PREDICTING THE EFFICIENCY OF MEASURES TO REDUCE SALT CONSUMPTION IN THE RUSSIAN FEDERATION

Cover Page

Abstract


Introduction: Excessive salt intake (ESI) is a well-established risk factor of chronic non-communicable diseases (NCDs). Russia is among the countries with the high salt consumption. Population-based strategies to reduce salt intake have a potential for significant contribution to reduce the burden of NCDs. Modeling studies to justify the need and quantify the potential of these measures have been performed in several countries, but the evidence from Russia is still scarce. Aim: To forecast the efficiency of selected population-based prevention strategies to reduce salt intake in Russia. Methods: Potential efficiency of two population-based strategies was assessed. Introduction of the national excise tax on sodium used for industrial food production was the first strategy. The second strategy was a long term health literacy mass-media campaign aimed to reduce salt intake combined with a voluntary reduction in salt content in processed foods by manufacturers. Russia-specific impact of ESI on NCDs and population attributive risk (PAR) were calculated using previously assessed economic burden (EB) of ESI. The prediction period was 15 years. The changes in PAR after the introduction of population-based prevention strategies and changes in the EB of selected NCDs were calculated. Results: The first and the second programmed had a potential to reduce ESI prevalence by 2.99 % and 7.49 %, respectively. The corresponding numbers of prevented cases of NCDs were 23 352 and 57 874. Avoided direct medical costs exceeded 390 million rubles for the first strategy and over 969 million rubles for the second. The cumulative economic effect over 15 years was 4.10 billion rubles for the introduction of the new tax while the predicted cumulative economic effect of the second programme was 9.9 billion rubles. Conclusions: Although the population-based prevention strategies selected for this study have not yet been implemented in Russia, both have a significant potential to reduce the burden of NCDs and have substantial economic efficiency.

Full Text

Введение Рост в современном мире бремени хронических неинфекционных заболеваний (ХНИЗ) определяет возрастание нагрузки на систему здравоохранения и значительный экономический ущерб (ЭУ). Наибольший вклад в заболеваемость и смертность в мире вносят такие ХНИЗ, как сердечно-сосудистые заболевания (ССЗ), злокачественные новообразования (ЗНО), сахарный диабет 2 типа (СД 2) и хроническая обструктивная болезнь легких. Известно, что указанные ХНИЗ имеют общие доказанные факторы риска (ФР) [40], следовательно, воздействуя на один из них, можно влиять на связанные с ФР заболевания. В этих условиях особую важность приобретает выделение и обоснование механизмов снижения бремени ХНИЗ путем коррекции ФР на популяционном уровне. Настоящая публикация продолжает серию работ, рассматривающих избыточное потребление соли (ИзбПС) - ФР, относящийся к нерациональному питанию. Рекомендованная Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) суточная норма потребления соли (ПС) составляет не выше 5 г. Проведённое Росстатом в 2018 году Выборочное наблюдение рациона питания населения Российской Федерации (РФ) показало потребление соли россиянами старше 14 лет на уровне 11,9 г/сутки [13]. Проведенный ранее аналитический поиск выделил ХНИЗ, в которые вносит вклад ИзбПС [1, 9]. Особое место среди этих заболеваний занимают ССЗ, являющиеся основной причиной смерти в большинстве стран, в том числе и в РФ [7]. Значительность ущерба, связанного с ССЗ, определяется не только затратами на лечение, но и экономическими потерями, ассоциированными с инвалидностью, снижением производительности труда и преждевременной смертностью [28, 38]. В ранее выполненном анализе было показано, что ЭУ ССЗ в нашей стране составил 2,7 трлн руб./год, свыше 90 % занимают потери в экономике, связанные с преждевременной смертностью лиц экономически активного возраста. Кроме того, ИзбПС является ФР для СД 2 и для одного из ЗНО - рака желудка [1]. Экономическое бремя указанных ХНИЗ было проанализировано ранее [6, 10]. ЭУ указанных ХНИЗ может быть снижен при уменьшении распространенности ИзбПС в популяции. Внедрение мер популяционной профилактики -наименее затратный способ для улучшения здоровья населения. Однако вложения государства, связанные с этими мерами, требуют обоснования инвестиций. Именно экономические аргументы являются наиболее значимыми для лиц, принимающих решения при выборе мер, направленных на укрепление здоровья населения, и определении объема финансирования. ВОЗ рекомендует меры популяционной профилактик как «best buys» - действенный и оптимальный путь снижения смертности и заболеваемости населения [41]. По данным аналитического исследования, выполненного в рамках изучения мер популяционной профилактики, внедряемых в РФ в отношении ПС, было установлено, что в настоящее время в стране действует лишь рекомендуемый уровень ПС для индивидуального потребления, но популяционных норм нет [11]. Изучение количества ПС в популяции проводится опросным методом специалистами Росстата, а также в эпидемиологических исследованиях [3, 4, 13]. Обоснованность использования при скрининге опросного метода изучена на материалах популяционного исследования ЭССЕ-ФР-2 [5]. Однако большое количество популяционных мер, зарекомендовавших себя в ряде стран, в РФ не внедрены - недостаточная информация на этикетке продуктов (без количественного отображения), на законодательном уровне нет вовлечения производителей продуктов для изменения рецептуры выпускаемой продукции. Информационно-коммуникационная кампания, начатая в рамках национального приоритетного проекта «Формирование здорового образа жизни и профилактика заболеваний в РФ», разработавшая материалы для радио, прессы, телевидения и наружной рекламы, не носит постоянного характера и ограничена в сроках реализации. Налоги на соль или продукты, содержащие ее избыточное количество, не взимаются [2]. Меры популяционной профилактики, направленные на снижение ПС населением, имеют выраженный эффект в отношении укрепления здоровья. Так, в исследовании Bernabe-Ortiz A. и соавт. [17] было установлено, что замена обычной соли сочетанием Kd+NaCl для жителей нескольких деревень Перу снизила риск развития новых случаев артериальной гипертонии в популяции вмешательства. Общепринятым подходом к построению прогноза здоровья популяции для оценки действенности профилактических программ в заданный период является моделирование [12]. Исследования, моделирующие эффект снижения ПС на популяционном уровне, проводятся во многих странах. Так, ученые Великобритании, используя модель «IMPACT CHD», оценили эффективность четырех стратегий по снижению ПС в Англии: кампании по укреплению здоровья; изменения маркировки продуктов; работы с пищевой индустрией и уменьшения содержания соли в обработанных пищевых продуктах. При сохранении лет жизни и экономической эффективности каждой из стратегий наибольшая была отмечена у последней из них [23]. Модель марковской когорты вьетнамских исследователей включала три стратегии - добровольную, субсидируемую и регулирование на законодательном уровне. В этом моделировании за счет сокращения числа инсультов и новых случаев ИБС максимальная экономическая эффективность рассчитана при законодательном регулировании [36]. Dodd R. и соавт. [24] в систематическом обзоре остановили внимание на фискальных мерах, которые могут снизить спрос на продукты с повышенным количеством соли. Высокая важность информационных кампаний, повышающих грамотность населения, обусловлена ошибочным представлением об источниках соли, поступающей в организм. Почти половина опрошенных считает 26 Ekologiya cheloveka (Human Ecology) 2021, 3, pp. 25-33 Original Articles источником соли добавление её при приготовлении пищи, не учитывая основного (скрытого) поступления с промышленно произведенными продуктами [31]. Эффективность образовательных программ для контроля ПС подтверждена многими исследованиями [26, 27]. Описанные примеры моделирования могут быть применимы для РФ с большим числом допущений, что уменьшает их предсказательную ценность. Популяционные меры, направленные на коррекцию количества ПС крайне актуальны для РФ, где уровень ПС среди населения вдвое превышает рекомендации ВОЗ [13]. Однако стратегия контроля ПС требует обоснования инвестиций. Важным шагом на пути внедрения такой стратегии является построение для РФ онтологической модели социально-экономической эффективности мер, принятых в ряде стран и убедительно продемонстрировавших свою эффективность. Цель исследования: рассчитать экономическую эффективность внедрения в РФ мер популяционной профилактики с доказанной эффективностью, направленных на снижение ПС. Методы В выполненном ранее исследовании был оценен ЭУ ИзбПС в РФ. В его основу легли данные о распространенности ИзбПС, полученные в популяционном исследовании Эпидемиология сердечно-сосудистых заболеваний в различных регионах РФ (ЭССЕ-РФ), а также относительный риск (ОР) ИзбПС для ХНИЗ, полученный в аналитическом поиске [29, 30, 32, 33, 35], на основе чего был рассчитан популяционный атрибутивный риск (ПАР) ИзбПС для РФ [1]. P + P, • RR - 1 ПАР = ■ P0 + P1 • RR Для ОР < 1 определяется ПАР по редуцированной формуле: Л RR P. + -- 1 1 ПАР - p , P. + - 1 RR где: P1 - доля лиц в популяции, имеющих ИзбПС; P0 - доля лиц без АГ; RR - relative risk, ОР развития заболевания, полученный на основании литературных данных. Методика расчета ЭУ ХНИЗ, включенных в анализ, была детально описана ранее [6, 8, 10]. Экономический ущерб анализируемых ХНИЗ, рассчитанный на предшествующем этапе и включенный в анализ для последующей оценки снижения ущерба, приведен в табл. 1. Прямые затраты системы здравоохранения, касающиеся рака желудка, определяли на основании ранее проведенных исследований стоимости болезни данных ЗНО с перерасчетом с индексацией текущей стоимости прямых медицинских затрат на фактический уровень инфляции с учетом количества больных этой нозологией в 2016 г. [10]. Таблица 1 Экономический ущерб от хронических неинфекционных заболеваний, положенный в основу дальнейшего расчета экономического ущерба, ассоциированного с избыточным потреблением соли в Российской Федерации в 2016 году, руб. Исход Прямые затраты Потери в экономике Всего ССЗ 240 590 639 880 2 458 053 451 143 2 698 644 091 023 в т. ч. инсульт (в структуре ССЗ) 30 752 804 165 393 005 732 056 423 758 536 221 СД 2 17 786 289 818 197 673 595 484 215 459 885 302 Рак желудка 12 404 161 262 9 209 379 084 21 613 540 346 Выполненный анализ мер популяционной профилактики ССЗ, направленных на снижение ПС, внедряемых в различных странах, позволил выделить меры с доказанной эффективностью, до настоящего момента в РФ не внедренные [2]. В онтологическую модель включены меры, направленные на снижение ПС с доказанной социально-экономической эффективностью и не действующие до настоящего момента в стране - введение акцизного налога на натрий, используемый для производства продуктов питания на промышленном уровне (1-й сценарий) и сочетание образовательной кампании в средствах массовой информации (СМИ), направленной на повышение грамотности населения в отношении ИзбПС, с добровольным снижением содержания соли в обработанных пищевых продуктах и приправах производителями (2-й сценарий). Период прогнозирования составил 15 лет. Экономический эффект внедряемых мер рассчитывается с использованием разницы величины ПАР до внедрения мер и прогнозируемого ПАР после внедрения каждой из таковых (ДПАР) при снижении количества потребляемой соли и, как следствие, снижении распространенности ИзбПС. Последующие расчеты проведены по методологии, аналогичной оценке ЭУ основных ХНИЗ (включая затраты системы здравоохранения и потери в экономике). Статистическая обработка данных проводилась с использованием программы MicrosoftExcel 10.0. (Microsoft, США). Результаты Расчетное снижение распространенности ИзбПС в РФ при внедрении анализируемых мер популяционной профилактики составило 2,99 и 7,49 % для 1-го и 2-го сценариев соответственно (табл. 2). Последующий анализ оценил изменения ПАР при условии внедрения каждого сценария популяционной профилактики за 15-летний период (табл. 3). Прогнозируемая эффективность внедряемых мер показала, что число предотвращенных случаев заболеваний составит 23 352 при 1-м сценарии и 57 874 при 2-м (табл. 4). Число предотвращенных госпитализаций - свыше 20 и свыше 65 тыс. случаев соответственно. Прямые медицинские затраты, которые могут быть предотвращены, составили свыше 27 Оригинальные статьи Экология человека 2021, № 3, с. 25-33 Таблица 2 Популяционные меры, направленные на снижение потребления соли, включенные в моделирование для Российской Федерации и их расчетная эффективность Популяционная мера Эффект Расчетное снижение ИзбПС при внедрении анализируемых мер, % Введение акцизного налога на натрий, используемый в промышленности для производства пищевых продуктов на промышленном уровне Увеличение стоимости продуктов с высоким содержанием соли на 40 % ^ снижение потребления соли на 6 % [34, 37] 2,99 Продолжительная целенаправленная ин-формационно-коммуникационная кампания через СМИ, направленная на снижение потребления соли в сочетании с добровольным снижением содержания соли в обработанных пищевых продуктах и приправах производителями Снижение потребления соли на 15 % [16, 25] 7,49 390 и свыше 969 млн руб. при 1-м и 2-м сценарии соответственно. За счет предотвращенных случаев инвалидности и выплат пособий по ним предотвращенные потери валового внутреннего продукта (ВВП) составят свыше 363 и свыше 902 млн руб. соответственно. Следует отметить, что наибольший социально-экономический эффект внедряемых мер наблюдается в отношении ССЗ. Внедрение описанных мер популяционной профилактики позволит предотвратить преждевременные смерти - число сохраненных лет потенциальной жизни при 1-м и 2-м сценариях представлено на рис. 1. Совокупный экономический эффект за счет предот- Таблица 3 Изменение величины популяционного атрибутивного риска при внедрении каждой из популяционных мер для анализируемых хронических неинфекционных заболеваний Исход ОР для расчета ПАР ПАР (ис ходное значе ние) А ПАР (с учетом внедряемых популяционных мер) При вве дении налога При проведении кампании в СМИ + снижении содержания соли в продуктах и приправах ССЗ все: заболеваемость 1,14 0,065 0,004 0,010 ССЗ все: смертность 1,1 0,048 0,003 0,007 Инсульт: заболеваемость 1,23 0,103 0,007 0,017 Инсульт: смертность 1,4 0,166 0,012 0,029 СД 2: заболеваемость 1,43 0,177 0,013 0,031 СД 2 смертность - 0,013 0,031 Рак желудка: заболеваемость 1,15 0,070 0,004 0,011 Рак желудка: смертность - - 0,004 0,004 вращения смертельных случаев, медицинских затрат и потерь, обусловленных выплатами по инвалидности, рассчитанный за анализируемый период, превысил 4 млрд руб. при внедрении акцизного налога на натрий, используемый для производства продуктов питания. Эффективность сочетания образовательной кампании в СМИ, направленной на снижение потребления продуктов с высоким содержанием соли, с добровольным снижением производителями содержания соли в обработанных пищевых продуктах и приправах, составляет почти 10 млрд. руб. Основную часть сберегаемых ресурсов в каждом случае обусловил эффект предотвращенных смертей (рис. 2). Таблица 4 Прогнозируемая эффективность мер, направленных на снижение потребления соли (в отношении заболеваемости) за 15-летний период Группа заболеваний Число предотвращенных случаев заболеваний Число предотвращенных случаев госпитализаций Предотвращённые прямые медицинские затраты, руб. Предотвращенное число лиц с инвалидностью Предотвращенные потери, связанные с выплатой пособий по инвалидности, руб. Предотвращенные потери ВВП от инвалидности, руб. Введение акцизного налога на натрий, используемый в промышленности для производства пищевых продуктов ССЗ 18 647 20 710 305 217 842 839 58 486 907 297 364 497 В т. ч. инсульт 7 599 8 437 124 609 014 342 26 972 289 135 200 783 СД 2 4 538 5 659 78 596 718 109 8 539 221 42 666 356 Рак желудка 167 62 7 622 743 58 4 627 335 23 356 482 Итого 23 352 26 431 391 437 302 1 006 71 653 464 363 387 335 Кампания в СМИ в сочетании с добровольным снижением содержания соли в обработанных пищевых продуктах и приправах производителями ССЗ 46 326 51 452 758 322 934 2 084 145 357 711 739 041 003 В т. ч. инсульт 11 171 20 877 308 320 523 846 66 449 946 333 675 650 СД 2 11 134 13 884 192 843 979 266 21 162 099 106 005 485 Рак желудка 414 155 18 457 688 145 11 332 429 56 969 211 Итого 57 874 65 491 969 624 602 2495 177 852 239 902 015 699 28 Ekologiya cheloveka (Human Ecology) 2021, 3, pp. 25-33 Original Articles Рис. 1. Прогнозируемая эффективность мер, направленных на снижение потребления соли (в отношении смертности): число сохраненных потерянных годов потенциальной жизни 10000 9000 8000 7000 6000 5000 4000 3000 2000 1000 0 969,6 87S.6 71,7 -яц*- 3638,1 I Предотвращенные потери, связанные с инвалидностью I Предотвращенные медицинские затраты I Экономический эффект за счет предотвращенных смертельных случаев Введение акцизного налога на Компания в СМИ+снижениесоли натрий : итого 4101232 393 руб. в обработанных пищевых продуктах, приправах: итогоЭ 877 086 919 руб. Рис. 2. Совокупная прогнозируемая эффективность мер популяционной профилактики (в отношении смертности и заболеваемости), млн руб. Обсуждение результатов Для комплексного решения вопроса контроля ПС в РФ необходимо принятие Национальной стратегии, что реализовано в целом ряде стран. В той или иной степени в 75 странах популяционные стратегии есть [20]. Их наполнение может отличаться - иметь один или несколько компонентов. Анализ комплекса мер, направленных на снижение ПС в мире, был детально описан ранее [2]. Прогнозирование, выполненное в данной работе, сконцентрировало внимание на двух компонентах мер популяционной профилактики, направленных на снижение ПС. Одной из мер является информационно-коммуникационная кампания. Цель ее - донесение населению сведений о рекомендуемом количестве ПС, вреде ИзбПС, а также основных источниках соли в рационе человека. Она может иметь разные пути донесения знаний, но иметь постоянный характер воздействия. Как показал опыт южноафриканских исследователей, размещение роликов о соли на наиболее популярных каналах телевидения и радио в популярных программах с учетом целевой аудитории, с одной стороны, и образовательных материалов по теме на сайте SaltWatch - с другой, увеличило грамотность обследованных в отношении ПС [39]. Работа со СМИ также может включать разработку наружной рекламы, плакатов, статей для газет. При размещении информации необходимо изучать пути ее донесения до разных возрастных групп. Обязательным компонентом кампаний, планируемых для улучшения общественного здоровья, должно стать включение устойчиво растущей в мире интернет-аудитории. По данным Mediascope, в среднем за день в интернет выходит 71,1 % населения РФ, причем проникновение интернета среди более молодого населения (до 44 лет) в 2020 году превысило 90 %, а среди самых молодых россиян (12-24 лет) приблизилось к 100 % [14]. Донесение информации посредством интернета эффективно ввиду как постоянно растущей аудитории, так и вовлеченности пользователя в процесс, возможности действовать на таргетные группы и проведения глубокой аналитики [15]. Сочетание информационно-коммуникационной кампании с добровольным снижением производителями количества соли в обработанных пищевых продуктах и приправах - эффективный способ снизить ПС [16]. В качестве мер популяционной профилактики также рассмотрены налоговые меры, признанные одним из важнейших способов сокращения ПС. В ряде стран различные налоговые меры уже внедрены. С этой точки зрения большой интерес представляет систематический обзор Dodd R. и соавт., в котором по результатам 18 исследований различной методологии проанализированы позитивные и негативные стороны введения налогов на нездоровую еду. Так, введение налогов на соль может спровоцировать не только 29 Оригинальные статьи Экология человека 2021, № 3, с. 25-33 увеличение количества покупаемых овощей и фруктов, но и продуктов, содержащих сахар. Также отмечена непопулярность налоговых мер у населения. Исследования, выполненные в формате моделирования, демонстрируют большее влияние налогообложения всех пищевых продуктов на основе содержания в них соли в сравнении с налогообложением конкретных продуктов с высоким содержанием соли [16]. Для обоснования необходимости мер по снижению ПС необходимы в том числе экономические аргументы. Меры, доказавшие свою экономическую целесообразность, имеют надежную доказательную базу для внедрения. Помимо анализа мер, успешно действующих в других странах и имеющих потенциал внедрения в РФ, важным аспектом обоснования их целесообразности являются исследования с моделированием. Настоящее исследование, выполненное в формате построения онтологической модели по двум различным сценариям, позволило оценить социально-экономический эффект внедрения таких мер популяционной профилактики, как введение акцизного налога на натрий, используемый в промышленности для производства пищевых продуктов на промышленном уровне, а также сочетание продолжительной целенаправленной образовательной кампании в СМИ, направленной на снижение потребления продуктов с высоким содержанием соли с добровольным снижением содержания соли в обработанных пищевых продуктах и приправах производителями. При прогнозируемом снижении ПС снижается доля лиц с ИзбПС. При расчете по 1-му сценарию совокупный экономический эффект превысил 4, по 2-му - почти 10 млрд руб. за анализируемый период. Эти цифры послужат обоснованием целесообразности инвестиций в коррекцию данного ФР с помощью мер популяционной профилактики. Исследования, моделирующие социально-экономический эффект снижения ПС на популяционное здоровье, идут во многих странах. Collins B. и соавт. [22] показали социально-экономическую целесообразность изменения содержания соли в готовых продуктах. Затраты на такое преобразование окупаются экономией системы здравоохранения и государства в целом на примере США. Британские исследователи отметили окупаемость инвестиций в изменение количества соли в рецептуре с использованием инструмента Assessment of the Validation Status of Health-Economic decision models (AdViSHE) [19]. Австралийские исследователи выполнили моделирование введения мер по пяти позициям: налоги на подслащенные напитки, на продукты, содержащие избыточное количество соли, избыточное количество сахара, насыщенные жиры, а также субсидирование овощей и фруктов. Показано, что введение налога на продукты с избыточным содержанием соли позволят предотвратить 130 000 DALY (Disability Adjusted Life Years - количество потерянных лет здоровой жизни). А наибольший расчетный экономический эффект отмечен при поэтапном введении всех обсуждаемых мер - 470 000 предотвращенных DALY и предотвращенный ущерб около 3,4 млрд австралийских долларов [21]. Исследование, выполненное в Новой Зеландии, рассмотрело комплекс воздействий на нерациональное питание в целом - субсидирование овощей и фруктов, налогообложение соли, насыщенных жиров, сахара и нездоровой пищи в целом. Показано, что, несмотря на некоторое замещение (например, введение налога на соль увеличивает потребление сахара etc), рассмотренные меры ведут как к снижению новых случаев ряда ХНИЗ, так и к выраженным сокращениям расходов системы здравоохранения [18]. Таким образом, работа с ИзбПС, значимым для российской популяции ФР ввиду высокой распространенности [3], - очередной этап комплексного анализа и возможности снижения бремени ХНИЗ в РФ. Этому этапу предшествовала оценка ЭУ основных ХНИЗ и их ФР, изучение вклада ИзбПС в эти заболевания и оценка ЭУ ИзбПС в стране. С учетом международного опыта анализа и внедрения популяционных мер по снижению ПС в онтологическую модель включены меры, которые в РФ пока не действуют, но доказали свою экономическую эффективность. Расчеты, выполненные по оценке экономического эффекта введения акцизного налога на натрий, используемый для производства продуктов питания на промышленном уровне, а также сочетания образовательной кампании в СМИ с добровольным снижением содержания соли в обработанных пищевых продуктах и приправах производителями, являются аргументами для внедрения указанных мер на популяционном уровне для снижения бремени ХНИЗ. Ограничения исследования: настоящая работа рассматривает снижение потребления соли на популяционном уровне, анализ половых и социально-демографических различий в снижении ПС не выполнялся.

About the authors

Yu. A. Balanova

National Medical Research Center for Therapy and Preventive Medicine of the Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Email: jbalanоva@gnicpm.ru
Moscow, Russia

A. V. Kontsevaya

National Medical Research Center for Therapy and Preventive Medicine of the Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Moscow, Russia

A. O. Myrzamatova

National Medical Research Center for Therapy and Preventive Medicine of the Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Moscow, Russia

D. K. Mukaneeva

National Medical Research Center for Therapy and Preventive Medicine of the Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Moscow, Russia

M. B. Khudyakov

National Medical Research Center for Therapy and Preventive Medicine of the Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Moscow, Russia

O. M. Drapkina

National Medical Research Center for Therapy and Preventive Medicine of the Ministry of Healthcare of the Russian Federation

Moscow, Russia

References

  1. Баланова Ю. А., Концевая А. В., Мырзаматова А. О., Муканеева Д. К., Худяков М. Б. Экономический ущерб, ассоциированный с избыточным потреблением соли в Российской Федерации в 2016 году // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2019. Т. 18, № 4. С. 62-68; doi: 10.15829/1728-8800-2019-4-62-68
  2. Баланова Ю. А., Концевая А. В., Карамнова Н. С., Муканеева Д. К., Драпкина О. М. Меры популяционной профилактики сердечно-сосудистых заболеваний, направленные на снижение потребления соли: международный опыт и перспективы внедрения в Российской Федерации // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2020. Т. 16, № 6. C. 966-976; doi: 10.20996/1819-6446-2020-12-08
  3. Баланова Ю. А., Концевая А. В., Шальнова С. А., Деев А. Д., Артамонова Г. В., Гатагонова Т. М. и др. Распространенность поведенческих факторов риска сердечно-сосудистых заболеваний в российской популяции по результатам исследования ЭССЕ-РФ // Профилактическая медицина. 2014. T. 5. C. 42-52
  4. Баланова Ю. А., Капустина А. В., Шальнова С. А., Имаева А. Э., Муромцева Г. А., Евстифеева С. Е., Карамнова Н. С., Максимов С. А., Доценко А. Н., Концевая А. В., Драпкина О. М. Поведенческие факторы риска в российской популяции: результаты обследования по модифицированной методологии STEPS // Профилактическая медицина. 2020. Т. 23, № 5. C. 56-66; doi: 10.17116/ profmed20202305156
  5. Баланова Ю. А., Куценко В. А., Шальнова С. А., Имаева А. Э., Капустина А. В., Муромцева Г. А., и др. Взаимосвязь избыточного потребления соли, выявляемого по опросу, с уровнем натрия в моче и артериальным давлением (результаты исследования ЭССЕ) // Российский кардиологический журнал. 2020. T. 25, № 6. C. 3791; doi: 10.15829/1560-4071-2020-3791
  6. Дедов И. И., Концевая А. В., Шестакова М. В., Белоусов Ю. Б., Баланова Ю. А., Худяков М. Б., Карпов О. И. Экономические затраты на сахарный диабет 2 типа и его основные сердечно-сосудистые осложнения в Российской Федерации // Сахарный диабет. 2016. Т. 19, № 6. С. 518-527; doi: 10.14341/DM8153
  7. Демографический ежегодник России. 2019: статистический сборник / Росстат. M., 2019. 252 с
  8. Концевая А. В., Драпкина О. М., Баланова Ю. А., Имаева А. Э., Суворова Е. И., Худяков М. Б. Экономический ущерб от сердечно-сосудистых заболеваний в Российской Федерации в 2016 году // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2018. Т. 14, № 2. C. 156-166; doi: 10. 20996/1819-6446-2018-14-2-156-166
  9. Концевая А. В., Муканеева Д. К., Мырзаматова А. О., Баланова Ю. А., Худяков М. Б., Драпкина О. М. Экономический ущерб факторов риска, обусловленный их вкладом в заболеваемость и смертность от основных хронических неинфекционных заболеваний в Российской Федерации в 2016 году // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2020. T. 19, № 1. C. 48-55; doi: 10.15829/1728-8800-2020-1-2396
  10. Концевая А. В., Баланова Ю. А., Мырзаматова А. О., Худяков М. Б., Муканеева Д. К., Драпкина О. М. Экономический ущерб онкологических заболеваний, ассоциированных с модифицируемыми факторами риска // Анализ риска здоровью. 2020. № 1. С. 133-141; doi: 10.21668/health.risk/2020.1.15
  11. Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации: методические рекомендации. М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора, 2009. 36 с
  12. Суворова Е. И., Концевая А. В., Рыжов А. П., Мырзаматова А. О., Муканеева Д. К., Худяков М. Б., Драпкина О. М. Систематизация эффективных мер популяционной профилактики в условиях неопределенности: онтологический подход // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2020. T. 19, № 5. С. 230-235; doi: 10.15829/1728-8800-2020-2505
  13. Федеральная служба государственной статистики. Выборочное наблюдение рациона питания населения. Итоги / Федеральная служба государственной статистики. 2018. URL: https://rosstat.gov.ru/free_doc/new_site/food18/index. html (дата обращения: 13.11.2020)
  14. Аудитория интернета в России в 2020 году. URL: https://mediascope.net/news/1250827/ (дата обращения: 17.02.2021)
  15. Что такое интернет-маркетинг - полный обзор для новичков. URL: http://hiterbober.ru/business-terms/chto-takoe-internet-marketing.html (дата обращения: 28.09.2018)
  16. Asaria P., Chisholm D., Mathers C., Ezzati M., Beaglehole R. Chronic disease prevention: health effects and financial costs of strategies to reduce salt intake and control tobacco use. The Lancet. 2007, 9604 (370), pp. 2044-2053; doi: 10.1016/S0140- 6736(07)61698-5
  17. Bernabe-Ortiz A., Y. Rosas V. G. S., Ponce-Lucero V, Cardenas M. K., Carrillo-Larco R. M., Diez-Canseco F., Miranda J. J. Effect of salt substitution on community-wide blood pressure and hypertension incidence. Nature medicine. 2020, 26 (3), pp. 374-378; doi: 10.1038/s41591-020-0754-2
  18. Blakely T., Cleghorn C., Mizdrak A., Waterlander W., Nghiem N., Swinburn B., Wilson N., Mhurchu C. N. The effect of food taxes and subsidies on population health and health costs: a modelling study. Lancet Public Heal. Elsevier Ltd, 2020, 5 (7), pp. e404-e413; doi: 10.1016/S2468-2667(20)30116-X
  19. Briggs A. D. M., Wolstenholme J., Scarborough P. Estimating the cost-effectiveness of salt reformulation and increasing access to leisure centres in England, with PRIMEtime CE model validation using the AdViSHE tool. BMC Health Serv. Res. BioMed Central Ltd. 2019, 19 (1), p. 489; doi: 10.1186/s12913-019-4292-x
  20. Christoforou A., Trieu K., Land M. A., Bolam B., Webster J. State-level and community-level salt reduction initiatives: A systematic review of global programmes and their impact. Journal of Epidemiology and Community Health. BMJ Publishing Group. 2016, 70 (11), pp. 1 140-1150; doi: 10.1136/jech-2015-206997
  21. Cobiac L. J., Tam K., Veerman L., Blakely T. Taxes and subsidies for improving diet and population health in Australia: a cost-effectiveness modelling study. PLoS medicine. 2017, 14 (2), p. e1002232; doi: 10.1371/journal.pmed.1002232
  22. Collins B., Kypridemos C., Pearson-Stuttard J., Huang Y., Bandosz P., Wilde P., Kersh R., Capewell S., Mozaffarian D., Whitsel L. P., O'Flaherty M., Micha R. Sodium Reduction Targets and the Food Industry: Are There Incentives to Reformulate? Microsimulation Cost-Effectiveness Analysis. Milbank Q. Blackwell Publishing Inc. 2019, 97 (3), pp. 858-8804; doi: 10.1 11 1/1468-0009.12402
  23. Collins M., Mason H., O’Flaherty M., Guzman-Castillo M., Critchley J., Capewell S. An economic evaluation of salt reduction policies to reduce coronary heart disease in England: a policy modeling study. Value in Health. 2014, 17 (5), pp. 517-524; doi: 10.1016/j.jval.2014.03.1722
  24. Dodd R., Santos J. A., Tan M., Campbell N. R., Ni Mhurchu C., Cobb L., Jacobson M., He J. H., Trieu K., Osornprasop S., Webster J. Effectiveness and Feasibility of Taxing Salt and Foods High in Sodium: A Systematic Review of the Evidence. Advances in Nutrition. 2020, 11 (6), pp. 1616-1630; doi: 10.1093/advances/nmaa067
  25. He F. J., Jenner K. H., Macgregor G. A. WASH-world action on salt and health. Kidney Int. 2010, 78 (8), pp. 745753; doi: 10.1038/ki.2010.280
  26. Hyseni L., Elliot-Green A., Lloyd-Williams F., Kypridemos C., O’Flaherty M., McGill R., Orton L., Bromley H., Cappuccio F., Capewell S. Systematic review of dietary salt reduction policies: Evidence for an effectiveness hierarchy? PLoS One. 2017, 12 (5), p. e0177535; doi: 10.137i/journal.pone.0177535
  27. Johnson C., Santos J. A., McKenzie B., Thout S. R., Trieu K., McLean R., Petersen K. S., Campbell N., Webster J. The Science of Salt: A regularly updated systematic review of the implementation of salt reduction interventions (September 2016-February 2017). J. Clin. Hypertens. 2017, 19 (10), pp. 928-938; doi: 10.1111/jch.13099
  28. Leal J., Luengo-Fernandez R., Gray A., Petersen S., Rayner M. Economic burden of cardiovascular diseases in the enlarged European Union. Eur. Heart J. 2006, 27 (13), pp. 1610-1619; doi: 10.1093/eurheartj/ehi733
  29. Li X.-Y., Cai X.-L., Bian P.-D., Hu L.-R. High Salt Intake and Stroke: Meta-analysis of the Epidemiologic Evidence. CNS Neurosci. Ther. 2012, 18 (8), pp. 691-701; doi: 10.1111/j.1755-5949.2012.00355.x
  30. Mozaffarian D., Fahimi S., Singh G. M., Micha R., Khatibzadeh S., Engell R. E., Lim S., Danaei G., Ezzati M., Powles J. Global Burden of Diseases Nutrition and Chronic Diseases Expert Group (NUTRICODE). N Engl J Med. 2014, 371 (7), pp. 624-634; doi: 10.1056/NEJMoa1304127
  31. Newson R. S., Elmadfa I., Biro G., Cheng Y., Prakash V., Rust P., Barna M., Lion R., Meijer G. W., Neufingerl N., Szabolcs I., van Zweden R., Yang Y., Feunekes G. I. J. Barriers for progress in salt reduction in the general population. An international study. Appetite. 2013, 71, pp. 22-31; doi: 10.1016/j.appet.2013.07.003
  32. Sodium (salt) intake is associated with a risk of developing type 2 diabetes [Electronic resource]. ScienceDaily (accessed: 08.06.2020).
  33. Shen L., Sun J., Feng X., Wei Z., Ge S., Zhu Q. Association between Habitual Dietary Salt Intake and Risk of Gastric Cancer: A Systematic Review of Observational Studies. Gastroenterol. Res. Pract. 2012, 2012, pp. 1-11; doi: 10.1 155/2012/808120
  34. Smith-Spangler C. M., Juusola J. L., Enns E. A., Owens D. K., Garber A. M. Population Strategies to Decrease Sodium Intake and the Burden of Cardiovascular Disease. Ann. Intern. Med. 2010, 152 (8), pp. 481-487; doi: 10.7326/00034819-152-8-201004200-00212
  35. Strazzullo P., D’Elia L., Kandala N. B., Cappuccio F. P. Salt intake, stroke, and cardiovascular disease: meta-analysis of prospective studies. BMJ. 2009, 339, p. b4567; doi: 10.1136/bmj.b4567
  36. Taylor C., Hoek A. C., Deltetto I., Peacock A., Do Thi Phuong Ha, Sieburg M., Hoang D., Trieu K., Cobb L., Jan S., Webster J. The cost-effectiveness of government actions to reduce sodium intake through salt substitutes in Vietnam. Available from: https://assets.researchsquare.com/ files/rs-52885/v1/d8e1623d-e7cb-4b3a-892e-7a1b7522c903. pdf (accessed: 07.11.2020) doi: 10.21203/rs.3.rs-52885/v1
  37. Thow A. M., Downs S. J. S. A systematic review of the effectiveness of food taxes and subsidies to improve diets: understanding the recent evidence. Nutr Rev. 2014, 72, pp. 551-565; doi: 10.1111/nure.12123
  38. Virtanen M., Ervasti J., Mittendorfer-Rutz E., Lallukka T., Kjeldgärd, L., Friberg E., Kivimäki M., Lundström E., Alexanderson K. Work disability before and after a major cardiovascular event: a ten-year study using nationwide medical and insurance registers. Sci Rep. 2017, 7, p. 1142; doi: 10.1038/s41598-017-01216-2
  39. Wentzel-Viljoen E., Steyn K., Lombard C., De Villiers A., Charlton K., Frielinghaus S., Crickmore C., Mungal-Singh V. Evaluation of a Mass-Media Campaign to Increase the Awareness of the Need to Reduce Discretionary Salt Use in the South African Population. Nutrients. 2017, 11 (9), p. 1238; doi: 10.3390/nu9111238
  40. WHO. Global Health Risks: Mortality and burden of disease attributable to selected major risks. Bulletin of the World Health Organization. 2009, 87, pp. 646-646.
  41. WHO. “Best Buys” and other recommended interventions for the prevention and control of noncommunicable diseases. Geneva, Switzerland, World Health Organization, 2017, 18 p.

Statistics

Views

Abstract - 71

PDF (Russian) - 12

Cited-By


Article Metrics

Metrics Loading ...

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

Copyright (c) 2021 Balanova Y.A., Kontsevaya A.V., Myrzamatova A.O., Mukaneeva D.K., Khudyakov M.B., Drapkina O.M.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies