Сoncentration of sex hormones and dopamine in different groups of women in the Arctic depending on the phase of the menstrual cycle

Cover Page


Cite item

Abstract

INTRODUCTION: The transition of the indigenous population of the North from a nomadic to a sedentary lifestyle leads to a change in a number of regulatory mechanisms, which can affect the reproductive health of the female population.

AIM: To study the state of the hypothalamus-pituitary-gonad system and the level of dopamine in women in the Arctic zone of the Russian Federation, taking into account the phase of the menstrual cycle and the fact that the women belong to different groups of the population during the period of rapid transition of aborigines from nomadic to settled life.

MATERIAL AND METHODS: This article is an observational, cross-sectional, uncontrolled study that examines the differences in sex hormone concentrations and dopamine levels between groups of nomadic and sedentary aborigines and the local Caucasian population in the follicular and luteal phases of the menstrual cycle. A total of 157 women aged 23 to 51 years were examined. The concentrations of the main sex hormones, the sex hormone-binding globulin (SHBG), antisperm antibodies, and dopamine were determined by enzyme immunoassay. Statistical processing was performed using Statistica 10.0. Nonparametric methods of analysis were used because the majority of the obtained samples did not have a normal distribution (as assessed by the Shapiro–Wilk test). The threshold value of the significance level (p) was equal to 0.05. The significance of differences between groups was assessed using the Mann–Whitney U-test.

RESULTS: The differences between the groups were very similar in different phases. The follicle-stimulating hormone in the local Caucasian population was 1.5 to 2 times higher, and prolactin and antisperm antibodies were 1.5 to 2 times lower than in the aboriginal population groups, when 43% to 50% of individuals with dopamine values below normal were detected. Total and free testosterone were also lower in sedentary natives compared with other groups, and SHBG was higher (42–64% of cases above normal).

CONCLUSION: The features of the state of the hypothalamus-pituitary-gonad system, depending on the lifestyle, can contribute to the implementation of diagnostic and preventive measures while maintaining reproductive health in different groups of the Arctic population.

Full Text

ВВЕДЕНИЕ

С увеличением времени проживания на Севере постоянное воздействие на механизмы гомеостаза ряда неблагоприятных климатогеографических факторов [1] приводит к быстрому истощению адаптационных резервов всех систем организма как у приезжего, так и у коренного населения [2]. Проявления таких факторов принято называть «северным стрессом», в который включают специфические северные заболевания [3, 4], раннее старение [5, 6] и повышенную смертность [1]. У женской половины населения отмечаются различные нарушения менструальной функции [7], высокий удельный вес репродуктивных патологий [8–10].

Проводившееся ранее изучение особенностей содержания половых гормонов у жительниц Заполярья велось без чёткого разграничения по образу жизни аборигенов [4, 5, 8 11]. Так, показатели, характеризующие женское здоровье, неодинаковы у кочующих и оседлых аборигенов и отличаются от показателей представительниц европеоидного происхождения [9, 12]. В период проведения этих исследований количество оседлых аборигенов было незначительно, однако, теперь их число, а также период времени после отказа от кочевого образа жизни неуклонно растёт [9]. Изменяется время нахождения человека в неблагоприятных условиях, меняется быт и питание [12, 13].

Основную роль в процессах реадаптации играет изменение нейроиммуноэндокринной регуляции. Перестройка основных физиологических процессов происходит под контролем со стороны нервной системы, и в частности, дофаминергической [14]. Отмечено влияние различных концентраций дофамина на тиреоидную и половую системы у населения, проживающего в Арктической и Приарктической зонах, и связь высокой концентрации дофамина с пониженным уровнем прогестерона и высоким адаптационным потенциалом [15].

Дофамин напрямую влияет на процессы фосфорилирования ароматазы, фермента, превращающего тестостерон в эстрадиол [16]. Кроме того, дофамин в различных концентрациях может оказывать как стимулирующее, так и ингибирующее влияние на секрецию гонадолиберина, что отражается на всей системе гипоталамус–гипофиз–гонады [17-19]. Дофаминергические нейроны, изменяя секрецию пролактостатина и пролактолиберина, тиролиберина в гипоталамусе, тормозят выработку гипофизом пролактина и тиреотропного гормона [20].

Цель. Изучение состояния системы гипоталамус–гипофиз–гонады и уровня дофамина у женщин Арктической зоны Российской Федерации с учётом фазы менструального цикла и принадлежности их к различным группам населения в период быстрого перехода аборигенов от кочевья к оседлости [13, 21].

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ

Было проведено обсервационное поперечное неконтролируемое исследование. По результатам весенних (февраль–апрель) экспедиций 2009–2016 годов были обследованы женщины репродуктивного возраста, находившиеся в момент обследования в различных фазах овуляторно-менструального цикла. Все женщины, не имеющие заболеваний эндокринной и половой систем и проживавшие как на Европейском, так и на Азиатском Севере, отнесены нами к трём основным группам населения: кочующие аборигены, местное европеоидное население и оседлые аборигены. Численность групп в фолликулиновой фазе составила 14, 32 и 33 человека, соответственно; в лютеиновой фазе — 9, 40 и 29, соответственно. Всего обследовано 157 женщин в возрасте от 23 до 51 года. Все этапы обследования соответствовали принятым стандартам этического комитета (г. Хельсинки, 1983). Дизайн и протокол обследования были одобрены Комиссией по биомедицинской этике Института физиологии природных адаптаций Федерального исследовательского центра комплексного изучения Арктики имени академика Н.П. Лаверова Уральского отделения РАН (протокол №2 от 04.11.2016).

Кровь для получения сыворотки и плазмы забиралась с утра натощак из локтевой вены. Концентрации гормонов определяли методом иммуноферментного анализа на приборе ELISYS Uno (Human GmbH, Германия) наборами фирм «Хема-Медика» (Россия) и «DRG», LDN (Германия). Статистическая обработка проведена средствами Microsoft Office 2010 и Statistica 10.0. Анализ нормальности распределения проведён с использованием критерия Шапиро-Уилка. По его результатам, а также с учётом малых объёмов выборок был применён непараметрический U-критерий Манна-Уитни для двух несвязанных выборок. Различия считались статистически значимыми при величине вероятности ошибочного принятия нулевой гипотезы о равенстве медиан p ≤0,05. Значения p в интервале от 0,05 до 0,1 включительно расценивались как тенденция.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Установлены различия между группами населения, наблюдаемые в фолликулиновой фазе цикла (табл. 1). У женщин европеоидов уровень фолликулостимулирующего гормона (ФСГ) почти вдвое выше, чем у представительниц аборигенных групп населения, а концентрация пролактина у местных европеоидов, наоборот, была в 1,5 раза ниже, чем у аборигенов. Общий тестостерон в фолликулиновой фазе у оседлых аборигенов был почти в два раза ниже, чем у кочующих аборигенов и женщин европеоидного происхождения. Уровни свободного тестостерона в группах существенно не отличались. Интересно отметить, что значения прогестерона в фолликулиновой фазе превышали нормативные показатели у 32% европеоидов, 12% кочующих и 29% оседлых аборигенов. В рамках тенденции можно отметить вдвое более высокие значения эстрадиола и вдвое более низкие значения глобулина, связывающего половые гормоны (ГСПГ), у европеоидов по отношению к оседлым аборигенам. Уровень дегидроэпиандростерон-сульфата (ДГЭА-С) в фолликулиновой фазе у кочующих аборигенов был значимо выше, чем у европеоидного населения, а у 16% местных европеоидов его значения были ниже нормы. Концентрации антиспермальных антител были значительно ниже у местного европеоидного населения в сравнении с аборигенным. Уровень дофамина был по медианным значениям вдвое выше у аборигенного населения по сравнению с местным, в то же время у местного населения выявляли значительное число (43%) лиц с недетектируемыми уровнями дофамина.

 

Таблица 1. Уровни половых гормонов и дофамина у женщин в зависимости от группы населения в фолликулиновой фазе менструального цикла

Table 1. Levels of sex hormones and dopamine in women depending on the population group in the follicular phase of the menstrual cycle

Показатель

Indicator

Фолликулиновая фаза/ Follicular phase

Уровень статистической значимости различий

The level of statistical significance of differences

Кочующие аборигены (1)

Nomadic aborigin

Местное европеоидное население (2)

Local European population

Оседлые аборигены (3)

Settled аborigin

Возраст

38,5 (27,2; 46,4)

39 (27,1; 46,8)

36 (27,2; 47)

 

Лютеинизирующий гормон (ЛГ), МЕ/л

7,0 (4,5; 11,2)

(0%; 7,7%)

(5,4; 7,8)

7,2 (4,2; 13,6)

(0%; 16%)

(5; 9,2)

6,0 (4,1; 9,2)

(0%; 0%)

(4,5; 8,4)

 

Фолликулостимулирующий гормон (ФСГ), МЕ/л

5,6 (4,2; 9,3)

(7,7%; 15%)

(4,3; 7,3)

10,9 (5,9; 19,0)

(0%; 56%)

(6,2; 12,2)

6,0 (3,4; 9,5)

(0%; 12%)

(5,3; 7,9)

p1–2=0,002

p2–3=0,009

Пролактин, нг/мл

15,3 (6,9; 45,9)

(0%; 23%)

(8,5; 20,9)

9,6 (7,4; 24,2)

(0%; 16%)

(8,6; 12,2)

16,4 (8,7; 34,1)

(0%; 12%)

(10,2; 20,2)

p2–3=0,032

Прогестерон,

нмоль/л

2,5 (0,7; 6,9)

(0%; 12%)

(0,7; 4,1)

2,2 (1,1; 8,8)

(0%; 32%)

(1,3; 3,4)

3,7 (2,3; 5,2)

(0%; 29%)

(2,7; 4,5)

p2–3=0,087 (t)

Тестостерон,

нмоль/л

1,9 (1,1; 2,6)

(0%; 12%)

(1,1; 2,2)

1,8 (1,2; 3,6)

(0%; 22%)

(1,6; 2,0)

1,1 (0,6; 2,2)

(0%; 0%)

(0,7; 1,4)

p1–3=0,045

p2–3= 0,004

Тестостерон свободный,

пг/мл

1,4 (1,0; 2,5)

(0%; 0%)

(0,9; 2,0)

0,9 (0,3; 2,2)

(0%; 0%)

(0,6; 1,0)

1,0 (0,5; 1,9)

(0%; 0%)

(0,7; 1,4)

p1–2=0,07 (t)

Эстрадиол, нмоль/л

0,3 (0,2; 0,8)

(25%; 12%)

(0,2; 0,4)

0,5 (0,2; 1,0)

(4%; 16%)

(0,4; 0,6)

0,3 (0,2; 0,8)

(27%; 27%)

(0,2; 0,4)

p2–3=0,078 (t)

Глобулин, связывающий половые гормоны (ГСПГ), нмоль/л

66,1 (54,0; 139,8)

(0%; 20%)

(55,3; 95,5)

58,4 (47,3; 121,7)

(0%; 19%)

(53,9; 102,6)

110,5 (51,1; 220,1)

(0%; 42%)

(59,5; 155,3)

p2–3=0,078 (t)

Дегидроэпиандростерон-сульфат (ДГЭА-С), мкмоль/л

6,7 (4,8; 8,5)

(0%; 0%)

(4,3; 7,4)

5 (1,5; 6,7)

(16%; 0%)

(2,3; 5,4)

5,9 (2,9; 7,1)

(0%; 0%)

(3,4; 6,6)

p1–2=0,014

Антиспермальные антитела (АСАТ),

Ед/мл

33,6 (24,5; 59,1)

(0%; 14%)

(23,8; 50,9)

21,2 (12,0; 37,4)

(0%; 0%)

(12,7; 33,8)

42,0 (35,4; 56,6)

(0%; 8,3%)

(37,8; 50,8)

p1–2=0,081 (t)

p2–3=0,001

Дофамин, нмоль/л

0,4 (0,2; 0,9)

(0%; 23%)

(0,2; 0,5)

0,2 (0; 0,6)

(43%; 14%)

(0; 0,4)

0,4 (0,1; 0,8)

(12%; 18%)

(0,2; 0,6)

 

Примечание: данные записаны в виде [Me (10%; 90%) (% <N; % >N) (CI%)], где: Me — медиана (выделено полужирным), (10%; 90%) — перцентили 10 и 90, соответственно; (% <N; % >N) — выраженное в процентах число значений ниже и выше нормы; (CI%) — нижняя и верхняя граница доверительного интервала для медианы. Выделенные серым цветом значения статистической значимости различий, например, p2–3=0,087 (t), указывают на значение p от 0,05 до 0,1, что мы расцениваем как тенденцию.

Note: The data is written as [Me (10%; 90%) (% <N; % >N) (CI%)], where: Me is the median (bold), (10%; 90%) — percentiles 10 and 90, respectively; (% <N; % >N) — the percentage number of values below and above the norm; (CI%) — the lower and upper bounds of the confidence interval for the median. The values of statistical significance of differences highlighted in gray, for example, p2–3=0.087 (t), indicate a value of p from 0.05 to 0.1, which we regard as a trend.

 

В лютеиновой фазе (табл. 2) отмечаем различия, схожие и однонаправленные с фолликулиновой фазой. По уровням ФСГ и общего тестостерона оседлые аборигены показывали самые низкие значения в сравнении с кочующими аборигенами и европеоидами. Отмечены превышающие норму значения общего тестостерона у 37% кочующих аборигенов и 39% местных европеоидов. Прогестерон был ниже нормы у 62% кочующих аборигенов, у 37% местных европеоидов и 13% оседлых аборигенов. Уровни пролактина, ГСПГ и антиспермальных антител (АСАТ) у представительниц местного европеоидного населения в лютеиновой фазе, подобно тенденции в фолликулиновой фазе, были ниже, чем у женщин из групп аборигенов. Притом мы также отмечаем превышения нормативных значений по пролактину у 33% кочующих. Та же тенденция отмечается и относительно содержания дофамина с наличием 50% лиц среди местного европеоидного населения с низкими его уровнями.

 

Таблица 2. Уровни половых гормонов и дофамина у женщин в зависимости от группы населения в лютеиновой фазе менструального цикла

Table 2. Levels of sex hormones and dopamine in women, depending on the population group in the luteal phase of the menstrual cycle

Показатель

Indicator

Лютеиновая фаза / Luteal phase

Уровень статистической значимости различий

The level of statistical significance of differences

Кочующие аборигены (4)

Nomadic aborigin

Местное европеоидное население (5)

Local European population

Оседлые аборигены (6)

Settled аborigin

Возраст

35 (22,8; 46,2)

38 (31,8; 42)

35 (26,2; 45,2)

 

Лютеинизирующий гормон (ЛГ), МЕ/л

6,8 (3,8; 15,2)

(0%; 22%)

(3,9; 10,6)

5,7 (2,1; 10,1)

(7,1%; 7,1%)

(2,7; 8,5)

4,7 (3,9; 6,6)

(0%; 0%)

(4,2; 5,5)

 

Фолликулостимулирующий гормон (ФСГ), МЕ/л

7,1 (2,8; 11,8)

(0%; 11%)

(3,0; 8,4)

7,4 (4,0; 13,7)

(0%; 8,3%)

(4,7; 9,4)

4,2 (2,9; 5,9)

(0%; 0%)

(3,5; 5,1)

p5–6=0,007

Пролактин, нг/мл

22,5 (9,7; 53,3)

(0%; 33%)

(9,8; 36,6)

14,5 (5,2; 25,9)

(0%; 6,7%)

(7,8; 16,5)

19,5 (8,9; 33,4)

(5,6%; 5,6%)

(12,6; 26,3)

p4–5=0,025

p5–6=0,043

Прогестерон, нмоль/л

8,2 (0,8; 35,4)

(62%; 0%)

(0,8; 19,9)

8,2 (3,2; 26,6)

(37%; 0%)

(6,1; 16,6)

15,6 (7,3; 64,0)

(13%; 0%)

(8,5; 20,6)

 

Тестостерон, нмоль/л

2,8 (1,4; 3,7)

(0%; 37%)

(1,4; 3,3)

1,9 (1,1; 3,0)

(5,6%; 39%)

(1,7; 2,2)

1,1 (0,7; 1,7)

(0%; 0%)

(0,9; 1,2)

p4–6=0,002

p5–6=0,001

Тестостерон свободный, пг/мл

1,1 (0,5; 1,8)

(0%; 0%)

(0,3; 2,0)

2,3 (0,7; 3,0)

(7,1%; 0%)

(0,8; 2,7)

1,4 (0,3; 1,7)

(0%; 0%)

(0,4; 1,6)

p5–6=0,015

Эстрадиол, нмоль/л

0,3 (0,2; 0,7)

(37%; 0%)

(0,2; 0,4)

0,4 (0,2; 0,6)

(35%; 5%)

(0,2; 0,5)

0,4 (0,2; 0,6)

(18%; 5,9%)

(0,3; 0,5)

 

Глобулин, связывающий половые гормоны (ГСПГ), нмоль/л

55,2 (50,4; 100,3)

(0%; 12%)

(49,7; 66,2)

51,7 (37,45; 101,4)

(0%; 0%)

(40,9; 61,6)

161,3 (51,6; 238,9)

(0%; 64%)

(60,6; 194,3)

p4–6=0,029

p5–6=0,003

Дегидроэпиандростерон-сульфат (ДГЭА-С), мкмоль/л

5,6 (4,5; 6,4)

(0%; 0%)

(3,9; 6,8)

6,1 (3,3; 6,6)

(6,7%; 0%)

(4,6; 6,2)

5,9 (3,4; 7,2)

(0%; 0%)

(4,9; 6,5)

 

Антиспермальные антитела (АСАТ), Ед/мл

44,9 (25,7; 45,2)

(0%; 0%)

(20,9; 45,3)

27,9 (15,7; 40,5)

(0%; 0%)

(15,6; 37,3)

47,1 (35,7; 54,3)

(0%; 0%)

(38,6; 50,9)

p5–6=0,004

Дофамин, нмоль/л

0,4 (0,1; 0,7)

(17%; 17%)

(0; 0,6)

0,2 (0; 0,6)

(50%; 12%)

(0; 0,5)

0,3 (0; 0,6)

(19%; 6,2%)

(0; 0,5)

 

Примечание: данные записаны в виде [Me (10%; 90%) (% <N; % >N) (CI%)], где: Me — медиана (выделено полужирным), (10%; 90%) — перцентили 10 и 90 соответственно, (% <N; % >N) — выраженное в % число значений ниже и выше нормы, (CI%) — нижняя и верхняя граница доверительного интервала для медианы.

Note: The data is written as [Me (10%; 90%) (% <N; % >N) (CI%)], where: Me — median (bold), (10%; 90%) — percentiles 10 and 90, respectively, (% <N; % >N) — the number of values expressed in % below and above the norm, (CI%) — the lower and upper bounds of the confidence interval for the median.

 

ОБСУЖДЕНИЕ

В связи с различной степенью внешнего климатогеографического воздействия на проживающих в разных условиях жительниц Севера степень напряжения их адаптационных механизмов также различна. Это проявляется изменениями в системах регуляции и состоянии репродуктивной системы в целом. Исходя из того, что вопрос о сохранении репродуктивного здоровья проживающих в высоких широтах женщин продолжает оставаться одной из актуальных проблем, одним из ключевых достоинств нашей работы является представление широкого спектра гормонов системы гипоталамус–гипофиз–гонады и исследование групп женщин, различных по происхождению и образу жизни. Основным недостатком является малое количество обследуемых в группах кочующих аборигенов.

Елифанов А.В. [12] указывал на повышение уровня лютеинизирующего гормона (ЛГ) в лютеиновой фазе у женщин на Севере с нарушениями менструального цикла по типу неполноценной лютеиновой фазы и повышение ЛГ на протяжении всего цикла у женщин с ановуляторными нарушениями. Мы также отмечаем наличие повышенных уровней ЛГ от 7,7 до 22% у женщин, принадлежащих к группам кочующих аборигенов и местных европеоидов, вне зависимости от фазы цикла. Однако в группах оседлых аборигенов мы почти не видим превышения нормы по ЛГ вне зависимости от фазы цикла. Фолликулостимулирующий гормон в фолликулиновой и лютеиновой фазах был несколько повышен у женщин европеоидов и в обоих случаях был вдвое выше, чем у представительниц оседлого аборигенного населения, в то время как по уровню эстрадиола значимых отличий не наблюдали. Вероятнее всего, уровни гипофизарных гормонов являются более яркими маркёрами нарушения репродуктивной функции женщин. Обнаруженные высокие значения ЛГ и ФСГ, выходящие за пределы нормы у кочующих аборигенов и у европеоидных женщин, вне зависимости от фазы говорит либо о начале снижения чувствительности тканей, либо о повышенной потребности в половых гормонах.

Вне зависимости от фазы цикла у женщин местного европеоидного населения пролактин, ГСПГ и АСАТ были ниже, чем у женщин из групп аборигенов. Это было показано и при обследовании женщин постменопаузального периода [22], и мужского населения [23] Арктики. Если увеличение уровня пролактина может идти за счёт тиреолиберина, вазоактивного интестинального пептида, эстрогенов и факторов роста, то снижение его происходит под влиянием дофамина. В то же время низкие уровни дофамина оказывают стимулирующий эффект на синтез пролактина [24]. По нашим данным, получается, что снижение частоты выявления низких значений дофамин у аборигенного населения соотносится с более высокими значениями пролактина.

Глобулин, связывающий половые гормоны, нужен для связывания стероидных половых гормонов, и чем больше гормонов нужно переносить, тем его нужно больше, и тем больше гормонов хранится в депонированном виде. У представительниц всех групп населения выявлено большое количество случаев с уровнем ГСПГ выше нормы, причём, если у кочующих аборигенов и европеоидов это 12–20% от объёма выборок, то для оседлых аборигенов эта цифра доходила до 42% в фолликулиновой и до 64% в лютеиновой фазах. В то же время уровень свободного тестостерона у оседлых аборигенов в лютеиновой фазе был ниже, что вполне объяснимо с точки зрения физиологии.

Концентрации общего тестостерона в фолликулиновой и лютеиновой фазах носили однонаправленный характер: максимальные значения выявлены у кочующих, средние — у европеоидов, минимальные — у оседлых аборигенов с большим количеством случаев значений выше нормы в каждой группе. На андрогенизацию женского населения г. Архангельска, относящегося к территориям Арктической зоны Российской Федерации, указывала З.Д. Губкина [5]. Тестостерон, являясь анаболическим гормоном, может участвовать в реакциях адаптации организма, и его снижение у оседлых аборигенов можно связать с уменьшением потребности в выраженных адаптивных реакциях на холод. По уровню эстрадиола, наоборот, прослеживалась большая доля лиц с низкими его значениями. Так, в лютеиновой фазе значения эстрадиола ниже нормы встречались более чем в 30% случаев, что является неблагоприятным критерием снижения репродуктивной функции женского населения.

Прогестерон оказался самым вариабельным из всех перечисленных выше гормонов, в фолликулиновой фазе его концентрации были выше нормы у 32% европеоидов, у 12% кочующих и 29% оседлых аборигенов, а в лютеиновой фазе, наоборот, частота встречаемости значений ниже нормы составила 37% у европеоидов, 62% у кочующих и 13% у оседлых аборигенов. Подобные данные мы встречаем в статье Елифанова А.В. [12], но речь там идёт об установленных патологических состояниях, у наших же обследованных лиц цикл не нарушен. Возможно, прогестерон, как и в случае с беременностью, необходим для восстановления организма в ответ на внешние неблагоприятные воздействия среды. В то же время его отклонения от нормы могут неблагоприятно отражаться на состоянии всей репродуктивной системы женщины.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Уровни ЛГ и ФСГ, превышающие границы нормы, чаще встречаются у женщин, принадлежащих к группам кочующих аборигенов и местных европеоидов, вне зависимости от фазы цикла, что может свидетельствовать о повышении риска развития репродуктивных нарушений. Характерной особенностью женского аборигенного населения является наличие более высокого содержания пролактина и антиспермальных антител в крови при снижении доли выявления низких концентраций дофамина. У оседлого аборигенного населения выявлено снижение общего тестостерона, участвующего в адаптационных реакциях организма, и большое число случаев с высоким содержанием ГСГП, способного депонировать половые гормоны, с чем может быть связано и меньшее содержание свободного тестостерона в крови. Положительной стороной исследования является представление широкого спектра показателей системы гипоталамус–гипофиз–гонады и исследование групп женщин, различных по происхождению и образу жизни. Основным недостатком работы можно считать малое количество обследуемых в группах кочующих аборигенов. В то же время полученные данные позволяют получить представление о некоторых особенностях состояния репродуктивной системы женщин разных групп Арктики и предложить использовать их в качестве платформы для проведения диагностических и превентивных мероприятий.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ/ADDITIONAL INFO

Вклад авторов. Все авторы подтверждают соответствие своего авторства международным критериям ICMJE (все авторы внесли существенный вклад в разработку концепции, проведение исследования и подготовку статьи, прочли и одобрили финальную версию перед публикацией). Наибольший вклад распределён следующим образом: Потуткин Д.С. — подготовка первого варианта статьи, анализ данных; Типисова Е.В. — организация и дизайн исследования, сбор и анализ данных, редакция и подготовка итоговой версии статьи; Елфимова А.Э. — сбор и анализ данных.

Финансирование. Работа поддержана государственным заданием Минобрнауки России (номер гос. регистрации 122011800392-3).

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Благодарность. Коллектив благодарит сотрудников ГКУ ЯНАО «Научный центр изучения Арктики» (г. Салехард) д.м.н. Лобанова А.А., к.м.н. Попова А.И., к.м.н. Андронова С.В., Кочкина Р.А. за сбор биологического материала на территории Ямало-Ненецкого автономного округа Российской Федерации.

Author contribution. All authors confirm that their authorship meets the international ICMJE criteria (all authors have made a significant contribution to the development of the concept, research and preparation of the article, read and approved the final version before publication). The greatest contribution is distributed as follows: Potutkin D.S. — preparation of the first version of the article, data analysis; Tipisova E.V. — organization and design of research, data collection and analysis, editorial and preparation of the final version of the article; Elfimova A.E. — data collection and analysis.

Funding source. The work was supported by the state task of the Ministry of Education and Science of the Russian Federation.

Competing interests. The authors declares that there are no obvious and potential conflicts of interest associated with the publication of this article.

Acknowledgment. The authors express their gratitude to the staff of the State Institution of the Yamal-Nenets Autonomous Area "Scientific Center for Arctic Studies" (Salekhard), Dr. Med. Sci. Lobanova A.A., MD, PhD Popova A.I., MD, PhD Andronova S.V., Kochkina R.A. for collecting biological material on the territory of the Yamalo-Nenets Autonomous Area of the Russian Federation.

×

About the authors

Elena V. Tipisova

N.Р. Laverov Federal Center for Integrated Arctic Research of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

Email: tipisova@rambler.ru
ORCID iD: 0000-0003-2097-3806
SPIN-code: 9490-2026
Scopus Author ID: 8704657200
ResearcherId: J-5064-2018

PhD, Dr. Sci. (Biology)
Russian Federation, Arkhangelsk

Dmitry S. Potutkin

N.Р. Laverov Federal Center for Integrated Arctic Research of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

Email: d.potutkin@narfu.ru
ORCID iD: 0000-0002-9738-7517
SPIN-code: 7975-4149
Scopus Author ID: 57206694290
Russian Federation, Arkhangelsk

Alexandra E. Elfimova

N.Р. Laverov Federal Center for Integrated Arctic Research of the Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

Author for correspondence.
Email: a.elfimova86@mail.ru
ORCID iD: 0000-0003-2519-1600
SPIN-code: 2725-3295
Scopus Author ID: 57140827000

PhD (Biology)
Russian Federation, Arkhangelsk

References

  1. Khasnulin VI, Khasnulin PV. Modern concepts of the mechanisms forming northern stress in humans in high latitudes. Human ecology. 2012;(1):3–11. (In Russ).
  2. Gromova GG, Burmasova AV. Adaptatsiya organizma cheloveka k usloviyam Krainego Severa. In: Materialy II Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii «Sever Rossii: strategii i perspektivy razvitiya». Surgut; 2016:89–98. (In Russ).
  3. Dorshakova NV, Karapetyan TA. Features of northern inhabitants pathology. Human ecology. 2004;(6):48–52. (In Russ).
  4. Tkachev AV, Boiko ER, Gubkina ZD, et al. Endokrinnaya sistema i obmen veshchestv u cheloveka na Severe. Syktyvkar: Komi nauchnyi tsentr UrO Rossiiskoi akademii nauk; 1992. 156 p. (In Russ).
  5. Gubkina ZD. O tendentsiyakh izmeneniya norm fizicheskogo i polovogo razvitiya u zhenskogo naseleniya zapolyarnykh raionov Arkhangel'skoi oblasti. In: Solonin YG, editor. Fiziologicheskie zakonomernosti gormonal'nykh, metabolicheskikh, immunologicheskikh izmenenii v organizme cheloveka na Evropeiskom Severe. Syktyvkar: Trudy Komi nauchnogo tsentra UrO RAN; 1997:44–70. (In Russ).
  6. Yur'ev YY, Tipisova EV. Age aspects of endocrine status in men permanent and newly arrived residents of city of Arkhangelsk. Human ecology. 2009;(7):15–19. (In Russ).
  7. Lepunova ON, Frolova OV, Kovyazina OL, et al. Sezonnaya dinamika urovnya polovykh gormonov zhenshchin reproduktivnogo vozrasta, prozhivayushchikh v g. Surgute. Uspekhi sovremennogo estestvoznaniya. 2004;(2):50–51. (In Russ).
  8. Gubkina ZD. Fizicheskoe, polovoe razvitie i funktsii endokrinnoi sistemy u zhitel'nits zapolyarnykh raionov Arkhangel'skoi oblasti [dissertation]. Arkhangel'sk; 2007. 48 p. (In Russ).
  9. Krasovitskii RA, Tetelyutin AO, Gasnikov KV, et al. Medico-social aspects of preserving of somatic and reproductive health of women of finno-ugric group. Medical Almanac. 2011;(3):31–34. (In Russ).
  10. Skosyreva GA. Vliyanie prirodnykh faktorov Aziatskogo Severa na reproduktivnoe zdorov'e zhenshchin [dissertation]. Novosibirsk; 2002. 38 p. (In Russ).
  11. Tipisova EV, Kipriyanova KE, Elfimova AE, Gorenko IN. Izmenenie urovnya gormonov v syvorotke krovi u zhitelei Arkhangel'ska v pozhilom i starcheskom vozraste s uchetom pola. Uspekhi gerontologii. 2015;28(4):713–717. (In Russ).
  12. Elifanov AV, Lepunova ON. The level of gonadal and gonadotropic hormones in some forms of female endocrine infertility. Tyumen State University Herald. Natural Resource Use and Ecology. 2014;(6):114–122. (In Russ).
  13. Darenskaya MA. Peculiarities of metabolic reactions in indigenous and migrant populations of the north and Siberia. Byulleten' VSNTs SO RAMN. 2014;(2):97–103. (In Russ).
  14. Molodovskaya IN. Dopaminergic system and its relationship with the hypothalamic-pituitary-gonadal and hypothalamic-pituitary-thyroid systems (review). Siberian Scientific Medical Journal. 2020;40(6):34-43. (In Russ). doi: 10.15372/SSMJ20200604
  15. Gorenko IN, Kipriyanova KE, Tipisova EV. Adaptive Potential and Its Correlation with Sex Hormones and Dopamine in Men from Nes Village (Nenets Autonomous Area). "Journal of Medical and Biological Research". 2018;6(3):105-114. (In Russ).
  16. doi: 10.17238/issn2542-1298.2018.6.2.105
  17. Absil P, Baillien M, Ball GF, et al. The control of preoptic aromatase activity by afferent inputs in Japanese quail. Brain Res Brain Res Rev. 2001;37(1-3):38-58. doi: 10.1016/s0165-0173(01)00122-9
  18. Colthorpe KL, Nalliah J, Anderson ST, Curlewis JD. Adrenoceptor subtype involvement in suppression of prolactin secretion by noradrenaline. J Neuroendocrinol. 2000;12(4):297-302. doi: 10.1046/j.1365-2826.2000.00450.x
  19. Marcano de Cotte D, De Menezes CE, Bennett GW, Edwardson JA. Dopamine stimulates the degradation of gonadotropin releasing hormone by rat synaptosomes. Nature. 1980;283(5746):487-489. doi: 10.1038/283487a0
  20. McHenry J, Carrier N, Hull E, Kabbaj M. Sex differences in anxiety and depression: role of testosterone. Front Neuroendocrinol. 2014;35(1):42-57. doi: 10.1016/j.yfrne.2013.09.001
  21. Tsirkin VI, Bagaev VI, Bein BN. Rol' dofamina v deyatel'nosti mozga (obzor literatury). Medical Newsletter of Vyatka. 2010;(1):7–18. (In Russ).
  22. Zakharova TG, Kashina MA, Zakharov GN. Depending of the far north indigenous women reproductive health on their lifestyle. Zemskii vrach. 2012;(3):47–50. (In Russ).
  23. Potutkin DS, Tipisova EV, Kipriyanova KE, et al. Levels of sex hormones, sex hormone binding globulin, antisperm antibodies and dopamine in postmanopausal women of nomadic and settled aboriginal and local caucasoid populations of the arctic territories. Russian Clinical Laboratory Diagnostics. 2018;63(12):761–767. (In Russ). doi: 10.18821/0869-2084-2018-63-12-761-767
  24. Tipisova EV, Gorenko IN, Popkova VA, et al. The Correlation of Dopamine, Sex Hormones, Antisperm Antibodies, Sex Hormone Binding Globuline, cAMP in Aboriginal and Local Male Population of the Arctic Zone of the RF. Journal of Ural Medical Academic Science. 2018;15(2):218-228. (In Russ). doi: 10.22138/2500-0918-2018-15-2-218-228
  25. Burris TP, Freeman ME. Low concentrations of dopamine increase cytosolic calcium in lactotrophs. Endocrinology. 1993;133(1):63-68. doi: 10.1210/endo.133.1.8391429

Supplementary files

There are no supplementary files to display.


Copyright (c) 2022 Tipisova E.V., Potutkin D.S., Elfimova A.E.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies