранения и социального развития Арктической зоны России. М.: Paulsen, 2011. С. 254-267
  35. Чащин В. П., Ковшов А. А., Гудков А. Б., Моргунов Б. А. Социально-экономические и поведенческие факторы риска нарушений здоровья среди коренного населения Крайнего Севера // Экология человека. 2016. № 6. С. 3-8
  36. Чернобровкина Т. В. Энзимопатии при алкоголизме. Киев: Здоровье, 1992. 312 с
  37. Чернобровкина Т. В., Кершенгольц Б. М. Фундаментальные и медико-социальные аспекты аддиктологии (краткий курс лекций). Якутск, 2011. Т. 1. 480 с
  38. Alcohol in Health and Disease. D. P. Agarwal, H. K. Seitz (eds). N. Y., Basel, Marcel Dekker, 2001, 647 р.
  39. Bosron W F., Ehrig T., Li T. K. Genetic Factors in Alcohol Metabolism and Alcoholism. Seminars in Liver Disease. 1993, 13 (2), pp. 126-135.
  40. Borra's E., Coutelle C., Rosell A., Ferna'ndez Muixi F., Broch M., Crosas B., Hjelmqvist L., Lorenzo A., Gutie'rrez C., Santos M., Szczepanek M., Heilig M., Quattrocchi P., Farre's J., Vidal F., Richart C., Mach T., Bogdal J., Jo"rnvall H., Seitz H. K., Couzigou P., Pare's X. Genetic polymorphism of alcohol dehydrogenase in Europeans. The ADH2*2 allele decreases the risk for alcoholism and it is associated with ADH3*1. Hepatology. 2000, 31, pp. 984-989.
  41. Kerchengoltz B., Kolosova O., Krivogornicina E., Meltser I., Yakovleva N. Ecological and biochemical characteristics of alcohol pathologies in the North and there influence upon the total sickness rate of the population. International Journal of Circumpolar Health. 2001, 4, pp. 557-565.
  42. Leonard W. R., Sorensen M. V., Galloway V. A., Spencer G. J., Mosher M. J., Osipova L., Spitsyn V. A. Climatic influences on basal metabolic rates among circumpolar populations. Am. J. Hum. Biol. 2002, 14 (5), pp. 609-620.
  43. Petreny N., Dobrodeeva L., Bichkaeva F., Menshikova E., Lutfalieva G., Poletaeva A., Repina V. Fish consumption and socio-economic factors among residents of Archangelsk city and the rural Genets autonomous area. International Journal of Circumpolar Health. 2011, 70 (1), pp. 46-58.
  44. Snodgrass J. J., Leonard W. R., Tarskaia L. A., Alekseev V. P., Krivoshapkin V. G. Basal metabolic rate in the Yakut (Sakha) of Siberia. Аm. J. Hum. Biol. 2005, 17 (2), pp. 155-172.
  45. Snodgrass J. J., Sorensen M. V., Tarskaia L. A., Leonard W. R. Adaptive dimensions of health research among indigenous Siberians. Am. J. Hum. Biol. 2007, 19 (2), pp. 165-180.
  46. Steegmann A. T. Jr. Human cold adaptation: an unfinished agenda. Am. J. Hum. Biol. 2007, 19 (2), pp. 218227.
  47. Vallee B. L. Toward a biological understanding of Alcoholism. A five-year report to the Samuel Brontman Foundation from the Endowment for Research in Human Biology. Boston, 1986, 71 p.

Copyright (c) 2018 Human Ecology



This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies