PECULIARITIES OF ADAPTATION OBSERVED IN YOUNG MALE RESIDENTS OF MAGADAN REGION: MORPHOFUNCTIONAL CHANGES (Report 1)



Cite item

Abstract

There were examined 1 656 young male residents of the Magadan region from among aborigines aged 17-21 y. o., migrants and Caucasoid natives of the Magadan region of the 1st 2nd generations in order to study their morphofunctional parameters. It has been found that among the modern population of the male aborigines and the Caucasoid natives residing under similar natural-climatic conditions, there were observed processes of convergence of some of their physiological parameters. Those processes allowed to consider the phenomenon as a certain stage of convergent adaptation. Moreover, the vector of the change indices’ focus among the migrants and different generations of the Caucasoid natives allows to state formation of a new population that is developing in the Northeast of Russia. We specify this new population as a population of rooted residents who have different functional indices as compared to those of aborigines or migrants.

Full Text

Циркумполярная медицина Экология человека 2013.08 Методы Методом случайной выборки были обследованы 1 656 юношей в возрасте от 17 до 21 года, постоянных жителей Магаданской области. Все обследованные лица были разделены на 4 группы. Первую группу (n = 56) представляли приезжие мигранты-европеоиды (адаптанты) из центральных районов страны со сроком проживания на Севере от 5 до 10 лет (в среднем (7,2 ± 1,4) года), которую мы обозначили как нулевое поколение. Вторая группа — это уроженцы Магаданской области в 1-м поколении из числа европеоидов (n = 924), третья — уроженцы во 2-м поколении (n = 580), при этом и у тех, и у других родители являлись мигрантами, прибывшими на Северо-Восток России в прошлом столетии. В четвертую группу вошло аборигенное население региона (эвены, коряки, n = 96). Исследования были проведены в период с 2004 по 2012 год. У обследуемых определяли основные соматометри-ческие показатели: длину и массу тела, окружность грудной клетки с использованием медицинского ростомера и весов. По этим данным рассчитывали индекс Пинье (ИП, усл. ед.), характеризующий крепость телосложения [27]. Вычислялись индекс пропорциональности телосложения (ПТ, %), индекс массы тела (ИМТ, кг/м2), площадь тела (S, см2) и отношение массы тела к площади тела (МТ/S, кг/ м2). На основе метода биоэлектрического сопротивления определяли общее содержание жира (в % от массы тела) в организме [28]. Для анализа функционального состояния сердечно-сосудистой системы в покое с помощью автоматического тонометра Nessei DS-1862 (Япония) производилось измерение показателей систолического (САД, мм рт. ст.), диастолического (ДАД, мм рт. ст.) артериального давления, а также частоты сердечных сокращений (ЧСС, уд./мин). Расчетным путем определяли общее периферическое сопротивление сосудов (ОПС, дин-с-см-5), ударный объем по Старру (УО, мл) и минутный объем крови (МОК, мл/мин) [27]. Для оценки ряда параметров системы внешнего дыхания и газообмена у юношей в состоянии покоя с помощью мeтаболографа MedGraphics V02000 (США) определяли уровни содержания кислорода (02, %) и углекислого газа (C02, %) в выдыхаемом воздухе, потребление кислорода (ПО2, мл/мин), минутный объем дыхания (МОД, л), частоту дыхания (ЧД, цикл/мин), дыхательный объем (ДО, мл), энергозатраты в состоянии покоя (ккал/мин) и кислородную емкость крови (КИО2, мл/л). Легочные объемы и показатели вентиляции автоматически приводились к системе BTPS, а величина потребления кислорода — к системе STPD. Параметры внешнего дыхания регистрировались в открытой системе с помощью компьютерного спироанализатора КМ-АР-01 «Диамант-С». Запись производилась в положении сидя в два этапа: первый включал в себя максимальный вдох и спокойный максимальный выдох в трубку модуля системы газо-анализа; на втором этапе после максимального вдоха производился стремительный форсированный выдох также до предела. Все основные характеристики автоматически сравнивались с должными величинами, изначально заложенными в программном обеспечении аппарата и представляющими собой данные, полученные для популяции жителей Центрально-Европейской части России [10]. Оценку состояния системы внешнего дыхания обследуемых проводили на основании замеров и последующего анализа следующих показателей: ЖЕЛ — жизненная емкость легких, (л); ПОС — пиковая объемная скорость выдоха, (л/с); МОС25 % — мгновенная объемная скорость на 25 % от форсированного выдоха, (л/с); МОС50 % — мгновенная объемная скорость на 50 % от форсированного выдоха, (л/с); МОС75 % — мгновенная объемная скорость на 75 % от форсированного выдоха, (л/с). Для показателей ПОС, МОС25 %, МОС50 %, МОС75 % автоматически рассчитывался процент от должной величины, которая условно была принята за 100 %. В программном обеспечении компьютерного спирографа заложены должные величины, зависящие от возраста и длины тела каждого испытуемого. Обследование юношей осуществлялось в помещении с температурой 18—20 °С в первой половине дня. Все юноши добровольно участвовали в исследованиях, которые проводились с соблюдением требований биомедицинской этики. Полученные результаты были подвергнуты статистической обработке с применением пакета прикладных программ «Statistica 7.0» Проверка на нормальность распределения измеренных переменных, осуществлявшаяся на основе теста Колмогорова — Смирнова, показала, что все полученные данные подчиняются закону нормального распределения. Результаты представлены в виде среднего значения (М) и ошибки средней арифметической (m). При статистической обработке материала использовался дисперсионный анализ с последующим попарным сравнением с помощью критерия Штеффе. Критический уровень значимости (p) в работе принимался равным 0,05 [4]. Результаты Основные соматометрические показатели представлены в табл. 1. Следует отметить, что при сравнении адаптантов и уроженцев-европеоидов значимые различия отмечались только по длине тела между группами 1 и 2 — (1,7 ± 0,5) см. Статистически значимых отличий между уроженцами разных поколений (2 и 3 группы), а также между группами 1 и 3 не было выявлено ни по одному из сравниваемых параметров. Проведенные нами исследования современной популяции юношей-аборигенов относительно их сверстников из числа уроженцев-европеоидов и мигрантов позволили установить, что для них сохраняются более низкие значения длины и массы тела, а также показатели окружности грудной клетки. В свою очередь это ведет к снижению показателей 4 Экология человека 2013.08 Циркумполярная медицина Таблица 1 Соматометрические показатели у испытуемых с различным уровнем адаптации к условиям Северо-Востока России (M ± m) Изучаемый показатель Обследованная группа Уровень значимости различий между группами 0 поколение (1), n = 56 1 поколение (2) n = 924 2 поколение (3) n = 580 Аборигены (4) n = 96 3-4 1-4 2-4 Масса тела, кг 69,1±1,3 68,2±0,4 67,7±0,4 58,1±0,8 * * * Общее содержание жира, % 10,2±0,6 11,1±0,2 10,7±0,2 10,8±0,5 Длина тела, см 179,5±0,8 177,8±0,2 178,5±0,3 168,5±0,7 * * * Окружность грудной клетки, см 89,8±0,6 90,3±0,2 90,4±0,3 85,9±0,7 * * * ИП, усл.ед. 23,0±1,8 21,2±0,5 22,2±0,6 27,4±1,4 * * * ПТ, % 91,2±0,6 91,0±0,2 91,4±0,2 89,2±0,5 * * * S, см2 18687,7±176,7 18448,9±50,6 18448,6±62,2 16570,1±134,1 * * * ИМТ, кг/м2 21,4±0,4 21,3±0,1 21,2±0,1 20,4±0,2 * * * МТ/S, кг/ м2 36,8±0,4 36,8±0,1 36,5±0,1 34,9±0,2 * * * Примечание. Здесь и в остальных таблицах прочерк означает отсутствие статистически значимых различий между сравниваемыми группами, а звездочка — наличие различий при уровне значимости p < 0,05. индекса массы тела, площади тела и отношения массы тела к площади тела. Важно отметить то, что не наблюдалось статистически значимых различий по значениям общего содержания жира в организме у представителей всех изучаемых групп. Это дает возможность предположить отсутствие зависимости динамики данного показателя от этнической принадлежности и продолжительности проживания на Севере испытуемых. Анализ показателей сердечно-сосудистой системы, представленный в табл. 2, выявил ряд значимых различий между изучаемыми группами. Так, наблюдалась выраженная тенденция снижения уровня систолического и диастолического артериального давления от группы мигрантов к группе аборигенов с отсутствием статистически значимых различий у пришлых жителей Магаданской области в 1-го и 2-го поколении. Различий по уровню периферического сопротивления сосудов у представителей четырех групп в наших исследованиях выявлено не было. С учетом информативности показателей энергообмена в оценке уровня адаптированности организма к экстремальным природно-климатическим условиям нами были проведены исследования параметров газообмена в изучаемых группах (табл. 3). Так, из приведенных данных видно, что значения ДО имели четкую тенденцию к уменьшению по мере увеличения срока адаптации, при этом его наивысшие показатели отмечались у мигрантов, а наименьшие — у юношей-аборигенов. Аналогичная динамика была выявлена и для показателя МОД. Значения ЧД у лиц во всех обследуемых группах незначимо варьировали в пределах 14,5—15,2 цикл/мин, составляя в среднем (14,9±0,33) цикл/мин. Следует отметить, что у 1-го и нулевого поколений юношей значения ДО и МОД превышали нормативные величины, характерные для здорового молодого человека. Также отмечалась динамика повышения коэффициента использования кислорода от представителей нулевого поколения к аборигенам. Анализ центральной характеристики газоанализа — уровня потребления кислорода, отражающего скорость обмена веществ и интенсивность окислительных реакций, не выявил статистически значимых различий у представителей четырех изучаемых нами групп. Полученные результаты показателей концентрации диоксида углерода в выдыхаемом воздухе были зафиксированы у испытуемых-аборигенов как самые низкие среди всех обследованных нами лиц. Для детализации состояния кислородного обеспечения организма были исследованы показатели функции внешнего дыхания (табл. 4). Таблица 2 Показатели сердечно-сосудистой системы у испытуемых с различным уровнем адаптации к условиям Северо-Востока России (M ± m) Изучаемый показатель Обследованная группа Уровень значимости различий между группами 0 поколение (1), n = 56 1 поколение (2) n = 924 2 поколение (3) n = 580 Аборигены (4) n = 96 1-2 2-3 3-4 1-3 1-4 2-4 САД, мм рт.ст. 130,6±0,8 128,6±0,4 128,3±0,4 125,5±1,2 * * * * * ДАД, мм рт.ст. 79,8±1,0 77,0±0,3 76,3±0,4 75,8±1,1 * * * * ЧСС, уд./мин 82,4±1,6 82,9±0,5 81,8±0,4 78,0±1,1 * * * УО, мл 67,8±1,0 69,7±0,3 70,4±0,4 69,4±1,0 * МОК, мл/мин 5564,2±123,1 5751,4±40,7 5722,0±51,4 5403,7±105,8 * * ОПС, дин-с-см-5 1498,1±42,4 1446,3±13,7 1443,4±15,8 1513,1±55,7 5 Циркумполярная медицина Экология человека 2013.08 Таблица 3 Показатели газоанализа и параметров внешнего дыхания у испытуемых с различным уровнем адаптации к условиям Северо-Востока России (M ± m) Изучаемый показатель Обследованная группа Уровень значимости различий между группами 0 поколение (1), n = 32 1 поколение (2) n = 224 2 поколение (3) n = 189 Аборигены (4) n = 32 1-2 2-3 3-4 1-3 1-4 2-4 ДО, мл 761,6±40,4 671,5±14,2 612,3±17,5 560,30±19,9 * * * * * * Уровень СО2 в выдыхаемом воздухе, % 3,77±0,07 3,67±0,04 3,54±0,06 3,05±0,07 * * * * ДК, усл. ед. 1,10±0,03 0,94±0,01 0,87±0,01 0,65±0,02 * * * * * * ПО2, мл/мин 348,4±19,1 342,3±5,9 323,6±8,3 346,5±15,6 МОД, л 10,6±0,5 9,5±0,2 8,7±0,2 8,1±0,4 * * * * * Уровень О2 в выдыхаемом воздухе, % 17,40±0,10 16,95±0,04 16,81±0,05 16,41±0,10 * * * * * * КИО2, мл/л 34,1±0,8 36,5±0,4 37,5±0,4 42,10±1,40 * * * * * * Энергозатраты в состоянии покоя, ккал/ мин 1,77±0,10 1,80±0,03 1,71±0,05 1,66±0,06 * Таблица 4 Показатели ФВД у испытуемых с различным уровнем адаптации к условиям Северо-Востока России (M ± m) Изучаемый показатель Обследованная группа Уровень значні между г ости различий руппами 0 поколение (1), n = 32 1 поколение (2) n = 175 2 поколение (3) n = 152 Аборигены (4) n = 31 1-2 2-3 3-4 1-3 1-4 2-4 ЖЕЛ (л) 5,00±0,08 5,13±0,02 5,12±0,02 4,5±0,0 * * * ПОС (л/с) 10,1±0,2 10,3±0,0 9,7±0,1 8,8±0,1 * * * * * ПОС (л/с) % 112±1,6 111±0,4 106±0,5 105±1,8 * * * * МОС25 % (л/с) 9,2±0,2 9,2±0,0 8,7±0,1 8,3±0,1 * * * * * МОС25 % (л/с) % 113±1,9 110±0,5 105±0,6 112±1,9 * * * МОС50 % (л/с) 6,6±0,1 6,8±0,0 6,4±0,1 6,8±0,1 * * МОС50 % (л/с) % 116±2,3 117±0,7 111±0,9 130±2,4 * * * * * МОС75 % (л/с) 3,7±0,1 4,0±0,0 3,9±0,0 4,2±0,1 * * * * МОС75 % (л/с) % 134±3,2 141±1,0 138±1,3 164±4,9 * * * * Значимые различия практически между всеми группами отмечались для пиковой объемной скорости, проходимости крупных (МОС25 %) и средних (МОС50 %) бронхов. Относительно значений ПОС следует отметить, что максимальные различия были выявлены между адаптантами и аборигенами. Выраженная межгрупповая динамика была установлена в отношении дыхательных показателей, характеризующих объемно-скоростные характеристики в крупных бронхах. Так, наблюдалось постепенное снижение значений мгновенной скорости выдоха от группы юношей нулевого поколения к юношам 2-го поколения. Наибольшее же количество статистически значимых различий было зафиксировано в отношении объемных скоростей в бронхах среднего диаметра. Проходимость средних бронхов значительно возрастала у аборигенов относительно мигрантов и уроженцев 1-го, а также 2-го поколений. Как видно из приведенных значений, для юношей из числа аборигенов наивысшие показатели проходимости наблюдались также и в отношении мелких бронхов (МОС75 %), где уровень бронхопроходимости достигал 164 % относительно нормативов. В целом видно, что наименьшее количество различий было зафиксировано между юношами-мигрантами и представителями 1-го поколения. Так, МОС75 % у адаптантов не только оказался значимо ниже, чем у юношей из второй группы, но также был отмечен как самый низкий среди испытуемых всех групп. Обсуждение результатов Полученные соматометрические показатели (см. табл. 1) свидетельствуют о том, что изменений по абсолютному большинству из них между мигрантами и лицами 1-2-го поколений не наблюдалось. Учитывая, что изменения данных параметров в значительной степени являются генетически детерминированными, очевидно, что за достаточно короткий промежуток времени (в эволюционном аспекте) проживания в условиях Севера они не могли сформироваться. В то же время полученные нами данные позволяют констатировать постоянство соматотипа, не выходящего за пределы потенциальных экологических и генотипических особенностей организма населения Магаданской области. При этом анализ выявил значимые различия между изучаемыми показателями соматотипа уроженцев Севера из числа европеоидов относительно представителей аборигенного населения. Показатель индекса пропорциональности свидетельствует о том, что у юношей-аборигенов величина 6 Экология человека 2013.08 Циркумполярная медицина относительной длины ног была значимо ниже, чем у пришлых юношей. Представляется очевидным, что уменьшение площади «выступающих» участков тела у лиц «арктического адаптивного типа» направлено на снижение теплоотдачи с поверхности тела в условиях холода. Большой вклад в изучение морфофункциональных характеристик аборигенных жителей Севера внесла Т. И. Алексеева [2]. Основываясь в своих исследованиях на обобщении результатов особенностей строения тела и специфического обмена веществ, она отнесла аборигенов Северо-Востока России к представителям «арктического адаптивного типа». Данный тип представляет собой норму биологической реакции на комплекс условий окружающей среды, обеспечивающей состояние равновесия популяций с этой средой и находящей внешнее выражение в морфофункциональных особенностях популяций. Рассматривая показатели работы сердечнососудистой системы, важно отметить особо высокие величины САД и ДАД у обследуемых нами юношей из числа адаптантов, которые, по данным Всероссийского научного общества кардиологов (2004) [21], находились на верхней границе нормы в отношении этих физиологических характеристик и значительно превышали показатели, характерные для жителей средней полосы страны и Европейского Севера [5, 7, 12]. Анализ гипертензионной направленности артериального давления для современных юношей-европеоидов Магаданской области был проведен нами ранее [14]. Реакция сердечно-сосудистой системы в начальный период адаптации к условиям Северо-Востока России у вновь прибывших жителей региона обусловлена повышением уровня САД и ДАД, что, как нам кажется, является компенсаторным механизмом при действии низких температур окружающей среды. Следует сказать, что именно у юношей-аборигенов были отмечены наиболее низкие показатели артериального давления. Известно, что более высокая ЧСС потенциально не выгодна для оптимального состояния кровообращения, в частности, в связи с укорочением периода диастолической фазы и повышенной нагрузки в отношении МОК, что метаболически для организма обходится существенно «дороже» и требует значительного прироста потребления кислорода [16]. В соответствии с этим можно констатировать сниженную эффективность в работе сердечно-сосудистой системы у представителей нулевого поколения жителей Магаданской области. Минутный объем крови является исключительно важной переменной величиной сердечно-сосудистой системы, которая постоянно регулируется таким образом, чтобы данная система могла удовлетворить газотранспортные потребности организма в конкретный момент времени, причем повышение энергетических трат и увеличение потребления кислорода вызывает пропорциональное нарастание МОК. С этой позиции становятся понятными более низкие значения данного показателя у юношей-аборигенов, что согласуется с принципом экономизации энергетических функций организма в условиях экстремальных климатических характеристик. Таким образом, проведенный анализ показал, что для жителей Северо-Востока России с непродолжительным периодом проживанием на Севере в начальной фазе адаптации характерно состояние напряжения сердечно-сосудистой системы, проявляющееся повышением САД и ДАД, а также снижением УО крови. В то же время у исследованных нами представителей аборигенного этноса Северо-Востока России установлены более оптимальные показатели в работе системы, что проявляется статистически значимо более низкими значениями артериального давления (как систолического, так и диастолического) и ЧСС. Помимо этого у испытуемых данной группы отмечаются минимальные показатели МОК, что свидетельствует о более экономном функционировании сердечно-сосудистой системы в условиях Северо-Востока России и характеризует стратегическую направленность адаптационных перестроек, связанную с энергетической минимизацией функциональных систем организма при действии холодового фактора, что достаточно хорошо показано при исследовании на животных [19]. В этой связи понятна направленность изменений показателей системы кровообращения, напряженность функционирования которой у мигрантов была значимо выше, чем у представителей 1-го и последующих поколений. Среди показателей внешнего дыхания (см. табл. 3) следует отметить факт превышения нормативных показателей по МОД и ДО у адаптантов и уроженцев в 1-м поколении, тогда как у молодых людей во 2-м поколении и у аборигенов эти характеристики находились в пределах физиологической нормы. Данное обстоятельство свидетельствует об оптимизации функции дыхания у представителей 2-го поколения и аборигенного этноса, так как известно, что легочная вентиляция влияет на уровень теплоотдачи с дыханием, что в значительной мере проявляется функцией «экономизации», реализующейся, в частности, через снижение респираторных теплопотерь под влиянием экстремальных условий Северо-Востока России [26]. Увеличение КИО2 в ряду от адаптантов к аборигенам свидетельствует о повышении диффузии кислорода через альвеолярно-капиллярную мембрану [17] и улучшении кислородотранспортной функции организма в целом. Важно отметить, что наивысшие показатели данной физиологической характеристики наблюдались у представителей аборигенного населения. Аналогичные результаты были получены А. Я. Соколовым и Л. И. Гречкиной [23], которые отмечали, что у аборигенов при меньшей величине МОД был выше коэффициент использования кислорода и кислородный пульс, что, по мнению авторов, свидетельствовало о высокой эффективности функционирования кардиореспираторной системы у юношей-аборигенов. 7 Циркумполярная медицина Экология человека 2013.08 Важно отметить повышение потребления кислорода у обследованных юношей в пределах 25 % относительно нормативных величин [20]. Несмотря на то, что концентрация СО2 в выдыхаемом воздухе была минимальной у юношей-аборигенов, выявленные значения данного параметра значительно превышали показатели, полученные в работах других авторов, которые проводили исследования на жителях Европейского Севера [7]. Вопрос об этиологии повышенных величин концентрации СО2 в выдыхаемом воздухе остается открытым. Так, по мнению С. Г. Кривощекова с соавторами [11], увеличение образования углекислого газа может объясняться высоким функциональным резервом глико-литических процессов. У наших испытуемых первой и второй групп это подтверждается повышенными значениями дыхательного коэффициента, величины которого свидетельствуют о преобладании углеводного обмена веществ и соответственно об отсутствии у них «полярного метаболического типа», характерного для аборигенов [3, 18]. Между тем, по данным О. И. Ровной и В. Н. Ильина [22], высокое выделение углекислоты может быть следствием редкого и глубокого дыхания, как у наших испытуемых первой и второй групп, что, в свою очередь, способствует связыванию кислорода кровью и высвобождению СО2. В целом в процессе проживания в условиях Северо-Востока России происходит компенсаторная мобилизация ряда механизмов, направленных на увеличение доставки кислорода в ткани. Так, в ряду юношей от нулевого ко 2-му поколению отмечается снижение легочной вентиляции, направленной на уменьшение респираторных теплопотерь с дыханием и снижение энергозатрат, а также повышение эффективности газообмена (по значениям КИО2). При этом изучаемые показатели газообмена и функции внешнего дыхания у юношей-аборигенов характеризуются оптимальными величинами. Таким образом, в ходе проведенных исследований было выявлено, что среди современной популяции юношей аборигенов и укорененных европеоидов, проживающих в однотипных природно-климатических условиях, наблюдаются процессы сближения ряда физиологических параметров организма, что позволяет рассматривать данное явление как определенную стадию в процессе конвергентной адаптации. Отсутствие динамики сближения ряда соматометрических и морфологических характеристик (см. табл. 1) у аборигенов и укорененных популяций позволяет говорить о достаточно жесткой феногенотипической детерминации этих показателей действующими экстремальными условиями окружающей среды, которые у северных этносов выступают в качестве закрепленных маркеров эффективной адаптированности или экологического портрета [1]. При этом вектор функциональных физиологических перестроек у мигрантов и различных поколений уроженцев-северян из числа европеоидов позволяет констатировать то, что в современных условиях на Северо-Востоке России происходит формирование новой популяции, обозначенной нами как укоренные лица.
×

About the authors

I V Sukhanova

Scientific-Research Center “Arktika" FEB RAS

Magadan, Russia

A L Maximov

Scientific-Research Center “Arktika" FEB RAS

Magadan, Russia

S I Vdovenko

Scientific-Research Center “Arktika" FEB RAS

Email: Vdovenko.sergei@yandex.ru
Magadan, Russia

References

  1. Агаджанян Н. А., Ермакова Н. В. Экологический портрет человека на Севере. М. : Круг, 1997. 212 с.
  2. Алексеева Т. И. Географическая среда и биология человека. М. : Мысль, 1977. 302 с.
  3. Бойко Е. Р. Физиолого-биохимические основы жизнедеятельности человека на Севере. Екатеринбург : УрО РАН, 2005. 190 с.
  4. Боровиков В. П. Statistica. Искусство анализа данных на компьютере: для профессионалов. Спб. : Питер, 2003. 688 с.
  5. Гапон Л. И., Шуркевич Н. П., Ветошкин А. С. и др. Хронобиологическая характеристика ритмов артериального давления у больных артериальной гипертонией: десинхроноз как фактор формирования болезни в условиях вахты на Крайнем Севере // Кардиология. 2011. № 3 (16). С. 54-60.
  6. Гребнева Н. Н. Функциональные резервы и формирование детского организма в условиях Западной Сибири : дис.. д-ра биол. наук. Томск, 2001. 337 с.
  7. Евдокимов В. Г. Функциональное состояние сердечнососудистой и дыхательной систем человека на Севере : автореф. дис.. д-ра биол. наук. Сыктывкар, 2004. 34 с.
  8. Казначеев В. П. Современные аспекты адаптации. Новосибирск : Наука, 1980. 192 с.
  9. Казначеев В. П., Казначеев С. В. Адаптация и конституция человека. Новосибирск : Наука, 1986. 118 с.
  10. Клемент Р. Ф., Лаврушин А. А., Тер-Погосян П. А., Котегов Ю. М. Инструкция по применению формул и таблиц должных величин основных спирографических показателей. Л. : МЗ СССР, ВНИИ пульмонологии, 1986. 79 c.
  11. Кривощеков С. Г., Диверг Г. Э., Диверг Д. М. Реакция тренированных к задержке дыхания лиц на прерывистую нормобарическую гипоксию // Физиология человека. 2007. Т. 33, № 3. С. 75-80.
  12. Лямина С. В., Лямина Н. П., Сенчихин В. Н., Додина К. А. Вариабельность артериального давления и сосудистый кровоток в молодом возрасте при артериальной гипертонии // Фундаментальные исследования. 2009. № 10. С. 16-20.
  13. Максимов А. Л. Современные методологические аспекты адаптации аборигенных и коренных популяций на Северо-Востоке России // Экология человека. 2009. № 6. С. 17-21.
  14. Максимов А. Л., Суханова И. В., Вдовенко С. И. Функциональные особенности организма юношей и девушек, жителей различных климатогеографических зон Магаданской области // Российский физиологический журнал им. И. М. Сеченова. 2012. Т. 98, № 1. С. 48-56.
  15. Медведев В. И., Марьянович А. Т., Аверьянов В. С. и др. Компоненты адаптационного процесса. Л. : Наука, 1984. 1 12 с.
  16. Мощич П. С., Сидельников В. М., Кривченя Д. Ю. и др. Кардиология детского возраста. Киев : Здоров’я, 1986. 400 с.
  17. Неверова Н. П. Состояние вегетативных функций у здоровых людей в условиях Крайнего Севера : автореф. дис.. д-ра мед. наук. Новосибирск, 1972. 39 с.
  18. Панин Л. E. Полярный метаболический тип // Вопросы экологии человека в условиях Крайнего Севера / под ред. Л. Е. Панина. Новосибирск. 1979. С. 23-32.
  19. Пастухов Ю. Ф., Максимов А. Л., Хаскин В. В. Адаптация к холоду и условиям Субарктики: проблемы термофизиологии. Магадан : СВНЦ ДВО РАН 2003. Т. 1. 373 с.
  20. Попова О. Н. Характеристика адаптивных реакций внешнего дыхания у молодых лиц трудоспособного возраста, жителей Европейского Севера : автореф. дис.. д-ра. мед. наук. М., 2009. 39 с.
  21. Профилактика, диагностика и лечение артериальной гипертензии. Российские рекомендации (второй пересмотр) // Приложение к журналу Кардиоваскулярная терапия и профилактика. М., 2004. 20 с.
  22. Ровная О. И., Ильин В. Н. Особенности адаптивных реакций системы дыхания высококвалифицированных спортсменок синхронного плавания во время интервальной гипоксической тренировки // Проблеми фізичного вихования і спорту. 2010. № 9. С. 71—75.
  23. Соколов А. Я., Гречкина Л. И. Энергообмен и параметры кардиореспираторной системы у коренных и пришлых жителей Северо-Востока России // Экология человека. 2003. № 3. С. 10—12.
  24. Судаков К. В. Индивидуальная устойчивость к эмоциональному стрессу. М., 1998. 267 с.
  25. Хаснулин В. И. Этнические особенности психофизиологии коренных жителей Севера как основа выживания в экстремальных природных условиях // Проблемы сохранения здоровья в условиях Севера и Сибири : труды по медицинской антропологии / отв. ред. В. И. Харитонова. М. : Типография Новости, 2009. С. 36—55.
  26. Шишкин Г. С., Петрунев С. А. Особенности вентиляции легких при дыхании низкотемпературным воздухом // Физиология человека. 1995. Т. 21, № 2. С. 61.
  27. Юрьев В. В., Симаходский А. С., Воронович Н. Н., Хомич М. М. Рост и развитие ребенка. СПб : Питер, 2003. 272 с.
  28. De Lorenzo A., Andreoli A., Matthie J., Withers P. Predicting body cell mass with bioimpedance by using theoretical methods: a technological review // The American Physiological Society. 1997. Р. 1542-1557.
  29. Halberg F., Cornelissen G., Bakken E. Caregiving merged with chronobiologic outcome assessement, research and education in health maintenance organization (HMOs) // Progress in Clinical and Biological Research. 1990. Vol. 341B. P. 491-549.
  30. Selye H. The story of the Adaptation Syndrome. Montreal, 1960. P. 156-167.

Copyright (c) 2013 Ekologiya cheloveka (Human Ecology)



СМИ зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации СМИ: серия ПИ № ФС 77 - 78166 от 20.03.2020.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies