ASSESSMENT STATUS OF VITAMIN D IN ADOLESCENTS WITH ESSENTIAL HYPERTENSION



Cite item

Abstract

The article deals with the important problem in pediatrics - assessment of vitamin D status by level of metabolite 25 (OH) D (calcidiol) in the peripheral blood of adolescents with hypertension. The study included 87 children aged 12-17 years with various degree of essential arterial hypertension severity. Insufficiency of vitamin D was observed in 84 % (17.0 ± 4.89) ng/ml, deficiency of vitamin D was observed in 11,5 % (8.03 ± 1.24) ng/ml). The degree of vitamin D insufficiency in children with hypertension and metabolic syndrome is higher than in children with hypertension and without metabolic syndrome. Vitamin D content also depends on the age, the younger adolescent the higher insufficiency of vitamin D. Among 14th years old children its level was (14.7 ± 4.46) ng/mL, among 17th years old adolescents it was (18.1 ± 6.23) ng/ml. The lowest level of 25(OH)D was found in February (11.3 ± 4.08) ng/ml. The highest content of active vitamin D metabolite found in July - (27.6 ± 5.56) ng/ml.

Full Text

Факторами, влияющими на обеспеченность витамином D и способствующими развитию его дефицита у людей независимо от возраста, являются географическая широта места проживания, сезон года, особенности питания населения [2, 8, 9, 13]. Один из основных факторов, определяющих выраженность дефицита витамина D в Российской Федерации, - это географическое положение, в частности г. Уфа занимает 18-е место в рейтинге самых солнечных городов России, а Архангельская область, расположенная на 64° северной широты, имеет всего 108 солнечных дней в году [4]. Синтез витамина D резко снижается при сочетании неблагоприятных факторов, таких как низкий уровень инсоляции, плотное покрытие земли облаками, высокий уровень загрязнения и другие [1, 3]. Известно, что витамин D принимает участие в важнейших физиологических процессах. По совре менным данным литературы [7], недостаточность витамина D является одним из главных пусковых механизмов развития различных заболеваний, в том числе артериальной гипертензии (АГ), сердечной недостаточности и других. Единственным метаболитом витамина D, который используется для определения его положения в организме человека, является 25(OH)D (кальцидиол) [5, 10, 11], так как время полураспада витамина 25(OH) D составляет примерно 2-3 недели, а метаболита витамина D (кальцитриола) - 1,25(OH)2D - всего 4 часа. Таким образом, содержание кальцидиола 25(OH)D как в сыворотке, так и в плазме крови является информационным показателем обеспеченности организма витамином D. Цель исследования - оценка статуса витамина D в периферической крови детей подросткового возраста 38 Экология человека 2017.05 Экология детства с артериальной гипертензией по уровню метаболита 25(OH)D (кальцидиола). Методы Проведено клиническое поперечное (одномоментное) исследование. Критерии включения в исследование: возраст 12-17 лет; подтвержденный диагноз первичной АГ; получение у родителей каждого больного информированного согласия на обследование и лечение; отсутствие острых заболеваний в течение последнего месяца до начала исследования. Критерии исключения: пациенты с симптоматической АГ; острые интеркуррентные заболевания в течение последнего месяца; нарушение печеночной и почечной функции. Продолжительность исследования декабрь 2014 -декабрь 2015 года. Дети подросткового возраста от 12 до 17 лет с диагнозом первичной АГ находились на стационарном лечении в детском кардиологическом отделении ГБУЗ «Республиканский кардиологический центр» (г. Уфа). Количественное определение 25(ОH)D в сыворотке крови у подростков проводилось иммуноферментным методом на анализаторе Star Fax 2100 (США), использовалась тест-система DIA source Immunoassays S.A (Belgium) по уровню 25(ОН^ на базе Центральной научно-исследовательской лаборатории ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России. Расчет проводился согласно прилагаемым инструкциям. За норму принимались значения уровня 25(ОН^ > 30-100 нг/ мл; недостаточность - 10-29 нг/мл; дефицит < 10 нг/мл. Взятие крови осуществляли путем венепункции из локтевой вены в одноразовые системы Vacutainer (Bodywin, Китай) в утренние (8-9) часы после 12-часового голодания. Исследование проводилось с одобрения локального экспертного совета по биомедицинской этике по клиническим дисциплинам Башкирского государственного медицинского университета (протокол № 20 от 24.11.2014). Статистическая обработка полученных результатов проводилась с помощью программы Microsoft Excel. В случае нормального распределения признаков определялись среднее арифметическое и его стандартное отклонение, при ненормальном распределении - медиана, 25-й и 75-й перцентили. Результаты Оценка обеспеченности витамином D проведена у 87 детей с диагнозом первичной АГ: 76 мальчиков (87 %) и 11 девочек (13 %) 12-17 лет, средний возраст (16,0 ± 1,2) года. У 77 подростков (88,5 %) была диагностирована АГ I степени, у 10 (11,5 %) - АГ II степени. У 29 детей (33,3 %) АГ сочеталась с метаболическим синдромом. Согласно полученным результатам, содержание в сыворотке крови уровня метаболита 25(OH)D у детей подросткового возраста с первичной АГ колебалось в широком диапазоне в пределах от 5,1 до 50,2 нг/мл, средний уровень составил (16,9 ± 6,0) нг/мл. Нормальный уровень витамина D наблюдался у 4 детей (4,5 %), недостаточность витамина - у 73 (84,0 %), дефицит - у 10 (11,5 %) (таблица). Показатели уровня витамина D у детей подросткового возраста с артериальной гипертензией Показатель витамина D 25(ОНр Количество детей абс. (%) Средний уровень витамина D 25(ОНр Норма (>30 нг/мл) 4 (4,5) 37,875±6,162 Недостаточность (10-29 нг/мл) 73 (84) 17,0±4,89 Дефицит (<10 нг/мл) 10 (11,5) 8,03±1,238 При сравнении содержания витамина D в зависимости от пола было выявлено, что средний уровень кальцидиола составил у мальчиков (16,6 ± 5,9) нг/мл, у девочек - (19,4 ± 7,09) нг/мл, то есть у девочек данный показатель оказался выше (рис. 1) Анализ обеспеченности витамином D у детей подросткового возраста с первичной АГ показал, что дефицит витамина наблюдался только у мальчиков и варьировал от 5,4 до 9,6 нг/мл, среднее значение - (8,03 ± 1,24) нг/мл. При изучении содержания витамина D в зависимости от возраста больных первичной АГ мы определили, что чем взрослее ребенок, тем выше Рис. 1. Содержание витамина D в крови детей в зависимости от пола 39 Экология детства Экология человека 2017.05 Возраст обследованных Рис. 2. Уровень обеспеченности витамином D детей в зависимости от возраста Месяцы г Рис. 3. Особенности сезонного статуса витамина D обеспеченность витамином по содержанию кальци-диола. Результаты исследования показали средний уровень витамина D у 14-летних подростков (14,7 ± 4,46) нг/мл, у 17-летних - (18,1 ± 6,23) нг/мл (рис. 2). Особый интерес представляло изучение уровня витамина D в зависимости от степени тяжести АГ. Согласно полученным данным, средний уровень 25(OH)D у детей с АГ I степени составил (16,9 ± 5,99) нг/мл, АГ II степени - (17,4 ± 7,0) нг/мл. Средний уровень 25(OH)D у детей с первичной АГ и метаболическим синдромом составил (15,9 ± 5,44) нг/мл. При сравнении содержания витамина D у подростков с АГ и метаболическим синдромом и без такового было выявлено, что у детей с синдромом данный показатель ниже, чем у детей без синдрома. Следующим этапом нашего исследования было изучение обеспеченности витамином D подростков с первичной АГ с учетом сезонов года. При оценке обеспеченности витамином обследуемых детей определили, что в зимние месяцы года отмечался наиболее низкий уровень 25(OH)D - (11,3 ± 4,08) нг/мл в феврале, наиболее высокий уровень его наблюдался в летние месяцы - (27,6 ± 5,56) нг/ мл в июле (рис. 3). Обсуждение результатов Результаты нашего исследования продемонстрировали высокую частоту дефицита витамина D различной степени выраженности у детей в возрасте 12-17 лет с первичной АГ, проживающих в Республике Башкортостан. Данная ситуация связана прежде всего с основным заболеванием, а также с сезонами года, высокими потребностями организма в витамине в этот возрастной период. Полученные результаты согласуются с данными крупномасштабного исследования NHANES (2001-2004) когорты 4 666 подростков (12-19 лет), в котором уровень витамина D в крови был ниже у подростков с высоким систолическим артериальным давлением, низким уровнем липопротеидов высокой плотности и метаболическим синдромом [12]. Результаты мета- анализа большого числа рандомизированных контролируемых исследований показывают, что распространенность дефицита витамина D была на 35 % выше у пациентов, страдающих ожирением, по сравнению с контрольной группой и на 24 % выше, чем в группе с избыточной массой тела [13]. Распространенность дефицита витамина D более выражена у пациентов, страдающих ожирением; поскольку витамин D является жирорастворимым, он распределяется по всему телу и в меньшем количестве достигает кровяного русла, что проявляется как дефицит у данной категории пациентов [6]. В нашем исследовании уровень витамина D также был ниже в группе детей с АГ и повышенной массой тела. Таким образом, в результате проведенного исследования установлена высокая распространенность дефицита витамина D различной степени выраженности у детей подросткового возраста с АГ, проживающих в Республике Башкортостан. Отмечены некоторые особенности обеспеченности витамином D подростков с АГ в зависимости от возраста, сезон 40 Экология человека 2017.05 Экология детства ности и клинического диагноза. Полученные данные подтверждают необходимость коррекции дефицита 25(OH)D путем приема препаратов витамина D согласно рекомендации Союза педиатров России 2015 «Недостаточность витамина D у детей и подростков Российской Федерации: современные подходы к коррекции».
×

About the authors

Sayel K Zeid

Bashkir State Medical University

Email: yakoob2007@mail.ru
Ufa, Russia

L V Yakovleva

Bashkir State Medical University

Ufa, Russia

References

  1. Зейд С. С. К., Яковлева Л. В. Оценка статуса витамина D у детей подросткового возраста с первичной артериальной гипертензией // Экология человека. 2017. № 5. С. 38-41
  2. Захарова И. Н., Яблочкова С. В., Дмитриева Ю. А. Известные и неизвестные факты о витамине D // Вопросы современной педиатрии. 2013. Т. 12 (2). С. 26-31.
  3. Малявская С. И., Захарова И. Н., Кострова Г. Н., Лебедев А. В., Голышева Е. В., Суранова И. В., Майкова И. Д., Евсеева Е. А. Обеспеченность витамином D населения различных возрастных групп, проживающих в городе Архангельске // Вопросы современной педиатрии. 2015. Т. 14. С. 681-685.
  4. Малявская С. И., Кострова Г. Н., Лебедев А. В., Голышева Е. В., Муратова А. П., Чудочин В. П., Карпунов А. А. Обеспеченность витамином D детей раннего возраста Архангельской области // Экология человека. 2016. № 11. С. 18-22.
  5. Поморская энциклопедия: в 5 т. Т. 2. Природа Архангельского Севера. Архангельск : Поморский ун-т, 2007. 603 с.
  6. Bischoff-Ferrari H. A., Giovannucci E., Willett W. C., Dietrich T., Dawson-Hughes B. Estimation of optimal serum concentrations of 25-hydroxyvitamin D for multiple health outcomes // Am. J. Clin. Nutr. 2006. Vol. 84 (1). P. 18-28.
  7. Drincic A. T. et al. Volumetric dilution, rather than sequestration best explains the low vitamin D status of obesity // Obesity. 2012. Vol. 20. P. 1444.
  8. Gupta V. Vitamin D: Extra-skeletal effects // J. Med. Nutr. Nutraceut. 2012. Vol. 1. P. 17-26.
  9. Holick M. F. Vitamin D Deficiency // N. Engl. J. Med. 2007. Vol. 357. P. 266-281.
  10. Holick М. F. Environmental factors that influence the cutaneous production of vitamin D // Am. J. din. Nutr. 1995. Vol. 61 (3 Suppl). P. 638S-645S; 1995. Vol. 61. P. 638-645.
  11. Holick M. F. Vitamin D status: measurement, interpretation and clinical application // Ann. Epidemiol. 2009. Vol. 19 (2). P. 73-78.
  12. Holick M. F. High prevalence of vitamin D inadequacy and implications for health // Mayo Clin. Proc. 2006. Vol. 81 (3). P. 353-373.
  13. Juhi Kumar et al. Prevalence and Associations of 25-Hydroxyvitamin D Deficiency in US Children: NHANES 2001-2004 // Pediatrics. 2009. Vol. 124. P. e362-e370.
  14. Nair R., Maseeh А. Vitamin D: The “sunshine” vitamin // J. Phаrmасоl Pharmacother. 2012. Vol. 3 (2). P. 7118-7126.
  15. Pereira-Santos M., Costa P. R., Assis A. M., Santos C. A., Santos D. B. Obesity and vitamin D deficiency: a systematic review and meta-analysis // PubMed. Obes Rev. 2015. Vol. 16 (4). P. 341-349.

Copyright (c) 2017 Human Ecology



This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies